€ 76.29
$ 70.95
Пробивают защиту общества: почему мы боимся цифровых технологий

Пробивают защиту общества: почему мы боимся цифровых технологий

Профессор психологии Фил Рид рассказывает о том, что общего у античного страха перед письменностью и современного технологического беспокойства

Будущее Образ жизни
Фото: Heidi Kontkanen/Flickr

Цифровой век принес не только новые средства коммуникации, но и беспокойство по поводу того, куда движется общество, и как воздействуют технологии на человека. Подобные опасения находятся в центре современных дискуссий о влиянии цифрового мира. Связь между использованием технологий и проблемами психического и физического здоровья изучалась во многих исследованиях, но каковы глубинные причины, вызывающие тревогу по поводу цифровых технологий? Почему мы боимся их, и есть ли у нас на то серьезные основания?

Обеспокоенность по поводу воздействия цифровых технологий отнюдь не нова и возникла, конечно, не в нынешнюю эпоху. Длинная история связи технологий и вызываемой ими тревоги подсказывает наличие трудноразрешимой проблемы, но в то же время позволяет использовать накопленный опыт ее осмысления для того, чтобы прояснить природу и источник цифрового беспокойства. На самом деле его ключевой движущей силой уже давно считается несоответствие между структурами общества и воздействием на них технологий, и многие психосоциальные теории помогают объяснить природу и последствия этого несоответствия.

Одна из немногих идей, по поводу которой согласны психологи, бихевиористы, социологи, психологи-эволюционисты и даже политики, заключается в том, что эволюция технологий опережает эволюцию общества. То есть технология развивается быстрее, чем общество, которому она навязана и которое вынуждено играть в «догонялки», чтобы справиться с ее воздействием. Скорость и отсутствие посредников при использовании делают технологию привлекательной для людей, и в результате они оказываются в новом мире, к которому общество их плохо подготовило. Расхождения между требованиями реального и цифрового миров, а также конфликт желания пользоваться технологией и страха перед неочевидными последствиями такого использования могут быть основной причиной развития цифровой тревожности.

Это предположение о происхождении страха перед цифровыми технологиями перекликается со многими более ранними дискуссиями, которые активно возникали в те периоды, когда технологии и общество шагали не в ногу. Показательна история, подчеркивающая эту давнюю тревогу. Платон, обеспокоенный пагубным влиянием письма на познание и эпическую гомеровскую традицию повествования, высказал свои опасения в диалоге «Федр»: «Если люди научатся этому [письму и чтению], оно поселит в их душах забвение… Они перестанут упражнять память, потому что будут полагаться на написанное… внешними знаками… И это не истинная мудрость …но только видимость мудрости, ибо, рассказывая им о многом, но не научая их, вы сделаете так, что будут они казаться знающими много, в то время как по большей части будут не знающими ничего».

Спустя 2000 лет сходные опасения по поводу цифровых технологий высказаны в качественном обзоре Марша и Раджарама (2019): «…полагаясь на Интернет, можно создать ощущение владения внешней информацией и уменьшить глубину ее обработки, необходимую для ее закрепления, что, вероятно, усугубляется быстротой, с которой отклики возвращаются в ответ на поисковые запросы».

Еще в начале цифровой эпохи социолог Жак Эллюль в своей книге 1964 года «Технологическое общество» рассматривал причины регулярно возникающего беспокойства по поводу технологий, включая цифровые. Определяющим их аспектом он назвал «технику» – сумму придуманных методов, разработанных для обеспечения эффективных решений актуального набора социальных проблем. При этом Эллюль утверждал, что «техника» вместо решения проблемы начинает доминировать над обществом, ее создавшим, и это продолжается до тех пор, пока она «…не уничтожит или не подчинит себе природный мир».

Возникает вопрос: почему технология развивается быстрее, чем создавший ее мир, погружая немало людей в состояние тревоги из-за этого несоответствия? Многие комментаторы едины во мнении: это связано с тем, что технология («техника») разработана специально для эффективного и быстрого решения проблем. Цифровые технологии ускоряют общение, хотя улучшается ли при этом его качество – вопрос спорный. Как выразилась Шерри Теркл («Бегство от разговора»): «Мы живем в технологической вселенной, где постоянно общаемся. И все же мы пожертвовали разговором ради простой связи». Скорость и отсутствие посредников при использовании делают технологию популярной и, следовательно, востребованной.

Бихевиорист Беррес Фредерик Скиннер отмечал, что такое отсутствие посредников является мощнейшим подкреплением, по мнению же других исследователей, это дает чувство контроля и власти. Ощущения скорости, доступности и власти способствуют тому, что люди осваивают технологии и позволяют им развиваться быстрее общества (законотворчество – чрезвычайно медленный и утомительный процесс!). Однако технология дает обманчивое ощущение власти – не над «вещью, которой нужно овладеть», а всего лишь над мнимыми средствами власти. Стоит помнить, что подобная «ложная власть» способна быть мощным инструментом в арсенале маркетинга (остерегайтесь обещанных решений проблем, когда всё, что предлагается, является лишь отвлекающей игрушкой), то есть технология утрачивает свою основную цель решать проблемы общества и становится самоцелью.

Когда технологический мир перестает отражать мир реальный, несоответствие становится заметным, что увеличивает тревожность. Ситуация усугубляется, если структуры реального мира, созданные для борьбы с последствиями воздействия технологической вселенной, отстают. Для объяснения этих эффектов можно использовать психологию Карла Роджерса, отмечавшего, что несоответствие между двумя наборами убеждений, например, о реальном и цифровом мирах, способно стать источником эмоционального и психологического дистресса.

Роджерс предположил, что дистресс возникает из-за несовпадения представлений о реальном и идеальном «я», но расширенной версией этой концепции можно двояко объяснить истоки цифровой тревоги – как «общественное» и «индивидуальное» чувство несоответствия. Общество обычно вырабатывает средства, позволяющие людям разрешать конфликты между конкурирующими наборами ценностей и норм. Но когда эти конфликты связаны с силами, неподвластными обществу, например, вызваны быстро развивающимися цифровыми технологиями, люди оказываются брошенными на произвол судьбы, имея меньшее количество правил, которыми можно было бы руководствоваться при выборе.

«Техника», вытесняя и нивелируя те самые социальные правила, которые способны людям помочь, оставляет их перед выбором между нормами реального и цифрового мира, но без помощи и какого-либо руководства в создании новых – в итоге мы видим приводящее к тревоге несоответствие. Этот конфликт усугубляется на индивидуальном уровне, когда желание использовать цифровые технологии наталкивается на знание об их возможной проблематичности. В терминах Роджерса это означает, что «реальное» конфликтует с «идеальным», и опять же ведет к беспокойству.

Таким образом, существует двойное несоответствие: столкновение реальной и цифровой культур и столкновение желания и страха использовать цифровые технологии. В результате истоки цифровой тревожности следует искать не только в прямом воздействии этой технологии на психологию людей, но и в том, как новая, быстро развивающаяся технология пробивает существующую защиту общества.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы