€ 67.06
$ 63.60
Стиль и никакого содержания: цифровая мода приходит на смену реальной?

Стиль и никакого содержания: цифровая мода приходит на смену реальной?

Журналистка Vox Керри Нгуен разбирается, почему растет спрос на виртуальную одежду

Будущее
Фото: Markus Spiske/Unsplash

В 2008 году я купила свой первый цифровой наряд. Я не придавала этому решению никакого значения. Это была просто часть бесплатной ролевой онлайн-игры Maplestory, которой мы с друзьями были одержимы. Цель ее заключалась в том, чтобы отправиться в героическое приключение, и нужно было должным образом экипировать виртуальные аватары. В экипировку входили мечи, щиты, плащи и всевозможные фантастические наряды.

Самая привлекательная виртуальная одежда и аксессуары продавались за реальные, а не внутриигровые деньги. Отдельные предметы можно было купить по цене от $1 до $10. Они не помогали защищаться от врагов и не давали дополнительной силы, а существовали лишь ради эстетической цели, прикрывая громоздкие боевые регалии.

Одежда давалась всего на 90 дней. Кажется, это было предпосылкой к эфемерной среде моды, в которой я выросла. Но тогда было важно лишь то, что примерно три месяца я могла охотиться на монстров в виртуальных кошачьих ушах, розовых солнцезащитных очках и пышном черном платье. Эти виртуальные переодевания были игривыми и раскрепощающими: в том мире я могла одеваться так, как хотела.

В последнее время цифровая мода обсуждается в одном ряду с метавселенной, вездесущим модным словом, за которым, как говорят, будущее интернета. Там у каждого из нас будут маленькие заместители, которые бродят по цифровому ландшафту. Эти виртуальные аватары будут работать на виртуальных работах, выполнять виртуальные социальные обязательства и носить виртуальную одежду. Как сложится этот мир, похожий на фильм «Первому игроку приготовиться», пока не очень понятно.

Пока же Кремниевая долина пытается убедить всех серьезно задуматься и вложить реальные деньги в вещи, которые кажутся ненастоящими так или иначе. По сравнению с такой же спекулятивной темой, как невзаимозаменяемые токены (NFT), цифровая мода выглядит относительно простой для понимания. Например, большинство людей понимают, как создать аватар для видеоигры типа The Sims. Вашему виртуальному «я» нужно одеться, ведь нагота программой не допускается.

Однако цифровая мода не ограничивается одеждой для аватаров. Это растущая субкультура моды, которая включает в себя цифровой дизайн и моделирование реальной одежды, загрузку дизайнов реальной и цифровой одежды в блокчейн (чтобы эти файлы можно было продавать как NFT) и даже цифровую одежду, примеряемую на реальных людей.

Есть мнение, что цифровая мода однажды затмит потребность людей в реальной, осязаемой одежде. Повторяемость нарядов станет устаревшей проблемой, поскольку цифровая одежда существует исключительно для самовыражения ее создателя, выходящего за рамки ограничений физической реальности. (Одежда метавселенной может быть фантастически непрактичной: пылающие накидки, вздымающиеся платья из дутого стекла и теплые вещи, похожие на облака.)

Однако кажется, что эта точка зрения поддерживается в первую очередь отдельными людьми и стартапами, которые хотят заработать кучу денег на растущем авторитете цифровой моды. Мода всегда занималась продажей фантазий. Однако не отвлекает ли этот конкретный пример от очень реальных проблем индустрии моды в целом? Сторонники цифровой моды утверждают, что она может быть прибыльной, практичной, творческой и устойчивой. Со многими из этих утверждений можно поспорить. В конце концов, мы пока еще носим одежду на своих телах.

Цифровая мода — это стиль и, в буквальном смысле, никакого содержания

Основатель блога о цифровой моде This Outfit Does Not Exist Даниэлла Лофтус классифицирует цифровую моду по спектру с различными физическими и цифровыми свойствами. Согласно определению Лофтус, «любая носимая вещь, созданная в цифровой сфере», подпадает под этот ярлык. Сюда относятся чисто физические предметы, разработанные с помощью программного обеспечения, или цифровые коллекционные экземпляры с физическими аналогами; виртуальная одежда, которую «надевают» или редактируют на изображениях и видео реальных людей; и полностью цифровая одежда с аватарами от разработчиков видеоигр (Activision Blizzard, Epic Games, Sony) или социальных сетей (Snap, Meta).

«Я думаю, ритейлеры начнут инвестировать в лучшее программное обеспечение и технологии, — говорит Лофтус. — Первый шаг будет «фиджитальным». Фиджитальный (физический, диджитал) — жаргонное слово, которое используется для описания реального опыта работы с цифровыми компонентами, от показов мод до розничных покупок.

Не случайно модная индустрия сделала ставку на виртуальную территорию посредством видеоигр — формы развлечения, которая, по словам Анны Винер из New Yorker, «приучает игроков быть нетерпеливыми и непрерывно потребляющими». Массовые многопользовательские онлайн-игры, такие как Fortnite и Roblox, — это один из прибыльных способов охватить миллионы молодых потребителей со всего мира. Рынок внутриигровых товаров стоимостью $40 млрд соблазнительно прибылен, а производственные и трудовые затраты на выпуск цифровых товаров достаточно невелики. До пандемии Louis Vuitton выпустил капсульную коллекцию League of Legends со скинами (одежда, которую носят игровые персонажи), а Moschino — коллекцию, вдохновленную The Sims, которую можно было купить и носить в игре.

Резко выросший интерес к NFT только ускорил это увлечение играми и виртуальными мирами. Все больше брендов стремятся к сотрудничеству с киберспортивными командами, разработчиками игр и игровых консолей или запускают эксклюзивные коллекции и элементы для определенных игр. Это интересный поворот событий для отрасли, обеспокоенной потерей доходов из-за снижения продаж во время пандемии. Это возможность для хорошо финансируемых брендов — которые обладают средствами, чтобы выдержать неопределенность Covid-19, пока небольшие магазины закрыты — увеличить продажи и клиентов вообще без каких-либо физических продуктов.

Люксовая мода может похвастаться отчетливо творческим цифровым подходом. В последние годы новое поколение дизайнеров и арт-директоров свободно экспериментирует с новыми технологиями, применяя их с фантазией и практичностью, но иногда и с сомнением. Вспомните «виртуальную армию» супермоделей Balmain, которую составляют три цифровые женщины разных рас, созданные на шокирующе узких стандартах красоты. Или неудачная попытка Calvin Klein имитировать квир-союзничество, когда Белла Хадид, реальная гетеросексуальная женщина, целует виртуальную модель Лил Микелу, которая предположительно бисексуальна.

Из-за пандемии регулярные показы мод были приостановлены, но цифровые эксперименты стали более практичными, хотя и не менее эксцентричными визуально. В мае 2020 года дизайнер Hanifa Анифа Мвуемба привлекла внимание прессы к моделированию своего весеннего дефиле, устроив трансляцию в Instagram Live. В июне прошлого года Демна Гвасалия из Balenciaga также устроил «глубокую фальсификацию модного показа» и представил CGI-версию Элизы Дуглас для виртуального подиума.

Сторонники виртуальной моды подчеркивают, что технологии — не просто яркий маркетинговый ход. Они утверждают, что софт для 3D-дизайна, используемый такими брендами, как Burberry, Calvin Klein и Tommy Hilfiger, оптимизирует производство физической одежды за счет сокращения избыточных отходов в процессе проектирования и подгонки. Цифровые прототипы минимизируют количество образцов, производимых для мерчендайзеров и рекламных целей. Новые стили можно воспроизводить в цифровом виде или «адаптировать» к телам моделей (виртуальных и физических), знаменитостей и влиятельных лиц. Со точки зрения покупателей усовершенствования в области дополненной реальности помогают визуализировать и «примерять» продукты еще до производства.

С тех пор, как NFT стали мейнстримом, все больше розничных продавцов сотрудничают или, как в случае с Nike, приобретают стартапы, которые специализируются на разработке виртуальной моды и цифровых коллекционных моделей. Adidas в рамках проекта «Into the Metaverse» сотрудничает с разными коллекционерами и художниками NFT, включая яхт-клуб Bored Ape, чтобы предложить «членам сообщества» (читай: владельцам NFT) эксклюзивные товары и доступ к «виртуальным впечатлениям».

Эти проекты обычно продаются растущей (хотя и нишевой) базе криптовалютных энтузиастов. Тем не менее, они часто превозносятся модной прессой и венчурными инвесторами как инновационные начинания — за создание новых понятий «сообщества» между брендом и покупателями, или, как любят утверждать криптознатоки, за демократизацию традиционно закрытых пространств, таких как искусство и мода.

Эти проекты, поддерживаемые корпорациями, в значительной степени затмили независимую сцену цифровой моды, у которой, к ее чести, сравнительно низкий барьер для входа. Любой художник может создать виртуальную модную коллекцию с минимальными финансовыми затратами. В отличие от исторически сложившейся эксклюзивности мира моды, это пространство привлекло независимых графических дизайнеров, не имеющих формального образования в области дизайна одежды. Эти создатели относятся к своей виртуальной «одежде» как к предметам искусства, но, в отличие от традиционных модельеров, они не ограничены контурами физической реальности. Их бесполые, безразмерные работы часто вообще никакого отношения не имеют к человеческой анатомии. Взять, к примеру, блестящее пальто, похожее на морского ежа, разработанное Тони Матицевски и стартапом цифровой моды The Fabricant, которое можно было виртуально примерить на Австралийской неделе моды.

Быстро пробежавшись по торговой площадке модных цифровых товаров DressX, можно получить представление об авангардных экспериментах. Эти концептуальные, бросающие вызов физике образы, поражают, но носить их в традиционном смысле невозможно. Заказав одежду, которая может стоить от $30 до $9500, клиент отправляет изображение или видео себя, чтобы «надеть» купленные вещи. Конечный результат варьируется в зависимости от уровня цифрового мастерства (что часто коррелирует с ценой). По мнению сторонников, дело не в реализме. Важны эмоции, которые вызывает эта одежда. «Мода — это эмоциональный опыт, — говорит Микаэла Ларосс из The Fabricant. — И для него не нужна телесность».

Что меня озадачило в заявлении Ларосс, так это то, как владелец будет постоянно испытывать эти чувства. Эмоции инстинктивны. Они искренне появляются на короткое время, пока мы подключены к видеоигре или цифровому миру. Но спонтанную телесную радость, которую я получаю, облачаясь в мягкий шелк, вряд ли можно воспроизвести с помощью цифрового двойника, особенно посредством отредактированной фотографии.

Как говорит Йе, есть что-то волшебное и странно захватывающее «в том, как одежда сидит, как мы ее ощущаем, и в эмоциях, которые она вызывает». С цифровой одеждой и коллекционными товарами нет ощущения уверенности в реальном времени, нет волнения. Эти проекты, в конце концов, — лишь цифровые файлы для общественного потребления. Владелец позирует для фото или видео, не представляя, как будет струиться одежда. «Вам приходится догадываться, как этот наряд будет смотреться на вас позже, — говорит один фотограф. — Нелегко сделать фотографию без одежды так, будто вы в ней».

Большинство виртуальных нарядов на таких торговых площадках, как DressX и Replicant, не более уникальны, чем существующая мода от дизайнеров-новаторов вроде Тьерри Мюглер, Ирис ван Херпен или Иссей Мияке. Единственное преимущество заключается в том, что некоторые доступные вещи можно «надеть» один раз или опубликовать в Instagram за небольшую часть цены. Эти цифровые наряды могут понравиться создателям модного контента, которые служат виртуальными манекенами для спонсоров.

Но если мотив заключается в том, чтобы обеспечить идеальную посадку или насладиться экологически чистой одеждой, почему бы не взять физические предметы роскоши напрокат в таких сервисах, как Rent the Runway, примерно по той же цене? Даже обычной аудитории совершенно ясно, что эти цифровые наряды отфотошоплены, иногда плохо. Так что же означает их ношение — дань моде или также молчаливое одобрение будущего без одежды?

Цифровая мода «устойчива», но виртуальная одежда — это не функциональная замена

Причудливая непрактичность цифровой моды не помешала модным журналам и новостным агентствам без всякого критического мышления транслировать ее самое ложное утверждение: она может стать устойчивой альтернативой быстрой моде. Например, если бы больше брендов выпускало цифровые коллекции, покупатели могли бы тратить больше денег на виртуальную одежду, а не на физическую. Теоретически это может сократить количество покупаемой одежды, которое увеличилось с 1980 года в пять раз.

Идеалистично и в конечном счете недальновидно думать, что индустрия моды выйдет из давнего экологического кризиса. Цифровая мода не вытеснит рынок физической одежды в ближайшее время, если это вообще возможно. Виртуальную одежду нельзя повесить в шкаф в качестве функциональной замены.

Участники модной индустрии редко брали на себя ответственность за исправление ее структурных ошибок. Как заметил критик Washington Post Робин Гивхан, больше проблем в отрасли «вызвано краткосрочными решениями, а не долгосрочными стратегиями, подходом «количество важнее качества» и, конечно же, эгоизмом и инерцией».

Модные компании уже вложили средства в технологии искусственного интеллекта и машинного обучения, чтобы обеспечить более быстрое и точное движение цепочек поставок. Быстрое развитие моды обеспечивается цифровыми инструментами, которые прогнозируют тенденции, предсказывают поведение потребителей и автоматизируют процесс оформления заказа. Ничто в истории моды не говорит о том, что появление цифровой моды что-то может изменить. Конечно, на создание виртуальной одежды нужно меньше ресурсов, что сделает процесс гораздо более «устойчивым». Тем не менее, эта одежда, если ее отчеканить в NFT, не лишена собственного углеродного следа.

Лофтус прогнозирует, что по мере развития отраслевых стандартов все больше физических проектов будет разрабатываться с помощью программного обеспечения и иметь «цифровой бэкенд». Так что дизайнеры и розничные продавцы смогут легко загружать свои работы в интернет или в блокчейн и продавать их как NFT. Но остается неясным, смягчит ли технология блокчейна тенденции подражания или другие проблемы индустрии моды, которые преследовали ее на протяжении десятилетий.

NFT цифровой моды и метавселенная до сих пор в значительной степени были маркетинговым маневром для отрасли. Бренды заявляют, что инвестируют в более устойчивые технологии, сохраняя при этом головокружительную скорость производства. Они собирают средства на социально-ответственные инициативы с помощью NFT, одновременно переводя рабочую силу в страны, где рабочие швейной промышленности готовы работать за копейки.

Пока наше физическое тело имеет приоритет над виртуальной альтернативой, цифровая одежда и аксессуары будут лишь дополнением к переполненным шкафам. Физический мир по-прежнему предъявляет нам свои требования, независимо от того, к каким виртуальным мирам мы подключаемся в свободное время. И нам все еще приходится одеваться.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы