Неуязвимые: почему пожилые люди остаются счастливыми в пандемию

Неуязвимые: почему пожилые люди остаются счастливыми в пандемию

Несмотря на то, что Covid-19 больше угрожает людям в возрасте, они сохраняют позитивный настрой

Образ жизни
Фото: Ravi Patel/Unsplash

Этот чумной год не только бросил вызовы психическому здоровью, но и подверг испытанию психологическую науку и, в частности, одну из ее самых утешительных истин: возраст и эмоциональное благополучие обычно растут вместе, даже если ментальная активность и физическое здоровье, напротив, угасают.

Люди от 50 лет и старше, по сравнению с более молодыми, неизменно демонстрируют более высокие результаты по широкому спектру повседневных эмоций. Они, как правило, испытывают больше положительных и меньше отрицательных эмоций, независимо от дохода или образования, в национальных выборках (еще нужно изучить бедные, сельские и иммигрантские общины).

Но этот разрыв в благополучии всегда требовал четкого объяснения. Возможно, у людей с возрастом повышается стрессоустойчивость. Или ответ более прост: они оттачивают навыки уклонения и тем самым уменьшают количество стрессовых ситуаций и серьезных рисков, с которыми сталкиваются.

Чтобы проверить эти два сценария, ученым нужна была среда, в которой как старшее, так и молодое поколение находятся в одинаково стрессовых ситуациях. Но «никогда не было этического способа проверить влияние экстремального стресса на эти отношения», отмечает профессор психологии Калифорнийского университета в Ирвине Сьюзан Чарльз.

Коронавирус предоставил такую возможность. Первые вспышки весной ясно показали одно — люди в возрасте подвергаются гораздо более высокому риску — как заболеть, так и умереть от Covid-19 — чем молодежь.

«С самого начала это была угроза для пожилых, которой они просто не могли полностью избежать, и, что особенно важно, это был длительный стресс», — говорит психолог из Центра долголетия Стэнфордского университета Лаура Карстенсен.

Исследовательская группа под руководством доктора Карстенсен изучила эту реальность. В апреле, после того как потенциальный масштаб пандемии стал очевидным, команда собрала репрезентативную выборку примерно из 1000 взрослых в возрасте от 18 до 76 лет, проживающих по всей стране. Участники ответили на подробные вопросы о своих эмоциях за предыдущую неделю, включая 16 положительных состояний, таких как расслабленность или веселье, и 13 отрицательных, к примеру, чувство вины или гнев.

Они также оценили интенсивность этих ощущений. Например, люди, которые признавались, что злились на прошлой неделе, получали следующий вопрос: «Насколько сильно вы злились на прошлой неделе — немного, в небольшой степени, сильно или очень сильно».

По мнению ученых, если пожилые люди действительно управляют своими эмоциями, избегая стрессовых ситуаций, то исследование должно показать сокращение разрыва в уровне счастья — если не полное его исчезновение.

Тем не менее, как показали данные опроса, их настроение в среднем оставалось выше, чем у более молодого поколения, несмотря на то, что уровень стресса в обеих группах был одинаковым.

«Молодые люди чувствовали себя гораздо хуже эмоционально, чем люди старшего возраста, — говорит доктор Карстенсен. — Это был апрель — месяц, когда тревога зашкаливала. Все было новым, количество случаев заболевания выросло с нуля до 60 тысяч, этому уделялось много внимания и сопровождалось сильным страхом — и все же мы видим ту же картину, что и в других исследованиях: пожилые люди меньше переживают».

В аналогичном исследовании психологи из Университета Британской Колумбии опросили около 800 взрослых всех возрастов в первые пару месяцев пандемии — и обнаружили то же самое.

«Пандемия Covid-19 привела к вспышке эйджизма, когда в общественном дискурсе пожилые люди изображались как однородная и уязвимая группа, — говорят авторы. — Наше исследование повседневной жизни во время вспышки болезни показывает обратное: пожилой возраст ассоциируется с меньшим беспокойством по поводу угрозы Covid-19, с более высоким эмоциональным благополучием и большим количеством ежедневных позитивных событий».

Эти результаты не исключают того, что избегание служит одним из средств управления повседневными эмоциями. У пожилых людей, особенно тех, кто обладает определенными ресурсами, есть больше возможностей, чем у молодых, для смягчения тяжести происходящего. Они могут заплатить за доставку и помощь, им комфортно оставаться дома, делая свои дела без маленьких детей, путающихся под ногами.

Одно из немногих исследований, проведенных в прошлом году, которое не выявило возрастных различий в самочувствии, было сосредоточено на 226 молодых и пожилых людях, живущих в Бронксе. В этом самом социально неблагополучном районе Нью-Йорка пожилые люди часто живут с детьми и внуками. Они помогают с едой, водят внуков в школу, присматривают за малышами, то есть выступают в качестве со-родителей. Исследователи пришли к выводу, что у них не было «возрастного скачка» в эмоциональном самочувствии отчасти потому, что выборка была несколько «более напряженной», чем средний уровень по стране.

Даже с учетом такого важного различия, эти исследования подтверждают теорию эмоционального развития и старения, которую сформулировала доктор Карстенсен. Психологи обсуждают эту теорию многие годы. Согласно этой точке зрения, когда люди молоды, их цели и мотивы сосредоточены на приобретении навыков и шансов, чтобы подготовиться к потенциальным возможностям. Вы не можете знать, получится ли у вас вести бизнес или выступать на сцене, пока реально не попробуете. Рутинная работа за небольшие деньги, ужасное начальство, вредные домовладельцы, требовательные друзья: полоса психических препятствий начала взрослой жизни ничуть не менее утомительна из-за того, что настолько предсказуема.

После среднего возраста люди сильнее осознают сужающийся временной горизонт и, сознательно или нет, тяготеют к повседневным занятиям, которые по своей природе более приятны, чем самосовершенствование.

Они предпочитают пропускать собрание соседей, чтобы прогуляться с другом до местного бара или любимой скамейки. Они признают, что бизнес-план не удался, что их картины больше подходили для какой-нибудь каморки, чем для галереи. Они принимают себя такими, какие они есть, а не какими должны стать. Даже те, кто потерял работу в этот трагический год и столкнулся с перспективой повторного выхода на рынок труда.

Об этих различиях важно помнить в ближайшем будущем, хотя бы для уменьшения растущего разрыва между поколениями, говорят эксперты. Пандемия, начавшаяся с непропорционально большого числа жертв среди пожилых людей, жестоко прошлась и по молодежи, лишив их нормальных школьных занятий, выпускных, спорта, первой работы или любой реальной общественной жизни — и заставляя их испытывать стыд, часто публичный, когда они все-таки пытаются ее организовать.

«Я думаю, что сейчас старшее поколение, несмотря на угрозу Covid-19, начинает говорить: «Моя жизнь не так разрушена, как у моих детей или внуков», — отмечает доктор Чарльз, — и вот именно об их психическом благополучии нам нужно сейчас позаботиться».

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы