€ 91.74
$ 75.54
Как СДВГ перевернул мое представление о продуктивности

Как СДВГ перевернул мое представление о продуктивности

Писательница и предприниматель Джандра Саттон рассказывает о своем неожиданном диагнозе и об огромном влиянии болезни на свою жизнь

Образ жизни Саморазвитие
Иллюстрация: HuffPost

Я много лет была одержима продуктивностью. Книги, блоги, подкасты — ну, вы знаете. Я, кажется, втягивала в себя все подряд. Поэтому, когда мой терапевт спросил меня, есть ли у меня синдром дефицита внимания с гиперактивностью, также известный как СДВГ, я почувствовала, что мой мир перевернулся с ног на голову. К 30 годам я уже знала обо всех своих проблемах (по крайней мере, я так думала), и у меня уж точно не могло быть СДВГ.

Синдром самозванца, конечно. Но как насчет моих бесконечных смен работы, того, что новое дело мне быстро надоедает, и что я постоянно отвлекаюсь на новый проект или сторонние идеи? Я думала, что это просто жизнь творческого предпринимателя.

К сожалению, я также не могла припомнить, когда в последний раз у меня была «нормальная» рабочая неделя, чтобы я не растрачивала часы на простые отвлечения, не ощущала давления из-за растущего списка дел и не избегала даже самых простых проектов. Я хронически перерабатывающий человек, стремящийся к успеху, и я гордилась своей способностью быстро делать потрясающую работу. Но в то же время я знала, как сложно мне укладываться в среднюю 40-часовую рабочую неделю.

Это пришло мне в голову, когда я поняла, что три недели избегала писем от начальницы. Да, в них не было чего-то особо важного, и, учитывая тот факт, что она даже этого не заметила, ничего страшного не произошло. На самом деле мне потребовалось менее 30 секунд, чтобы ответить и двигаться дальше. Но каков эмоциональный вес этой единственной задачи? Это было похоже на попытку сдвинуть гору. Я уверяла себя, что мои проблемы с производительностью нормальны, но на самом деле это совсем не так.

Месяц спустя в кабинете психиатра я не смогла сдержать рыданий, когда призналась ей, что много лет не справляюсь с работой — и со своей самооценкой в связи с этим. Из-за моей неспособности довести дело до конца я не могла выразить словами (не говоря уже о том, чтобы осознать) проблему, и каждая попытка выбивала меня из колеи. Даже самая простая задача ощущалась как тяжкий груз, и меня изматывали одни только попытки его поднять.

«Я хочу работать, — говорила я. — Я не ленивая. Я не прокрастинирую. Я пытаюсь, но иногда просто ничего не получается. Я просто хочу работать».

Когда она наконец подтвердила мой диагноз, я испытала в равной степени злость и облегчение. Было больно, что большая часть моей жизни — то, с чем я боролась десятилетиями, — объяснялась очень просто. Чем больше я узнавала о СДВГ, тем больше понимала, насколько широкое влияние он оказывал на мою жизнь. Это повлияло на все — от карьеры до читательских привычек, и я была разочарована, узнав, что СДВГ тормозил мое личное и профессиональное развитие, а я об этом даже не подозревала.

И я определенно такая не одна.

Как оказалось, у большинства женщин СДВГ не диагностируется. Мы никогда не бываем гиперактивными детьми в классе, и многие из нас делают все возможное, чтобы скрыть свои трудности. Стресс и давление, заставляющее «не отставать», могут привести к подавленности, истощению, тревоге и даже депрессии — то, что часто развивается у женщин с невыявленным СДВГ, — и мы чрезмерно компенсируем это в других областях. Что в результате? Исследования показывают, что трудности, с которыми мы сталкиваемся, обычно остаются незамеченными как для окружающих, так и для нас самих.

Я их точно не замечала.

У меня подтип, связанный с дефицитом внимания, (ранее известный как СДВ), и раньше у меня диагностировали как тревогу, так и депрессию, и годы лечения не помогли. На протяжении всей взрослой жизни, по мере роста обязательств — и давления, что нужно быть успешной, — мое психическое здоровье ухудшалось. Я ходила к нескольким врачам и терапевтам. Я пробовала лекарства и комплексные методы лечения. Я пробовала осознанность, медитацию, ведение дневника, технику помодоро и многое другое, но мое психическое здоровье и уровень продуктивности все равно падали.

В конце концов, мне с трудом удавалось работать чуть больше двух часов в день, что только усугубляло мое беспокойство, депрессию и ненависть к себе. Я была несчастна. Я боялась, что меня уволят. И я считала, что это моя вина. Но, как и многие другие женщины с СДВГ, я хотела работать. На раннем этапе моя карьера была многообещающей, но мне не удавалось пробиться на следующий уровень. Вместо того, чтобы подниматься по служебной лестнице, я начала пятиться назад.

Когда шок прошел, я испытала восторг от своего диагноза. Я думала, что в одночасье все станет проще. Что лечение резко повысит мою продуктивность, и в результате я смогу вернуться к уже утраченному, как я боялась, ритму. Поначалу так и было. Мое беспокойство и депрессия уменьшились, и я заметила резкое улучшение в первые несколько месяцев лечения. Наконец я почувствовала, что все возвращается на круги своя, но это также заставило меня понять, что продуктивность намного сложнее, чем считают люди.

Чем больше происходило улучшений — и чем больше у меня становилось работы, — тем усерднее мне приходилось бороться, чтобы оставаться на вершине. Привычка избегать задачи не исчезает в одночасье, а это означает, что, хотя дела пошли на лад, мне приходилось работать усерднее, чем когда-либо, чтобы не отставать. Но впервые в жизни я поняла, что это на самом деле выполнимо.

Хотя мой диагноз и лекарства очень мне помогли, я поняла, что в случае с продуктивностью я искала что-то несуществующее. Я думала, что если найду какой-то трюк или уловку, новое приложение, инструмент или метод ведения дневника, то все наладится. Но вместо того, чтобы искать ключи к своему успеху, я, не осознавая, создавала перед собой барьеры. Универсального решения для повышения производительности на самом деле не существует.

Вместо того чтобы тратить все свое время, заставляя себя соответствовать определенному шаблону (и ругать себя, когда эти попытки неизбежно проваливаются), я учусь проявлять благодарность. Как и в случае с успехом, я поняла, что продуктивность нужно определять самостоятельно. Не существует «правильного» способа работы, особенно у вас СДВГ или еще какая-то проблема с психическим здоровьем, и это нормально.

Чем раньше вы это поймете, тем раньше сможете научиться справляться с делами.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы