€ 89.24
$ 82.82
Завязывайте с моралью: почему тяга к нездоровой пище не всегда вина человека

Завязывайте с моралью: почему тяга к нездоровой пище не всегда вина человека

Современный мир устроен так, что большинство людей просто не могут сделать выбор в сторону правильного питания

Образ жизни
Фото: Mert Guller/Unsplash

Наша пищевая среда токсична, а ученые и маркетологи, работающие в крупных компаниях по производству продуктов питания весьма умны. То, что мы едим все больше еды промышленного приготовления, значит лишь то, что эти люди отлично выполняют свою работу. Но это не значит, что мы проиграли.

В современном мире около 50% рациона среднестатистического взрослого и 65% рациона ребенка составляют ультра-обработанные продукты. Доктор Крис Ван Туллекен отмечает в своей книге «Ультра-обработанные люди: почему мы едим то, что не является едой и не можем остановиться?»: большая часть промышленных продуктов питания включает недавно изобретенные вещества, которые люди раньше не ели. И мы мало знаем о том, как они взаимодействуют с нами или друг с другом.

Пищевая промышленность тратит огромные деньги на рекламу и, как отметил бывший маркетолог отрасли Дэн Паркер, использует манипулятивные тактики. Например, шоколад ассоциируется с такими позитивными вещами, как расслабление или эмоциональная открытость. Чрезмерное потребление становится нормой: нам показывают одного (всегда стройного) человека, который ест плитку шоколада, которой хватило бы для всей семьи.

Критика ультра-обработанных продуктов (УОП) не должна превращаться в критику тех, кто это ест. Но мы стыдим и обвиняем именно людей, которые едят УОП, включая, зачастую, самих себя. С этим нужно завязывать. (У нас также есть неприятная привычка демонизировать продукты, которые важны для определенных культур, например, жареную курицу). Стыд никогда не мотивирует, а то, что мы едим, не является символом морали. Хотя почти все мы едим много УОП, нам кажется, что это проблема, которая в основном касается людей, живущих в бедности. Совершенно неконструктивно очернять рацион людей, и без того живущих в условиях сильного стресса. Но также ошибочно полагать, что это не затрагивает «таких, как я», каким бы ни было ваше социально-экономическое положение.

Ультра-обработанные продукты прячутся у всех на виду. Определения могут быть разными, но в основном они продаются в упаковках и изготавливаются с использованием консервантов, стабилизаторов, эмульгаторов, красителей или усилителей вкуса. К ним относятся такие повседневные продукты, как покупной хумус, макаронные изделия с наполнителями, острый соус, паста карри, готовые блюда, некоторые джемы, большинство арахисовых масел и хлеба, веганские альтернативы мясу, почти все крупы быстрого приготовления, почти все вяленое мясо, гамбургеры и сосиски, безалкогольные напитки, подслащенные или маложирные йогурты, многие продукты с маркировкой «без», заменители молока и почти все мороженое, десерты, чипсы, крекеры и печенье в супермаркете. Если в вашей корзине нет изрядной части этого списка, то существует несколько вариантов: у вас сверхчеловеческая сила воли, или вы очень богаты,  и/или все блюда готовит личный повар с нуля. Или вы лжете.

Многие такие продукты недороги, а те, что недешевы, часто преподносятся в ореоле здорового питания, как, например, растительные альтернативы мясу, злаковые батончики или протеиновые порошки. В действительности потребление всех видов УОП связано с повышенным риском возникновения всевозможных проблем со здоровьем, включая различные виды рака и увеличение веса.

Ультра-обработанные продукты удобны и рекламируются как способ облегчить нашу суетливую жизнь. Поэтому их критика воспринимается как нападение на людей, которые уже измучены тем, как устроена жизнь.

Но проблема не в нас. Проблема структурная. Устроить общество так, чтобы люди чувствовали, что у них недостаточно времени и денег, чтобы приготовить себе еду — это кошмарная антиутопия. Точно такая же, как когда нам продают дешевую еду, которая может навредить, под видом полезной или здоровой. И, как отмечает Генри Димблби в книге «Ненасытный», городское планирование — это тоже кошмарная антиутопия, когда более трех миллионов человек не могут получить доступ к магазинам, торгующим свежими продуктами.

Наш истерический страх перед полнотой привел к тому, что мы стали индивидуально подходить к ответственности за то, что едим, и при этом не учитываем очень тонкую взаимосвязь между размером тела и здоровьем. Несмотря на то, что было определено 59 типов ожирения, распространенный (заметно неудачный) подход к контролю веса по-прежнему сводится к вариациям на тему «меньше-ешь-больше-двигайся», и новым разрекламированным препаратам для снижения веса: семаглутиду, Ozempic и Wegovy (изначально созданные для лечения диабета), о которых с восторгом писали издания от Economist до New York magazine, иногда вскользь упоминая о побочных эффектах со стороны желудка, риске панкреатита и, возможно, рака.

Это попытка решить не ту проблему: мы не должны жить в такой пищевой среде, в которой значительное число людей нуждается в лекарствах, чтобы продолжать жить в этой среде.

Популярность ультра-обработанных продуктов является симптомом чего-то гораздо большего. Дело не в том, что гиганты пищевой промышленности отлично справляется с маркетингом и производством привлекательных и высококалорийных продуктов. Речь идет о принципе «работа превыше всего», долгих часах, низкой зарплате, культуре трудоголизма, структурном неравенстве, бедности и нестабильности. Для большинства из нас практически невозможно сделать так называемый «правильный» выбор продуктов питания.

Это особенно актуально, если вы испытываете стресс, усталость или работаете в условиях дефицита или незащищенности — все эти факторы, как показали многочисленные исследования, влияют не только на выбор продуктов питания, но и на метаболизм.

Решение проблемы заключается не в том, чтобы производители изменили рецептуру (хотя это может помочь). Все гораздо сложнее. Наши проблемы с едой — это лишь симптомы других социальных недугов, поэтому нелепо притворяться, что каждый из нас по отдельности может решить их. Если и существует моральный вопрос, на который нужно ответить, то это должны сделать те, кто производит ультра-обработанные продукты, а не те, кто их ест.

Каждый раз, когда речь идет о физической форме, нашей или другого человека, и мы считаем, что это повод для разговора о «хороших» и «плохих» пищевых предпочтениях, весе или фигуре, мы переворачиваем проблему с ног на голову. Выбор продуктов питания становится лабиринтом морали, но вместо этого, нужно сказать: с едой что-то не так, это нужно исправить. А не нас.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы