€ 100.02
$ 92.85
Никогда не жили вместе: как современный мир порождает новую модель семьи

Никогда не жили вместе: как современный мир порождает новую модель семьи

Мауро Гильен о том, почему идеальные и устойчивые модели семейной жизни противоречат изменчивой действительности

Будущее Образ жизни
Фото: Фредерик Уильям Элвелл "Первенец"

К середине прошлого века модель «нуклеарной семьи» (двое детей, отец-добытчик и мать-домохозяйка, благополучная жизнь и свой дом) стала стремлением многих людей по всему миру. Но в современном обществе традиционные нуклеарные семьи не являются большинством. Строить свою жизнь последовательно, по одному лекалу стало неактуальным. Смена общественного, технологического и культурного уклада разрушила представление об идеальных моделях семейной жизни, считает Мауро Гильен, один из выдающихся мыслителей в области социологии.

1970-е годы были периодом расцвета нуклеарной семьи. Теоретически, последовательная модель жизни, в которой люди упорядоченно и предсказуемо проходят каждый этап, получила широкое распространение в мире в то самое время, когда правительства, СМИ, Голливуд и основные религии пропагандировали идею нуклеарной семьи, где родители воспитывают детей до получения ими образования и того момента, когда они создают свои собственные семьи. На самом скромном социально-экономическом уровне оба родителя работали, оставляя детей у соседей или под присмотром старших братьев и сестер. В Германии женщинам, занимавшим более высокие позиции в социальной иерархии, было предписано сидеть дома и посвящать себя «Kinder, Küche, Kirche» — заботе о детях, доме и церковной жизни. Компании в большинстве стран, от Японии до США, не поощряли или прямо запрещали замужним женщинам работать вне дома. Семья, состоящая из двух родителей, как минимум двух детей и собаки, обладающая определенным уровнем материального благополучия (телевизор, стиральная машина, автомобиль) стала образцом для подражания во всем мире, учитывая растущее благосостояние среднего класса.

За радужным представлением об идеальной семье скрывается реальность трудностей и разочарований. Акцент на «взрослении» приводит к тому, что на детей оказывают огромное давление, чтобы подготовить их к взрослой жизни: от стабильных романтических отношений до профессионального успеха. Кроме того, нуклеарная семья способствует социальному неравенству, поскольку, как легко догадаться, не все группы общества в состоянии соответствовать идеальному прототипу. «Жизнь стала более свободной для личности и одновременно неустойчивой для семьи. Мы сделали жизнь лучше для взрослых, но хуже для детей, – размышляет Дэвид Брукс в недавней статье для журнала Atlantic. – Мы перешли от больших, взаимосвязанных и расширенных семей, которые помогали защитить наиболее уязвимых людей в обществе от жизненных потрясений, к маленьким, обособленным семьям, которые дают возможность лишь наиболее привилегированным людям в обществе максимально реализовать таланты и расширить возможности. В конечном итоге это дает свободу богатым и разоряет рабочий класс».

Помимо культурных перемен в наших взглядах на отношения и брак, реальность такова, что мы больше не живем в обществе, в котором жизнь идеально последовательна, а традиционные семьи составляют большинство. Как в экономически развитых, так и с бедных странах увеличивается число семей с одним родителем: люди расходятся, разводятся или вообще никогда и не живут вместе.

Важнейшим аспектом концепции нуклеарной семьи является идея о том, что дети должны вырасти, работать и со временем создать собственную такую же ячейку. По данным опроса 1957 года, которые приводит Брукс, почти каждый второй респондент считал не состоявших в браке людей определенного возраста «ненормальными», «аморальными» или «нервными». Традиционно люди, не прошедшие в определенном возрасте положенные этапы жизни, рискуют стать изгоями.

Еще одна особенность этой модели семьи заключается в том, что она способствует социальной изоляции. В популярной книге 1985 года «Привычки сердца» Роберт Беллах, в соавторстве с ведущими социологами отмечает: «современные культурные традиции определяют личность, достижения и цель человеческой жизни таким образом, что человек оказывается подвешенным в великолепной, но пугающей изоляции». Продвижение в жизни состоит в том, чтобы «найти себя», «покинуть дом», «создать что-то свое «через работу, любовь и брак» и «внести свой вклад» в жизнь общества и страны в качестве соседа и гражданина. Но, как утверждал политолог Роберт Патнэм в своей не менее захватывающей книге «Боулинг в одиночку», индивидуализм одержал победу над традиционным чувством общности, особенно когда семьи среднего класса переехали в пригороды и разорвали традиционные связи. При этом автор отмечает, что спад гражданской активности совпал с распадом традиционной семейной ячейки: мама, папа и дети.

С началом XXI века стало очевидным, что последовательная модель жизни с ее строгой упорядоченностью и временными рамками себя исчерпала. Проживание жизни по единому порядку устарело в связи с новыми экономическими и социальными ролями женщин, технологическими и экономическими изменениями, культурной глобализацией, наплывом индивидуализма.

В обществе, действительно ориентированном на переход от одного поколения к другому, должно быть больше ресурсов, чтобы уравнять шансы детей, не имеющих возможности пользоваться эмоциональной и экономической поддержкой, которую дает принадлежность к нуклеарной семье. Но самое главное, равенство возможно, только если эти преимущества доступны в любом возрасте, а не только до окончания средней школы.

Возраст для нас – это показатель организации и определения времени карьеры и продвижения по службе. Этот аспект отражает патриархальный уклон, который глубоко укоренился в последовательной модели жизни и концепции нуклеарной семьи. Но в условиях, когда традиционная концепция семьи перестает быть самой распространенной, эти традиционные взгляды могут привести к возврату к архаичным ценностям и практикам, в том числе к традиционной роли женщины. Сейчас это не только нецелесообразно, но и неприемлемо для многих групп. Обществу нужно двигаться вперед, не допуская негативных откатов к прошлому и не усугубляя социальные и политические противоречия.

Поэтому рассмотрим проблему прагматично. Давайте минимизируем социальные противоречия и политический экстремизм, стратегически осмысливая как постепенные, так и радикальные изменения. Необходимо выявлять способы, с помощью которых последовательная модель жизни мешает людям полностью реализовать свой потенциал. Нужно пересматривать установки, что вызывают наибольшие проблемы, особенно те, которые касаются разделения этапов жизни. В эпоху демографических, экономических и технологических преобразований необходимы новые подходы, свежие идеи и возможности, как для того, чтобы люди не оставались за бортом социальной жизни, так и для раскрытия потенциала каждого человека.

Правительствам, компаниям, образовательным учреждениям и организациям других типов нужно научиться относится к гражданам, студентам и работникам как к «многолетнему растению», проявлять изобретательность, мыслить нестандартно и стратегически, менять свои подходы. Те из них, кто не побоится экспериментировать с различными аспектами образа жизни, обучения, работы и потребления, характерного для представителей разных поколений, смогут добиться колоссального успеха.

Источник

Свежие материалы