€ 97.90
$ 90.09
Сосредоточьтесь на профилактике: как избежать конспирологических ловушек

Сосредоточьтесь на профилактике: как избежать конспирологических ловушек

Новое исследование показывает, что только некоторые методы борьбы с теориями заговора являются эффективными. Итак, что же работает, а что нет?

Образ жизни Саморазвитие
Иллюстрация: Ars Technica

Когда кто-то попадает в ловушку теории заговора, есть очень мало эффективных способов вытащить его оттуда.

Анализ исследований, посвященных попыткам противодействия конспиративному мышлению, показывает, что обычные стратегии, такие как контраргументы и проверка фактов, в основном не способны изменить убеждения людей. Наиболее перспективные способы борьбы с конспирологическим мышлением, по всей видимости, включают в себя профилактику: либо когда вы предупреждаете людей о конкретной теории заговора, либо просто учите их, как выявлять сомнительные доказательства.

«К сожалению, мы все еще находимся на начальном этапе разработки универсального противоядия от дезинформации», — говорит Киан О’Махони, руководитель исследования, профессор психологии Университетского колледжа Корка в Ирландии.

По словам Кэтлин Холл Джеймисон, профессора коммуникации и директора Центра общественной политики Анненберга в Пенсильванском университете, важно противодействовать конспирологическим убеждениям, поскольку вера в заговоры может побуждать людей к пагубным действиям. Например, люди, штурмовавшие Капитолий, считали, что президентские выборы 2020 года были украдены. А верившие в заговоры во время эпидемии COVID подвергали себя риску заболевания, отказываясь от вакцинации. «Но эта область настолько молода, что попытки сравнить отдельные исследования довольно рискованны», — говорит Джеймисон.

«Существует так много различных определений и характеристик того, что является конспирологической верой и мышлением, что очень трудно собрать эти данные каким-либо образом, позволяющим сделать обобщение», — поясняет она. Сравнения, приведенные в новом обзоре, являются отправной точкой, по словам Джеймисон, но не должны рассматриваться как последнее слово о конспирологических явлениях.

По словам О’Махони, в исследованиях часто стираются границы между теорией заговора, дезинформацией и недостоверными сведениями. Последнее — просто неточная информация, в то время как дезинформация — это намеренное введение в заблуждение. Конспирологические убеждения, как их определяют О’Махони и его коллеги, включают в себя любые версии, которые предполагают участие злоумышленников в тайном заговоре, объясняющем какое-либо важное событие. Такие убеждения необязательно являются ложными: реальные заговоры случаются, но ошибочных теорий очень много, от идеи о том, что высадка на Луну была подделана, до веры в то, что вакцины COVID вызывают массовую смерть, которую власти скрывают.

О’Махони и его коллеги сосредоточились на исследованиях, которые были посвящены теориям заговора, а не дезинформации или недостоверности. Они нашли 24 исследования в 13 публикациях. Почти в двух третях этих исследований ученые пытались изменить общую готовность людей верить в заговоры, в то время как в остальных рассматривались индивидуальные убеждения.

Существовало несколько категорий исследований. Одна из них включала предварительный этап, в котором использовалась несвязанная задача для изменения мышления человека. Например, участников могли попросить прочитать отрывок, напечатанный трудночитаемым шрифтом, что требует больше усилий для восприятия информации и побуждает к аналитическому мышлению. Затем исследователи могут представить участникам теорию заговора, чтобы проверить, снизит ли эта задача их убежденность. Эти исследования показали, что предварительный этап в основном срабатывает, но его эффект, как правило, невелик. Другая стратегия аргументации против теорий заговора с помощью фактов также показала лишь незначительный эффект. Наименее эффективными аргументами были апелляция к чувству сопереживания или высмеивание убеждений.

Наиболее перспективными оказались исследования с профилактическим компонентом, когда людей заранее предупреждали, что они могут столкнуться с теорией заговора, и приводили аргументы против нее. Это оказало среднее или большое влияние на уверенность в конспирологической теории. Однако, это может дать и обратный эффект. Одно исследование показало, что если конспиролог предупреждал людей, что к ним будет применен профилактический подход, то такая «прививка» больше не срабатывала. Политики используют эту стратегию «прививка против прививки» в реальном мире, говорит Джозеф Ушински, политолог из Университета Майами и соавтор работы «Американские теории заговора». Например, губернатор Флориды Рон ДеСантис стал сопровождать свои аргументы о том, что учителя внушают ученикам теории заговора, такими фразами: «Любой, кто говорит вам, что этого не происходит, лжет».

По словам Карен Дуглас, социального психолога из Кентского университета в Англии еще одна проблема — это выяснить, работает ли профилактика или любая другая стратегия в долгосрочной перспективе. Во многих исследованиях, в которых изучается этот метод, ученые измеряют немедленный эффект, но не отслеживают его в течение нескольких дней, недель или месяцев. «Чтобы что-то было эффективным в решении более серьезной проблемы, — говорит Дуглас, — мы должны знать, сохраняется ли эффект в течение долгого времени».

Лучший способ не попасть в ловушку конспирологии, возможно, самый трудоемкий. В новом анализе самый большой эффект был получен в результате исследования, во время которого проводился трехмесячный университетский курс, направленный на то, чтобы отличить науку от лженауки. В рамках исследования три преподавателя обучали студентов навыкам критического мышления, необходимым для понимания распространенных человеческих ошибок восприятия и логики. В результате они получили меньшую убежденность в теориях заговора. «Это было уникальное исследование, но в нем особое внимание уделялось обучению этим навыкам», — говорит О’Махони.

Изменить укоренившиеся конспирологические убеждения довольно трудно, но в этом есть и положительная сторона: по словам Ушински, вопреки распространенному мнению, трудно заставить людей поверить в теорию заговора. В 2022 году он и его коллеги опубликовали исследование в журнале PLOS ONE, в котором не нашли никаких доказательств того, что конспирологические убеждения усиливаются, несмотря на их популярность в социальных сетях. По словам Ушински, изменение укоренившихся убеждений любого рода является сложной задачей, особенно если эти убеждения тесно связаны с чьим-то мировоззрением. «Иногда люди выбирают убеждения, которые им нравятся, и делают то, что хотят, потому что они такие, какие есть», — добавляет он.

Тем, кто заинтересован в борьбе с конспирологическим мышлением, авторы нового исследования дают несколько советов:

  • Не апеллируйте к эмоциям. Исследования показывают, что эмоциональные стратегии не меняют убеждения.
  • Не увлекайтесь фактическими аргументами. Авторы обнаружили, что споры о фактах конспирологии или последствиях веры в конкретный заговор также не имеют большого значения.
  • Сосредоточьтесь на профилактике. Лучшие стратегии, по-видимому, включают в себя помощь людям в распознавании ненадежной информации и ненадежных источников до того, как они подвергнутся воздействию конкретного убеждения.
  • Поддержка образования и анализа. Если у людей аналитический склад ума и они обладают навыками оценки информации, то это наиболее эффективная защита от ловушек конспирологии.

Источник

Свежие материалы