€ 97.77
$ 90.14
Эффект пластичности: как «ген депрессии» защищает своих носителей

Эффект пластичности: как «ген депрессии» защищает своих носителей

Чем выше ваша чувствительность, тем больше пользы вы извлекаете из любого опыта — положительного или отрицательного

Саморазвитие
Кадр из фильма "Красавица и чудовище"

Может ли чувствительность быть чрезмерной? Многие считают именно так и пытаются перевоспитать своих детей, друзей, близких. Журналист Дженнифер Граннеман и основатель сайта для очень чутких людей Андре Соло в книге «Сверхчувствительность как суперсила» рассказывают, почему одни люди обладают чувствительностью больше, чем другие.

На своих выступлениях Брюс Спрингстин буквально взрывает залы. Как и положено настоящей легенде рока, к 70 годам он все еще в форме и дает, по словам одного из критиков, «зажигательные, разрывные трехчасовые ультраэкстравагантные концерты, на которых даже воздух искрится». Именно его энергетика и принесла ему титул «Босс», она приводит его фанатов в восторг. Многие из них, как и сам Спрингстин, из небогатых рабочих семей. Для них он олицетворение мощного духа бунтарей и простых работяг, которые, как поется в одной из его песен, «не сдаются». Фанаты описывают Спрингстина по-разному, но слово «чувствительный» явно не возглавляет список его качеств.

Поклонники Спрингстина удивились бы, встретив его вне сцены. В своих интервью он рассказывал, что в детстве был «очень чувствительным мальчиком, нервным и жутко тревожным». Брюс дрожал от страха во время грозы и бежал к колыбельке сестры, чтобы успокоить ее, когда она плакала. Будучи, по его словам, «маменькиным сынком», Брюс иногда нервничал настолько, что кусал костяшки пальцев и моргал «раз 100 в минуту», как пишет он в своих мемуарах «Рожденный бежать» (Born to Run). Его стеснительность и чувствительность не особо привлекали его одноклассников. Спрингстин признается, что быстро превратился в «непреднамеренного бунтаря, странного аутсайдера и трусишку… отстраненного, отстраняющегося и чуждого для социума». Тогда ему было всего семь.

Отец Брюса Дуглас, который вдохновил сына на создание некоторых популярных песен, не одобрял эти проявления чувствительности. Крепкий, как бык, он был обычным работягой, который ценил силу, стойкость и умение драться. В мемуарах Брюс рассказывает, что неодобрение отца зачастую принимало форму отчуждения, а иногда воспитательный процесс заканчивался пьяными ночными посиделками.

[…]

Опыт Брюса Спрингстина далеко не уникален. Многих чувствительных детей воспринимают как дефективных, ущербных. Сначала родители стремятся исправить или закалить их, позже им на смену приходят коллеги, друзья и даже романтические партнеры. Все эти попытки совершенно бесполезны не только потому, что чувствительность есть сила, но и потому, что они ни к чему не приведут. Так и Дуглас Спрингстин на своем опыте убедился, что менее чувствительным его сын не станет, сколько его ни ругай. Неважно, рок-звезда вы или нет, чувствительность — это неотъемлемая часть вашей личности, она встроена в вас.

Так почему мы становимся чувствительными? В чем сила чувствительности и чем она поможет в жизни? Ученые пока не определили все факторы появления чувствительности, но благодаря новым технологиям нашли некоторые важные ключи к решению этой загадки.

Все дело в генах

В 1990 году был обнаружен короткий ген транспортера серотонина (Serotonin transporter, SERT). Тогда считалось, что этот ген служит причиной депрессии или, поскольку депрессию невозможно объяснить лишь одним геном, повышает риск ее возникновения. Множество исследований доказали связь между транспортером серотонина и депрессией: носители этого гена в тяжелый период жизни значительно больше подвержены депрессии или тревожности. Определенный смысл в этом есть. Ген транспортера серотонина, генетический год которого короче, чем у длинного гена, влияет на выработку серотонина, который играет большую роль в регулировании настроения, эмоционального состояния и ощущения счастья. Поэтому ученые пришли к выводу, что короткий ген транспортера и депрессия неразрывно связаны.

Однако с этим выводом не согласилась нейробиолог Джоан Чиао. В своих исследованиях она выяснила, что люди восточноазиатского происхождения, включая ее саму, гораздо чаще являются носителями короткого гена транспортера серотонина — в два раза чаще, чем уроженцы Запада. Однако Чиао сама провела большую часть жизни среди азиатов и американцев азиатского происхождения, и ничто не указывало на то, что они страдали от депрессии чаще остальных. Будучи ученым, Чиао не стала опираться исключительно на собственный опыт, а решила провести исследование: действительно ли в Восточной Азии, где широко распространен короткий ген, более высокие показатели депрессии?

Найти ответ оказалось непросто. Чиао пришлось собрать результаты своих исследований, добавить к ним данные ВОЗ и представить все это в виде карт, которые она опубликовала в своей статье в 2010 году. На одной из карт показаны регионы, где распространен ген транспортера серотонина, а на другой — регионы, где депрессия встречается чаще всего. Чиао пришла к выводу: если бы это был так называемый ген депрессии, то две карты были бы идентичными. Но они существенно различались. Более того: если сопоставить эти карты, то они будут противоположны друг другу в некоторых отношениях. Восточная Азия, где преобладает короткий ген, почти не фигурирует на карте депрессии, а вот США и часть Европы, где короткий ген встречается реже, на той же карте сияют красным цветом, обозначающим самый высокий уровень распространения депрессии.

Ориентируясь только на карты Джоан Чиао, можно подумать, что ген транспортера серотонина скорее защищает людей от депрессии, чем способствует ей. Поэтому Чиао рассмотрела и другие факторы: например, преувеличение результатов диагностики депрессии на Западе и преуменьшение в Азии. Возможно, такое искажение и имеет место, но не в таких масштабах, чтобы объяснить столь существенную разницу. Таким образом, ни одна из гипотез Чиао не подтвердилась. Тогда в чем тут дело? Почему носители «гена депрессии» редко подвергаются этому расстройству психики?

Роль социальной поддержки

Джоан Чиао оказалась не единственным ученым, обеспокоенным этим вопросом; и некоторым исследователям в конце концов удалось найти ключи к разгадке. Так, в результате одного из исследований выяснилось, что носители короткого гена транспортера серотонина, пережившие травматичный опыт (в данном случае — ураган), подвержены депрессии не больше, чем носители длинного гена, если получали достаточную социальную поддержку. Если же этой поддержки не хватало, то риск развития депрессии повышался в 4,5 раза. Похожие результаты показало и другое исследование — среди подростков из приемных семей. Подростки с коротким геном транспортера серотонина не были сильно подвержены депрессии, если в их жизни был взрослый наставник, которому они доверяли. Соответственно, если такого человека не было, риск развития депрессии повышался.

Таким образом, постепенно формировалась новая картина. Сравнив свои карты, Джоан Чиао пришла к выводу, что короткий ген чаще встречается там, где развита коллективистская культура, в частности в странах Восточной Азии. Долгосрочные отношения и семейная близость, характеризующие культуру этих стран, обеспечивают большую социальную поддержку, что и защищает людей от развития депрессии. Иная ситуация в странах с индивидуалистической культурой, как в США, где отношения более гибкие и переменчивые.

На самом деле носители короткого гена способны получать максимум пользы от любого вида доступной социальной поддержки. Исследования также показали, что носителям короткого гена транспортера серотонина легче распознавать и предугадывать эмоции других людей и соответствующим образом реагировать на них, чем носителям длинного гена. Кроме того, носители короткого гена более точно оценивают риски, более креативны и эмпатичны. В 2010 году двое ученых, Болдуин Уэй и Мэттью Либерман, пришли к аналогичному выводу; в своих работах они дали короткому гену транспортера серотонина новое название: ген социальной чувствительности.

Современный подход к генам

В наши дни наука уже не пытается объяснить человеческие черты каким-либо одним геном. Большинство наследуемых характеристик, даже таких очевидных, как рост и цвет кожи, управляются не одним геном, а множеством. Именно поэтому наши рост и цвет кожи не всегда точно такие же, как у родителей. Используя роботы-манипуляторы, которые помещают образцы ДНК на специальную химически активную поверхность, ученые могут просканировать весь геном человека и обнаружить миллионы вариаций генов за один сеанс. Если проделать эту операцию с большой выборкой, используя базы данных ДНК (вроде тех, где прослеживается родословная), можно идентифицировать тысячу вариаций генов, отвечающих за разные характеристики. Ни одного из этих генов не достаточно, чтобы активировать или деактивировать какие-либо черты личности, но каждый ген так или иначе к ним причастен. Поэтому чувствительность, как и многие другие черты, можно рассматривать как паттерн проявления генома человека. Чем больше ваш геном соответствует этому паттерну, тем более вы чувствительны.

Изучение чувствительности и ее механизмов продолжается. Однако несомненно, что она связана с геном транспортера серотонина. Теперь ученые называют его ген пластичности, потому что он делает людей более открытыми к внешней среде, что влияет на формирование их личности. Гены пластичности включают ген моноаминоксидаза А (MAOA) и дофаминовый рецептор D4 (DRD4), а также другие гены дофаминовой системы — системы вознаграждения мозга. Такие выводы свидетельствуют о том, что чувствительные люди не только воспринимают мир по-другому, но и от жизни хотят другого.

В общем и целом чувствительностью можно объяснить связь генов пластичности с депрессией. Очевидно, если вы острее реагируете на происходящее в жизни, негативные события влияют на вас сильнее — потеря работы или разрыв близких отношений повышают риск депрессии. Но также чувствительность объясняет, почему эта связь проявляется не всегда. Например, что произойдет, если носитель генов пластичности получит поддержку, вдохновение и одобрение? Он точно так же сильно отреагирует на обстоятельства, но на этот раз в положительном ключе — он получит преимущество, недоступное другим. Это преимущество мы называем бустерным эффектом чувствительности. Бустер позволяет чувствительным людям значительно опережать других, если они просто получают поддержку. В этом случае логично, что риск развития депрессии значительно снижается: чувствительного человека надежно защищает позитивное подкрепление от окружающих. Другим это недоступно.

Иными словами, чем выше ваша чувствительность, тем больше пользы вы извлекаете из любого опыта, хорошего или плохого. И этим вы во многом обязаны генам.

Подробнее о книге «Сверхчувствительность как суперсила» читайте в базе «Идеономики».

Свежие материалы