€ 100.37
$ 92.71
Началось не с тебя: как наследственные травмы руководят нами

Началось не с тебя: как наследственные травмы руководят нами

Осознание травмы предков помогает испытывать сострадание к себе и понимать поступки близких

Саморазвитие
Фото: Andoni.L/Flickr

Нужно ли разбираться в травмирующем опыте своих предков, чтобы лучше понять себя? Доктор Кристина Гибсон, специалист в области ПТСР, автор книги «Дар травмы» считает, что это необходимо. На личном примере, опыте своих пациентов и представителей некоторых коренных народов она объясняет, как работает наследственная психологическая травма.

Много лет назад я изучала генетику в университете. Тогда мы узнали, что в каждой клетке нашего организма содержится образец полного генетического кода человека, его ДНК, с помощью которого можно «напечатать» трехмерное тело ребенка.

Теперь мы знаем, что все немного сложнее. Эпигенетика перевернула наше представление о наследственности с ног на голову.

Говоря коротко, суть эпигенетики заключается в том, что «мозг» клетки на самом деле расположен не там, где считалось ранее. Сам генетический код находится в ядре, и раньше нас всегда учили, что это и есть «мозг». На самом же деле решение о том, какие участки этого кода следует активировать, принимается на основе взаимодействия клетки с внешней средой. Таким образом, «мозгом» клетки является клеточная стенка.

На мой взгляд, это вполне логично. Сейчас мы больше понимаем, какой вред токсины окружающей среды могут нанести вашей иммунной и нервной системам, не говоря уже об определенных видах нейрохимических веществ в крови — тех, которые появляются, когда вы испытываете стресс, в основном это кортизол и адреналин. Под воздействием этих веществ наши клетки активируют различные участки кода, отвечающие за болезни. Вот почему некоторые заболевания, такие как диабет первого типа или фибромиалгия, часто появляются после острого стресса, в том числе вирусного. Уверена, в дальнейшем мы узнаем еще много нового о влиянии стресса на организм благодаря дальнейшим исследованиям постковидного синдрома.

Было проведено огромное количество исследований в области эпигенетики, которые показали, как наследственная психотравма передается от родителей детям. Так, ученые подвергали лабораторных мышей воздействию определенного запаха, одновременно с этим пуская небольшой, но все же неприятный разряд тока. Ассоциация запаха с перенесенным дискомфортом привела к тому, что мыши стали активно его избегать. Это избегание передалось (по крайней мере) двум следующим поколениям.

Исследования выявили механизм данного процесса. Он изучался на людях, переживших холокост; их ДНК содержала новые участки кода, основанные на ужасном жизненном опыте. Эти изменения впоследствии передавались по наследству, навсегда меняя потомство.

После падения башен-близнецов 11 сентября женщины, находящиеся на поздних сроках беременности, у которых развилось посттравматическое расстройство, передали травматические реакции своим детям — исследование показало, что в слюне таких малышей был повышенный уровень гормонов стресса.

Если вы ждете полноценного исцеления от психотравм, вам следует озаботиться не только своими травмами.

Порой травматические реакции, такие как избегание или страх, являются не результатом вашего жизненного опыта: некоторые люди просто с ними рождаются.

Представим себе человека, который боится грома и молнии. Может, кто-то из его предков пережил какое-то травматическое событие во время грозы?

Возьмем другого человека, который боится людей в форме. Возможно, в его жизни никогда не было ситуации, чтобы ему причинил вред представитель власти, однако его прадед мог служить в армии и получить ранение во время войны.

Представьте себе человека, который не может доверять своему партнеру в отношениях. Хотя лично ему никогда не изменяли, это могло случиться с его матерью или бабушкой. Ему особенно сложно разобраться с этой проблемой, поскольку он до конца не понимает, какой именно была изначальная травма. Как это преодолеть, если нет даже воспоминаний, с которыми можно было бы работать, — лишь подсознательное чувство, что определенные ситуации являются небезопасными.

Подлизывание

Я хочу посоветовать одну книгу: книгу Марка Уолинна под названием «Это началось не с тебя». Отчасти я пишу это потому, что прочитала сотни книг о психотравме. У меня достаточно времени, энергии и возможностей, чтобы это сделать. Часть этих книг написана довольно сухим, академическим языком, со сложными терминами, знакомыми только медикам, так что я решила изложить представленные в них идеи в более доступной форме.

Вот главная идея доктора Уолинна: мы можем привлекать друзей, партнеров и коллег, демонстрирующих такое же поведение, как у людей, которые нас отвергали в нашей собственной семье.

Этот паттерн может вызвать реакцию подлизывания, часто наблюдаемую после травмы. Человек словно старается угодить другим людям. Как правило, он находится под влиянием своего внутреннего ребенка, убежденного, что если быть «достаточно хорошим», то можно получить искомую любовь. Человеку не обязательно помнить, что его отвергли, — если ребенка разлучили с матерью до того, как ему исполнилось три года, то это событие отпечатается в его нервной системе, повлияв на дальнейшую жизнь. Когда мы находим любовь, которую желаем, это может помочь отпустить желание добиться сопоставимых чувств от того, кто не смог (и до сих пор не может) нам ее предоставить. Порой кажется, что человек словно боится быть отвергнутым, даже если на то нет совершенно никаких оснований.

Еще одна распространенная стратегия защиты — отталкивание. Люди, боящиеся быть отвергнутыми, могут сделать это сами.

Для анализа собственного жизненного опыта люди часто ведут личный дневник, однако порой полезно представить опыт предыдущих поколений. Особенно если остались люди, которых можно расспросить, или источники полезной информации.

Пример

Селена всегда считала, что мама ее ненавидит. Она никогда не чувствовала от нее тепла и больше тяготела к отцу. Несмотря на то что формально никакого насилия не было, девочке недоставало сильной эмоциональной связи. Когда Селена стала ходить к психотерапевту, ей начали задавать вопросы о прошлом ее семьи, и в итоге она впервые поговорила об этом со своей мамой. Она выяснила, что ее бабушка сбежала из Сальвадора после убийства мужа. Обстоятельства разлучили ее с единственным сыном во время путешествия, и женщина так и не узнала, куда он пропал и жив ли вообще. Она добралась до Америки в одиночестве, беременная. Чувство страха поселилось в ее крови и передалось ребенку. Таким образом, когда родилась мать Селены, ее переполняли гормоны стресса.

Когда Селена начала обсуждать историю семьи со своим психотерапевтом, они пришли к выводу, что ее мама была подвержена так называемой диссоциации. Она старалась отвлечься с помощью работы и домашних дел, чтобы отгородиться от своих эмоций. Кроме того, женщина до ужаса боялась нищеты, всего, что могло подвергнуть ее семью риску. Поэтому, когда Селена была маленькой, мама работала на трех работах, чтобы обеспечить финансовую стабильность. Хотя у Селены и была крыша над головой, ей недоставало объятий и сказок на ночь, которые могли бы обеспечить более глубокое чувство защищенности.

Селена поняла, что в этом не было вины ее матери. Она написала ей письмо, символически отправив его по старому адресу в Сальвадоре. Дальнейшее изучение семейной истории дало психотерапевту понять, что никто так и не переработал смерть ее деда и дяди, потому что они были иммигрантами, отчаянно пытавшимися выжить. Тогда Селена придумала способ увековечить память о них. Узнав, что ее дядя играл на гитаре, она решила тоже научиться играть на этом инструменте. Со временем девушка начала сама писать песни, и это помогало ей снять стресс и напряжение. Музыка давалась ей легко: мелодии словно сами рождались в голове. Она представляла, что музыка — подарок ее дяди, и это приносило ей умиротворение. Ее матери всегда нравились песни, так что у них появился общий язык, с помощью которого они могли делиться друг с другом своими чувствами.

Наши предки

Проработка наследственной травмы — чрезвычайно важная работа, которая способствует эволюции и расширению человеческого сознания. Большинство наших предков находились в режиме выживания, сталкиваясь с войнами, миграциями, расизмом и ужасающей нищетой. Многие даже представить себе не могут, в каких условиях приходилось жить нашим пращурам сто лет назад, не говоря уже о более раннем прошлом.

Несмотря на скрытые травмы прошлого, в нем есть и огромная сила. Когда мы разбираемся с травмой, очень важно использовать подход, основанный не на слабостях, а на сильных сторонах. Да, у наших предков были свои уязвимые места, однако им удалось выжить и даже дать потомство — столетия назад, когда люди редко доживали до сорока, это было чуду подобно. Все это означает, что наши предки были настоящими воинами, и мы можем использовать это в качестве инструмента для собственного исцеления.

Деколонизация

На земле, где я живу и обучаюсь, коренные народы глубоко почитают своих предков. Хотя я не являюсь экспертом в области нейродеколонизации, мне случалось посещать семинары на эту тему, так что в общих чертах я представляю, что речь идет о деколонизации (привнесении традиционных способов существования) нашего разума. Ученым из числа коренных народов есть чем поделиться с нами, когда речь заходит об исцелении с помощью силы предков. Их главная концепция заключается в том, что каждое решение следует принимать, учитывая семь поколений до и семь поколений после нас — подобный подход помог бы разобраться со многими травмами, порожденными угнетающими системами. Книги Decolonizing Trauma Work и Decolonizing Methodologies (об исследованиях на эту тему) помогли мне сформировать собственные мысли, и я рекомендую изучить их.

