€ 98.75
$ 92.25
Есть ложь — есть и лжец: две переменные в уравнении дезинформации

Есть ложь — есть и лжец: две переменные в уравнении дезинформации

Философ Ли Макинтайр о том почему главная цель конспирологии — не вера, а неверие

Образ жизни Саморазвитие
Кадр из фильма "Здесь курят"

Неверная информация — это ошибка. Дезинформация — это ложь, которая скрывает правду и разжигает ненависть. Вера в дезинформацию зачастую связана не столько с фактами, сколько с племенными и общественными устоями. И противостоять этому можно, если проявлять здоровый скептицизм и отгонять от себя чувство бессилия. Люди всегда лгали, особенно те, кто стремится к влиянию. По мнению Ли Макинтайра, философа, автора книги «О дезинформации» («On Disinformation»), те, кто распространяет ложь, не только отрицают действительность и ставят под сомнение доказанные факты, но и стремятся посеять недоверие к другим людям и вызвать циничное отношении к самой истине. 

По мнению Макинтайра, отличие между ошибкой и ложью принципиальное. Если бы у него было всего пять минут на то, чтобы сообщить людям что-то важное, он говорил бы с ними именно об этом. Ошибка — это случайность. Если предъявить человеку доказательства, он признает свою ошибку и изменит мнение. Дезинформация не случайна, она заведомо ложна. И распространяется она теми, кто уже знает, что это обман. У этих людей, по мнению автора книги, есть цель — заставить людей верить в ложь и ненавидеть правду. Тот, кто находится под влиянием такой лжи, полностью полагается на дезинформатора и воспринимает любую новую информацию через призму навязанных взглядов. Поэтому так много людей оказываются прочно вовлечены в лагерь дезинформации — они просто не могут воспринимать правду. 

Иногда мы задумываемся, почему нельзя убедить кого-то, кто погряз в такой лжи, с помощью фактов? Потому что дело не в фактах, а в доверии. Проблема дезинформации не в том, что она разрушает убеждения людей, а в том, что она ломает сам процесс формирования убеждений. 

Макинтайр убежден, что большую роль в этом играет формирование «культа личности», и это делает ложь еще более опасной.  Когда речь идет о чем-то вроде COVID, дезинформация может привести к чьей-то смерти. А подвергнуть людей такой опасности может только тот, кто преследует какие-то интересы. Например, финансовые, идеологические, политические. Лжецы знают, чего хотят, и идут по головам.

Дым, зеркала и сигареты

Инструкция, как заставить людей верить в то, чего нет, известна давно. Один из наиболее ярких примеров, который приводит Ли Макинтайр, родом из 50-х годов прошлого столетия.  Руководители крупных табачных компаний США провели встречу в отеле «Плаза» в Нью-Йорке 15 декабря 1953 года. Они собрались, чтобы обсудить научную работу, доказывающую связь между курением и раком легких. Это могло погубить их бизнес, поэтому они наняли специалиста по связям с общественностью для консультации. И на этой встрече он посоветовал бороться с научной информацией. 

Ученые обычно решают научные споры при помощи доказательств. Но пиарщик говорил не об этом. Он считал, что в рамках связей с общественностью необходимо бороться с наукой. Поэтому табачные компании разместили в газетах рекламу на целую полосу. Они нанимали ученых, которые проводили собственные исследования. Они сделали все возможное, чтобы создать впечатление, что у этой истории есть две стороны, чтобы убедить людей, что нужно провести дополнительные исследования и не спешить с выводами.

Почему они сделали это именно так? Не для того, чтобы доказать, что курение не вызывает рак легких. А для того, чтобы заставить людей сомневаться в том, в чем они ранее были уверены. Нужно было всего лишь все время откладывать окончательные выводы, и им это удавалось в течение сорока лет. За это время было продано невообразимое количество сигарет. Конечно, в конце концов, всплыли служебные записки, которые раскрыли ложь. Сейчас табачные компании переместились в развивающиеся страны и используют ту же схему. И стратегия, как ни печально, продолжает работать.

Ложь из брандспойта

Сегодня распространение дезинформации происходит шире и глубже. Потому что теперь у дезинформаторов есть свои сайты, есть социальные сети и прямой доступ к миллионам людей. Ложь становится вирусной задолго до того, как у правды появляется шанс ее догнать. На развенчание мифа всегда уходит больше времени. Это старый, проверенный временем прием — «ложь из брандспойта». У дезинформатора не одна ложная идея. У него их 20, и неважно, что одна противоречит другой. И людям приходится разбираться: «Стоп, я должен действительно сесть и подумать об этом». А мошенник тем временем продолжает распространять ложь и уходить от ответственности.

Этот прием также предназначен для того, чтобы приучить людей быть циничными, чтобы заставить их думать о том, что они лишены правды, что никто не может знать ее. А где нет правды, там нет и ответственности. Вера становится связующей нитью между людьми, но и неверие объединяет. 

Я был на съезде сторонников плоской Земли, и какая же это была дружная компания! Это был праздник: увидеть друг друга во плоти, потому что они противопоставляли себя тем, кого называли «норми».

Соучастники

В уравнении дезинформации есть две переменные — распространители и сторонники. Опасность дезинформации заключается в том, что для нанесения реального вреда не обязательно быть сторонником. На помощь охотно приходят СМИ, соцсети. Они распространяют чужую ложь, не изучая ее. 

Почему они так поступают? Журналистам не нравится, когда их обвиняют в политической предвзятости, и самый простой способ не быть обвиненным — дать высказаться обеим сторонам. Но это популизм, и сегодня люди это знают. Никто не дает высказываться «двум сторонам», когда НАСА запускает ракету. Никто не показывает в том же кадре комментатора, сторонника идеи плоской Земли, который скажет: «На самом деле запуска не было». Так просто не бывает. Но СМИ жаждут внимания. Они хотят, чтобы люди не выключали телевизор или продолжали читать. Поэтому и допускают некоторые искажения. То же самое происходит и в социальных сетях под контролем алгоритмов.

Нельзя утверждать, что распространители дезинформации также коварны, как и ее создатели. Но именно в этом звене цепочки мы проигрываем.

Истинно верующие

Я написал целую книгу «Как говорить с теми, кто отрицает науку», в которой рассказываю о том, как вести диалог со сторонниками плоской Земли, теми, кто не верит в изменения климата, противниками вакцинации и теории эволюции. Я считаю, что такой диалог очень важен, потому что нельзя просто отмахнуться и сказать: «Они не разделяют мои взгляды, ну их к черту».

Макинтайр убежден, что со сторонниками теории заговора нужно разговаривать, понимая, что факты вряд ли заставят их передумать. Но если говорить терпеливо, уважительно , они начнут доверять вам.  Однако решение проблемы дезинформации не в том, чтобы убедить жертв, что их обманули. Этого не избежать. Необходимо также прекратить распространение. 

Я бы сравнил это с эпидемией. Вы должны пытаться исцелить больного, но также нужно предотвратить заражение других людей. Если заниматься только больными, то болезнь никогда не победить. Стоит проявить сочувствие. Огромное количество людей даже не знают ни одного ученого, так почему же они должны доверять науке? 

Главное в науке — это не ее метод или логика. Речь идет об этике науки: вам настолько важны доказательства, что вы готовы изменить свое мнение перед лицом новых фактов. Существует соблазн, особенно когда вы разговариваете с теми, кто отрицает правду, или когда речь идет о чрезвычайной ситуации в области здравоохранения, сказать: «Вот правда. У нас есть доказательство. Выполняйте то, что мы говорим». Это опасно, потому что, потеряв доверие, вернуть его практически невозможно.

Поэтому Макинтайр советует ученым опираться на идею неопределенности. Как бы хорошо ни была обоснована научная гипотеза, она все равно может быть опровергнута в будущем. Такова суть науки. И люди достаточно умны и понимают это. Более того, это укрепляет доверие. Не притворяйтесь, что вы знаете то, чего не знаете. Это может обернуться для вас неприятностями. Вместо этого помните о неопределенности. В этом есть некое благородство и это то, что принесло науке успех.

Борьба с дезинформацией

Вот что не следует делать: становиться скептиком и не верить вообще ничему. В некотором смысле именно этого и добиваются дезинформаторы. Спросите себя, почему они хочет, чтобы вы в это поверили? Иногда ответ будет таким: потому что это правда. Они ученые, они изучали это, и у них есть доказательства. А иногда кто-то хочет отвлечь ваше внимание в своих целях.

Невозможно победить в дезинформационной войне, если не осознать, что ты в ней участвуешь.

Мы прошли большой путь, потому что каждый раз, когда кто-то использует слово «дезинформация», когда имеется в виду заведомая ложь, мы понимаем, что это было сделано намеренно. Если есть ложь, то должен быть и лжец. Возможность открыто использовать слово «дезинформация» и признать, что мы находимся в состоянии информационной войны, чрезвычайно важна. Только так можно победить.

Источник

Свежие материалы