Рид Хоффман: «Я фанат игр. И это не шахматы»

Рид Хоффман: «Я фанат игр. И это не шахматы»

Предприниматель и венчурный инвестор делится сокровенным — какие игры помогли ему добиться успеха в бизнесе

Лидерство
Фото: Robert Coelho/Unsplash

В дискуссиях с учредителями и инвесторами, а также в интервью я часто рассказываю, какую роль сыграли в моей карьере игры. Это стало причудливой гранью моей публичной персоны: Рид Хоффман, игроман. Я люблю игры и люблю о них говорить. Но раньше эти разговоры никогда не касались самих игр. В лучшем случае упоминались одна-две игры для размышления.

А в последнем эпизоде Greymatter мой друг, соавтор Blitzscaling и фанат игр Крис Йе глубоко погрузился в детали того, как игры сформировали мою личность и карьеру. Мы не только обсудили, почему я считаю игры ценными для предпринимателей, но и довольно пристально рассмотрели конкретные игры, которые повлияли на мою жизнь.

Почему игры — это серьезная стратегия

По моему опыту, игры — один из лучших способов понять важную область стратегии. Стратегия возникла на основе военных действий не на жизнь, а на смерть. Выберете хорошую стратегию, и ваше племя или нация выиграют битву или войну. Выберете плохую, и можете перестать существовать. Чтобы разрабатывать выигрышные стратегии, военные придумали варгеймы как способ изучения различных стратегий и анализа конкретных сценариев. И хотя большинство игр, сыгравших важную роль в моей жизни, не относятся к варгеймам, у них есть аналогичная способность задавать ключевые вопросы и отвечать на них:

  • Как выразить стратегию последовательно?
  • Какая связь между стратегией и целями?
  • В чем разница между стратегией и тактикой, и как они сочетаются друг с другом?
  • Как можно сделать стратегию более эффективной?
  • Какие стратегии лучше всего работают против определенных типов противников?

Игры позволяют игрокам развивать то, что немцы называют «fingerpitzengefühl» или «ощущение на кончиках пальцев», для решения этих ключевых вопросов в нестабильном и быстро меняющемся мире.

Люди иногда спрашивают меня в контексте бизнеса: «Как вы научились стратегии?» И мой ответ заключается не в том, что я учился в бизнес-школе, получил степень магистра делового администрирования или читал и перечитывал Макиавелли и Сун-Цзы. Чаще всего я отвечаю: «Я много играл в игры».

Какие типы игр учат стратегии

Люди, слыша, что я играю в игры, часто думают, что я имею в виду шахматы или го. Думаю, они смотрели слишком много фильмов, где злой гений и бравый герой душевно играют в шахматы в жерле вулкана. Шахматы и го — прекрасные игры, которые помогают эффективно настроить разум. Они требуют целеустремленности, умственной сосредоточенности и размышлений. Но они не учат стратегии, которая нужна в этом мире.

Проблема в том, что у шахмат и го нет внешних переменных. Ни везения, ни изменчивой погоды, ни внешних рыночных сил. Игры полностью прозрачны. Вы видите все, что есть на доске. Да, благодаря этому они стали честным и элегантным спортом, но эта прозрачность делает их плохим аналогом  реального мира.

Вы можете найти книгу по шахматам, в которой перечислены тысячи известных маневров, каждый из которых назван в честь бывшего гроссмейстера. Например, сицилианская защита — очень популярная и эффективная шахматная стратегия. Она появилась в 1594 году. Изучение исторических стратегий не готовит вас к реальному миру, где вы не можете просто сказать: «Это в точности то же, что произошло 400 лет назад, когда Джулио Чезаре Полерио играл с Джеронимо Кашио».

Мне нравятся игры, которые требуют навыков, вознаграждают тех, кто знает правила, и зачастую имеют корпус общих стратегий и тактик. Но в них также присутствует элемент неопределенности и случайности, будь то броски кубиков, конкурентные уловки или неполная информация. Это делает их более близкими к реальному миру, включая мир бизнеса. Вот почему игры стали для меня неотъемлемой частью развития бизнес-стратегий и теорий, которые я разработал и внедрил.

Даже такая простая игра, как покер Техасский Холдем, помогает развить стратегические инстинкты. Когда закрытые карты переворачиваются и разыгрываются («флоп», «терн» и «ривер»), случайность, которой это сопровождается, требует корректировки стратегии вероятностным, а не детерминированным образом. Хороший игрок в покер постоянно практикует эпистемологию и эвристическое обучение, а это ключ к тому, чтобы стать успешным стратегом.

Это вам не ситуация с четким набором вариантов, как во время обучения в Гарвардской школе бизнеса. Вам приходится самостоятельно проработать эпистемологию, то есть разобраться: во что я верю? Во что я не верю? Как мне научиться? Откуда мне это узнать?

Другой ключевой фактор заключается в том, что игры могут давать немедленную обратную связь. В отличие от реального мира, где требуются недели, месяцы и даже годы, чтобы увидеть результаты, игра позволяет попробовать что-то и повторить за очень короткий период времени, возможно, всего за несколько часов.

Последняя общая характеристика игр, в которые я играю, — это то, что они многосторонние. Самые интересные игры — это не просто поединок по армрестлингу. Они представляют собой сложное сочетание конкуренции, сотрудничества и структурированных маневров. Игры — это безопасное и динамичное место, где люди могут научиться ориентироваться во всем континууме, от прямого конфликта до создания коалиции — и всего, что между ними.

Конечно, не каждая игра дает полезные навыки межличностного общения. Рассмотрим игру «Дипломатия», в которую я играл, кажется, только дважды. Я быстро понял, что это не та игра, в которую я хотел бы играть со своими друзьями. Я вспомнил мультик из четырех частей об этой игре. Сначала человек спрашивает трех игроков, сидящих в ряд за столом: «Настоящий игрок «Дипломатии», пожалуйста, встаньте?» Двое людей за пределами ряда встают, и их улыбки превращаются в шокированные лица. И затем они оба падают замертво, пораженные кинжалами в спину, в то время как средняя фигура стоит. Явный «победитель».

Проблема «Дипломатии» в том, что единственный способ победить — солгать и предать своих друзей. Когда я впервые сыграл в «Дипломатию» еще в детстве, люди, с которыми я играл, потом не разговаривали друг с другом целую неделю. Поэтому я сказал друзьям: «Мы больше не играем в эту игру».

Игра №1: Tactics II

Я открыл для себя Tactics II, когда спустился в игровой магазин и попросил настольную игру начального уровня. Это варгейм с базовой картой и набором фишек для различных воинских частей, таких как пехота и танки, с разными атрибутами. Вы осматриваете поле битвы, размещаете свои отряды, а конфликты разрешаются бросанием кубиков. Бой вероятностный. Не факт, что ваш танк побьет пехоту или наоборот, поэтому нужно учитывать неопределенность в своих планах и адаптироваться к меняющимся обстоятельствам с помощью Плана (или Планов) Б.

Хотя игра весьма проста, я начал задавать вдумчивые вопросы:

  • Какова  цель?
  • Какова стратегия?
  • Кто противники?
  • Какова их стратегия?
  • Как выглядит поле битвы?
  • Что может повлиять на битву?
  • Как эта стратегия должна взять верх над стратегией противника?
  • И почему эта стратегия возобладает?

Совокупность тактик формирует стратегию, но тактика также может определять стратегию. Например, если вы что-то понимаете в тактике танковых сражений, чего не понимают ваши противники, вы можете прорваться через их ряды, и затем это станет частью вашей стратегии. Но вам по-прежнему нужна умная тактика для реализации этой стратегии — вы можете выстроить свои танки таким образом, чтобы скрыть свои намерения и удивить умного противника характером вашей атаки.

Но даже если ваша стратегия лучше, чем у вашего противника или противников, вам все равно нужно быть готовыми к адаптации, потому что случай может сорвать самые умные планы.

Это часто проявляется в мире стартапов. Не нужно судить о вещах исключительно по результатам. Вы можете создать правильную стратегию и выбрать правильную тактику, но все равно потерпеть неудачу, потому что «бросок кубиков» сыграет против вас. Вам нужна твердость и интеллектуальная честность, чтобы точно решить, ошиблись ли вы или вам просто не повезло.

Это один из принципов, который Энни Дьюк очень хорошо описывает в своей книге «Принцип ставок», посвященной покеру и принятию решений. Дьюк советует не зацикливаться на «результате», а учит принимать решения, обрабатывать и оценивать. Словом, после игры нужно задавать не вопрос «Я выиграл или проиграл?» а, скорее, «Правильно ли я сыграл? Или мне просто повезло?» Кстати, иногда вам просто везет.

Часть жизненной и бизнес-стратегии — играть так, чтобы вам чаще улыбалась удача. Вы не можете притянуть к себе везение, это было бы детерминизмом. Но вы можете следовать стратегии, которая увеличивает вероятность того, что вам повезет.

Например, создание широкой сети союзников дает больше вариантов и возможностей для везения.

Существует игровая механика, называемая механикой преимущества. Ее используют в игре Dungeons and Dragons. Вы можете получить преимущество с помощью союзника или магии. Преимущество означает, что вместо одного раза вы можете бросить кубик дважды и выбрать лучший результат. Вот в чем суть стратегии: дать себе шанс бросить кубик как можно больше раз, чтобы получить самые высокие шансы на победу.

Игра №2: RuneQuest

Впервые я познакомился с Dungeons and Dragons (D&D), когда мне было девять лет. Няня, которую нанял мой отец, владела высокоэффективной техникой утихомиривания маленьких мальчиков — она позволяла им убивать монстров и добывать сокровища в фантастическом мире. Техника работала настолько хорошо, что я спрашивал отца: «Тебе не нужно встретиться с кем-нибудь? Мне нужна няня».

И хотя впервые я познакомился с консольными ролевыми играми благодаря D&D, любимой такой игрой стала RuneQuest. Я обнаружил, что мои товарищи по школе, которые играли в D&D, увлекались тем, что называется «пауэргейминг». Это неустанное стремление сделать своего персонажа (игрового аватара) настолько богоподобным и могущественным, насколько это возможно. Пауэргеймер с гордостью сказал бы: «Я Паладин 20-го уровня с мечом +5». Многим нравится этот стиль, но мне нет. Мне хотелось сочетания повествования и варгейма. Я хотел создавать историю и решать головоломки и проблемы, а не просто убивать драконов (если только убийство дракона не спасало родной город моего клана).

Одним из отличий RuneQuest от D&D был акцент на навыках и боях. Персонажами RuneQuest могут быть актеры или следопыты, а не только воины. (Кстати, в более поздних версиях D&D тоже появилось распределением по навыкам.)

К тому же однажды я обнаружил, что штаб-квартира компании (Chaosium), создавшей RuneQuest, находится в нескольких минутах ходьбы от моего дома!

Один из моих друзей жил в том же квартале, где располагалась компания, и, поскольку они, вероятно, не должны были устраивать игровую компанию в частном доме, команда RuneQuest была очень любезна со своими соседями, в том числе с соседскими детьми. Мы с другом стали ходить туда и познакомились с командой. Когда они создали пакет сценариев со следующим выпуском RuneQuest, я подумал, что это небрежная работа. Я прошелся по нему с красной ручкой и поделился своим мнением с соавтором RuneQuest Стивом Перрином.

Я мог видеть выражение лица Стива, которое говорило: «О, Боже, я не могу поверить, что этот ребенок пытается учить меня бизнесу». Но, к счастью, Стив был любопытным и интеллектуальным, поэтому он прочитал мой комментарий, задавая вопросы вроде: «Почему ты так подумал? А тут почему ты это решил?» Я изложил свои аргументы, и в конце встречи он спросил меня: «Ты хочешь работу?»

«Что вы имеете в виду?» — спросил я.

«Я тут работаю кое над чем еще, — сказал Стив. — Взгляни на это и скажи мне, что думаешь. Если придумаешь что-то полезное, я заплачу тебе за это». Я с готовностью согласился, даже не спрашивая, сколько он готов заплатить.

Моя встреча со Стивом состоялась в четверг днем. В пятницу после школы я взялся за работу над проектом с такой интенсивностью, на которую только способен одержимый ребенок — или предприниматель. Думаю, с пятницы до понедельника я спал около трех часов, все остальное время работал. А потом, после школы в понедельник, я пошел и сдал свой проект.

За выходные я сделал все, от затягивания сюжетных линий до добавления и удаления персонажей. Я также переработал математику сложности встреч. На тот момент я играл в игры уже несколько лет, поэтому мог использовать большой практический опыт. Стив прочитал мою работу и сказал: «Отлично! Ты будешь считаться соавтором и получишь гонорар, потому что помог улучшить продукт». Когда они выпустили Borderlands, я получил чек за свою работу, который с гордостью принес отцу.

«Где ты взял этот чек?» — спросил отец, подозрительно глядя на меня.

«Я немного поработал над RuneQuest», — сказал я.

Отец задумался на секунду и сказал: «Хорошо. Но этот чек мы положим на депозит. Тебе нельзя тратить эти деньги».

Я думаю, тогда у него появилась надежда, что его одержимый играми ребенок когда-нибудь получит работу.

Играя в RuneQuest, я извлек много полезных уроков, которые позже применил в предпринимательстве. Независимо от того, входите ли вы в группу авантюристов или в команду стартапа, часть того, что объединяет команду, — это повествование. В чем наша миссия? Как каждая из наших личностей связана друг с другом и с этой миссией? Как я, будучи лидером, могу подключиться к этому повествованию? Как нам сформировать групповое повествование и поделиться им?

Ролевые игры также показывают, что смысл игры — это нечто большее, чем просто «победа». В таком варгейме, как Tactics II, вы либо выигрываете, либо проигрываете. В RuneQuest или в реальной жизни вы можете преуспеть или потерпеть неудачу в своих поисках или запуске продукта. Но вы не говорите: «Я выиграл!» потому что нашли больше золота или достигли желаемой цели. Также важно, какой вы человек и какое влияние оказали на общество в целом.

Теперь мы лучше понимаем, что ролевые игры — это не просто игры. Это также импровизация и совместное повествование. Тут нет кого-то главного, кто говорит всем, что делать. Вместо этого вы нащупываете свой путь и учитесь проявлять лидерство косвенным путем или через влияние. И это отличная подготовка к миру предпринимательства и многим моментам жизни. Все мы проживаем жизнь с историей, проносящейся в голове. Фактически, подавляющее большинство из нас переживает общую историю, потому что мы не единственные люди в нашем повествовании. Суть жизни — найти способ сотрудничать, чтобы вместе рассказать гораздо лучшую историю.

Игра №3: «Колонизаторы»

«Колонизаторы» (или просто «Катан») — часть явления, известного как «Немецкие игры». Работники в Германии, как правило, возвращаются домой около 17:00, оставляя семье гораздо больше свободного времени, чтобы вместе поиграть в игры. Количество настольных игр на душу населения в Германии выше, чем в любой другой стране мира! Кроме того, послевоенное отвращение немецкой культуры к прямым конфликтам и войнам заставило немецкие семьи избегать традиционных военных игр. В результате появился новый жанр игр, ориентированный на экономику и добычу ресурсов, с множеством путей к победе.

«Катан», опубликованный в 1995 году, стал международным хитом и сделал немецкий игровой жанр популярным во всем мире, в том числе в Америке.

Как и большинство немецких игр, «Колонизаторы» намного сложнее, чем американская настольная игра, с гораздо более глубоким набором правил. Я рекомендую, если вы раньше не пробовали эту игру, не начинать играть, просто прочитав правила. Постарайтесь найти опытного игрока и попросите его научить вас, играя в набор различных обучающих игр.

Например, когда я учу друзей, мы играем так, чтобы у всех были видны карты. Так мы используем ход каждого игрока в качестве инструмента для обучения. Совместная игра помогает всем начинающим игрокам быстрее научиться различать хорошие и плохие ходы.

С «Колонизаторами» меня познакомил мой друг Том Тодаро, с которым я вместе работал в PayPal. Том спросил меня, играл ли я когда-нибудь в «Катан». Когда я ответил «нет», он сказал: «О, ты должен попробовать!» К этому моменту я уже несколько десятков лет не играл в настольные игры, и, конечно же, проиграл первые пять-десять игр. Но постепенно научился.

Причина, по которой я стал пропагандистом этой игры, обучая ей других людей, заключается в том, что, на мой взгляд, «Катан» — это игра, которая находится ближе всего к проблемам предпринимательства.

Прежде всего, это игра в ресурсы и строительство, которые связаны с творческой природой предпринимательства. Но, что еще более важно, игра основана на механике торговли, которая обеспечивает интенсивную, но увлекательную социальную динамику (по крайней мере, мне она нравится!). Все игроки пытаются выиграть, но им приходится сотрудничать в этих сделках. Возможно, вам придется убеждать другого игрока торговать с вами, а не с третьим игроком, и у каждого из вас есть собственный план относительно этой сделки.

Это хорошо заметно в предпринимательстве в Кремниевой долине. Предпринимательство — это не соло занятие. Вы «торгуетесь» с инвесторами, клиентами, сотрудниками, поставщиками и партнерами. Как и в игре, предпринимательство включает в себя элементы вероятности и везения. У вас может быть хорошая начальная стратегия, но если «бросок кубиков» радикально изменит ситуацию, вам придется изменить свою стратегию соответственно. К счастью, как и в «Катане», есть несколько путей к победе, и никогда не поздно перейти на альтернативный путь.

Я играю в «Колонизаторов» уже два десятилетия, и она остается моей любимой игрой для обучения предпринимательской стратегии.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы