€ 97.30
$ 89.53
Когнитивная выносливость лжеца: как хорошая память связана с обманом

Когнитивная выносливость лжеца: как хорошая память связана с обманом

Обман требует от мозга дополнительных усилий, и тут на выручку лжецу приходят те особенности мышления, которые принято считать полезными

Саморазвитие
Иллюстрация Роберто Инноченти к сказке "Приключения Пиноккио"

Обман влечет за собой серьезные последствия: если свидетель солжет на допросе, то это может привести к неправомерному осуждению, обман во время деловой сделки — к крупным финансовым потерям, а в личном общении  ложь грозит расставанием. Оказалось, что качества, которые обычно помогают людям более ясно мыслить — когнитивная гибкость, большой объем оперативной памяти, выносливость ума — на руку и лжецам.

Чем меньше у нас когнитивных ресурсов, тем сложнее обманывать. Например, сочинить причину, почему вы пропустили деловую встречу, легче сидя дома. А вот преодолевая пробки за рулем авто, убедительно солгать трудно. И часто именно это становится причиной, почему человек внезапно говорит правду. С когнитивной нагрузкой все справляются по-разному, и склонность ко лжи поэтому тоже у всех разная (кто-то вообще не умеет врать). 

Уровень когнитивных усилий, необходимых для обмана, изучался при помощи экспериментов, таких как задача «кубик под чашкой», когда участникам нужно предсказать результат броска кубика или подбрасывания монеты, а затем получить вознаграждение в зависимости от точности прогноза. При этом участники думают, что организаторы верят им на слово. Как и ожидалось, более честными игроки были в условиях нехватки времени или при одновременном выполнении еще одной задачи.  Аппаратные исследования подтвердили эти результаты: именно ложь, а не правда повышает уровень активности в лобных и теменных долях мозга. 

В другом эксперименте участникам предъявлялась пара одинаковых изображений, имеющих одно, два или три незначительных отличия. При этом людям говорили, что каждая пара изображений содержит три различия. В каждом испытании участников просили изучить пару изображений и указать, могут ли они обнаружить все три различия; утвердительные ответы вознаграждались. Было установлено, что активность в зоне мозга, реагирующей на вознаграждения, связана с тем, насколько часто люди лгут во время выполнения задания. При этом наблюдалась и повышенная активность участков, связанных с самореферентным мышлением. Исследователи интерпретировали эти результаты как свидетельство того, что людям важно сохранять достойный моральный облик в собственных глазах. 

Такие эксперименты обычно связаны с простым обманом. Но какую нагрузку несен наш мозг при более изощренной лжи? Вероятно, очень большую. Скажем, обман в резюме и последующее поддержание правдоподобности этой лжи в течение длительного времени окажутся очень утомительными. 

Способность хорошо врать может зависеть от индивидуальных различий в когнитивных процессах, в том числе в объеме оперативной памяти. Под оперативной памятью подразумевается система, которая отвечает за временное хранение и обработку информации для поддержания текущих когнитивных процессов. Именно эта система памяти позволяет временно запомнить последовательность цифр при наборе телефонного номера, выполнить мысленные математические вычисления или удержать в голове вопрос, ответ на который еще не сформулирован. Для того чтобы убедительно соврать, вам необходимы способности, зависящие от оперативной памяти. Например, лжец должен создать правдоподобную историю, избегая при этом влияния правдивой версии событий. Исследования показывают, что люди с большим объемом оперативной памяти лучше справляются с многозадачностью и успешнее подавляют стандартные реакции в пользу более продуманных и требующих усилий.

Кроме того, лжецу необходимо учитывать и соответствие второстепенных деталей, и ту информацию, что уже известна собеседнику. Например, для того чтобы убедительно солгать на допросе, необходимо придумать такую версию, которая соответствовала бы имеющимся у следователя данным. Для этого необходимо точно определить, что известно оппоненту и в какую ложь он, скорее всего, поверит (или не поверит). Существуют данные о том, что люди с высоким объемом оперативной памяти могут лучше воспринимать точку зрения других людей и эффективнее отслеживать противоречивую информацию. Эти навыки позволяют обманщикам избегать несоответствий в сфабрикованных историях.

И наконец, лжецу приходится управлять своим вербальным и невербальным поведением, чтобы скрыть признаки обмана, одновременно оценивая реакцию собеседника и сохраняя правдоподобность своего рассказа. Нервное поведение, например, суетливость и избегание зрительного контакта, а также речевые ошибки, например, заикание и нерешительность, часто рассматриваются как признаки нечестности. Высокий объем оперативной памяти позволяет человеку свести эти сигналы до минимума. Поэтому люди со сниженным объемом оперативной памяти (например, дети и старики) врут неубедительно.

Несмотря на потенциальные когнитивные проблемы, связанные с ложью, есть основания полагать, что ни обыватели, ни подготовленные сотрудники полиции не обладают хорошей интуитивной способностью распознавать обман. Однако некоторые подходы к анализу поведения могут помочь наблюдателям легче и точнее распознавать ложь. Судебные психологи изучают возможность использования высокой нагрузки на оперативную память, чтобы выявить ложные показания при рассмотрении уголовных дел.

Тест на полиграфе, вероятно, наиболее известный метод выявления лжи, позволяет обнаружить обман путем наблюдения за физиологическим возбуждением человека (частота сердечных сокращений, показатели кожной чувствительности) при ответе на различные вопросы. Хотя существуют доказательства того, что ложь повышает возбуждение, тест на полиграфе не может различить физиологические реакции, вызванные волнением, страхом, стрессом или же обманом, поэтому многие считают этот метод неточным. Подход, основанный на когнитивной нагрузке, предлагает альтернативный метод доказательной детекции лжи. В основе этого метода лежит предположение о том, что в условиях, когда рабочая память подвергается нагрузке, подозреваемому будет труднее скрыть признаки обмана. Для этого дознаватель может попросить подозреваемого описать событие в обратном порядке или отвечать на вопросы в условиях дефицита времени. Дознаватель также может предъявить новые доказательства на поздних этапах допроса, заставив подозреваемого скорректировать свои показания в соответствии с ними.

Проведенный в 2015 году метаанализ исследований, в которых использовался этот подход, позволил сделать вывод о том, что он является эффективным методом распознавания лжи. Если увеличить когнитивную нагрузку у обманщика, то он выдаст больше поведенческих признаков лжи, таких как вербальные несоответствия, замедление времени реакции и сокращение телодвижений. Другой метаанализ, проведенный в 2020 году, показал, что обученные наблюдатели на 21-27% точнее распознают ложь, произнесенную в условиях высокой, а не низкой когнитивной нагрузки. Очевидная эффективность этой методики распознавания лжи подтверждает мнение о том, что процессы оперативной памяти являются важнейшим условием успешного обмана.

В целом исследование темы лжи показывает, что способность и склонность к обману может зависеть не только от моральных качеств человека. Для большинства из нас ложь является психологическим испытанием, а когнитивные издержки повседневной жизни часто делают честность более легким вариантом. Даже если у человека есть основания для лжи, его разум, как правило, скуп и старается не тратить энергию без веских причин. Высокие когнитивные способности и эффективная память ценятся по многим причинам, но, похоже, что ограничения этих систем — важный фактор, который заставляет людей быть честными.

Источник

Свежие материалы