Прежде всего мне хотелось бы остановиться на идее семьи. У меня нет собственных детей, но я сознательно выбрала несколько людей в качестве своей семьи. Я познакомилась с Айшварьей, когда она была студенткой, и с тех пор считаю ее своей дочерью, при этом полностью уважая отношения, которые она поддерживает со своими родителями.

Я верю в концепцию избранной семьи, поскольку многие люди не получают любви в своих
биологических семьях и ищут ее на стороне. Или же они могут найти близкого их сердцу человека без формальных взаимоотношений вроде «сестры» или «брата».

Я проходила курс подростковой психологии с точки зрения коренного населения у доктора Мартина Брокеллега. Он рассказал, что слово «семья» у лакота (коренного американского племени) охватывает около трехсот человек, живущих в пяти поколениях. Представьте себе, если бы мы могли заботиться друг о друге подобным образом, социальная изоляция и одиночество не были бы столь распространенным явлением.

Однажды я слушала лекцию доктора Майкла Йеллоуберда, профессора социологии. Он привел потрясающую аналогию, назвав современных людей теми, кто хочет оказаться на вершине горы, — постоянно стремящимися к новым достижениям в рамках капитализма. Коренные народы же идут по другому пути — они хотят стать единым целым с горой, признать нашу с ней взаимосвязь. Таким образом, доктор Йеллоуберд возвращает нам мудрость, которую предыдущие поколения старейшин коренных народов использовали для исцеления. Танцы, песни, связь с духом земли — эти традиции были священными и преобразующими для коренных народов этой земли. И они также являются частью того, чего нам, современным людям, прокладывающим свой путь в этом запутанном обществе, возможно, не хватает на подсознательном уровне.

И доктор Йеллоуберд, и доктор Брокеллег говорят о смещении культуры. В современном обществе мы ценим производительность и технологические достижения. Искусство и творчество, взаимоотношения и бережное отношение к природе не считаются ценностью.

Я верю, что сейчас происходит возрождение этих приоритетов. Я не хочу превращать знания коренных народов в фетиш, однако убеждена, что во многих культурах были похожие способы познания. Когда я была в гостях у своих коллег в Ванкувере на форуме по методам исцеления коренных народов, одним из моих любимых упражнений были круговые танцы народов мира. Мы все вставали в круг и под замысловатые ритмы двигались, словно единое целое. При этом я чувствовала, что двигаюсь не только физически. Это было особое ощущение — быть частью коллективного целого, чувствовать эту невероятную синергию. Я даже выучила один кельтский танец, который был связан с моим происхождением.

Доктор Дэниел Фур написал книгу и создал онлайн-курс «Медицина предков». Он учит людей узнавать как можно больше о своей родословной и о том, как общаться с предками, которые могут направлять и учить нас и которых мы можем простить. Он предостерегает от общения с теми, кто еще не исцелился (все еще борется с собственными неразрешенными травмами). В своей книге он упоминает, что многие культуры продолжают поддерживать отношения с покойными предками: кельты отмечают Самайн, мексиканцы — День мертвых, а японцы проводят фестиваль Обон.

Пример

Во многих культурах во дворе или в доме есть небольшие святилища для почитания своих предков. Я много месяцев работала в Лаосе в Восточной Азии, где такие святилища — обычное явление. Зачастую это высокие деревянные сооружения красного цвета, к которым приносят подношения — серебряные чаши с рисом и апельсинами. Люди повязывают белые и шафрановые браслеты, символизирующие связь между духами и миром живых. Мне посчастливилось принять участие в подобных церемониях (baci), когда один из друзей пригласил меня в свою деревню. Я никогда не забуду ощущение, когда десятки людей повязывают браслет на мое запястье и загадывают желание на мое будущее.

В моем доме в Канаде после смерти отца и бабушки я обустроила специальное пространство, чтобы чувствовать с ними максимальную связь. Я положила туда наручные часы, которые они носили при жизни, фотографии, на которых они были изображены молодыми и спокойными, а также несколько личных вещей, которые имеют для меня особое значение.

Если бы у вас была связь с вашими предками, теми, кто придерживался древних традиций, на что бы это было похоже? Как бы вы могли узнать про них больше? Что бы вы хотели предложить им в качестве подношения: еду, цветы, камни, травы или семена? Зажгли бы вы свечу?

Может, с вашими предками вас связывает какая-то музыка? Вы могли бы исполнить традиционную песню, которую пели на протяжении веков. Энергия этих песен порой чувствуется и без перевода (некоторые кельтские и украинские песни доводят меня до слез), а музыка позволяет нашим ушедшим близким продолжать жить рядом с нами.

Вы всегда можете найти способы развивать отношения со своими предками, даже если ваши близкие родственники не чувствуют себя защищенными. Осознание того, как травма передается из поколения в поколение, помогает испытывать сострадание как к себе, так и к другим членам вашей семьи.

Подробнее о книге «Дар травмы» читайте в базе «Идеономики».

Свежие материалы