€ 55.47
$ 57.21
Сначала доброта, потом правота: почему аргументы не помогают переубедить человека

Сначала доброта, потом правота: почему аргументы не помогают переубедить человека

Бизнесмен и писатель Джеймс Клир рассуждает, какие методы могут воздействовать на убеждения людей, а какие — нет

Образ жизни
Фото: TAVEPONG PRATOOMWONG/Flickr

Экономист Джон Кеннет Гэлбрейт однажды написал: «Когда люди сталкиваются с выбором, изменить собственное мнение или доказать, что этого не стоит делать, почти все берутся доказывать».

Лев Толстой был еще смелее: «Можно самому непонятливому человеку объяснить самые мудреные вещи, если он не составил себе о них еще никакого понятия; но самому понятливому человеку нельзя объяснить самой простой вещи, если он твердо убежден, что знает, да еще несомненно знает то, что передается ему».

Что при этом происходит? Почему факты не меняют наше мнение? Почему кто-то все равно продолжает верить в ложную или неточную идею? Чем полезно нам такое поведение?

Логика ложных убеждений

Чтобы выжить, человеку необходимо иметь достаточно точное представление о мире. Если модель реальности сильно отличается от существующего мира, человеку трудно предпринимать эффективные действия каждый день.

Но истина и точность — не единственные важные  вещи для человеческого разума. Человеку свойственно стремление к принадлежности.

В книге « Атомные привычки» я писал: «Люди — стадные животные. Мы хотим иметь возможность вписаться в окружение, объединяться с ним, заслужить уважение и одобрение коллег. Это нужно для выживания. На протяжении большей части эволюционной истории наши предки жили племенами. Отделение от племени — или, что еще хуже, изгнание — приравнивалось к смертному приговору».

Важно понимать истину в конкретной ситуации, но не менее важно оставаться частью племени. Часто эти два стремления хорошо сосуществуют, но иногда они вступают в конфликт.

Во многих случаях социальные связи более полезны для повседневной жизни, чем понимание истинности конкретного факта или идеи. Гарвардский психолог Стивен Пинкер объяснил это следующим образом: «Людей принимают или осуждают в соответствии с их убеждениями, поэтому одна из функций разума состоит в том, чтобы придерживаться тех убеждений, которые приносят максимальное количество союзников, защитников или учеников, а не тех, что, скорее всего, соответствую действительности».

Мы не всегда поддерживаем какие-то взгляды лишь потому, что они верны. Иногда мы выбираем то, что позволяет нам выглядеть хорошо в глазах людей, которые нам небезразличны.

Кевин Симлер хорошо выразил эту мысль: «Если мозг предвидит вознаграждение за следование определенному убеждению, он совершенно счастлив сделать это, и его не волнует, какой будет эта награда — прагматической (хороший результат более правильного решения), социальной (лучшее отношение со стороны окружающих) или смесь того и другого».

Ложные убеждения бывают полезны с социальной точки зрения, даже если не несут пользы в фактическом смысле. За неимением лучшего выражения стоит назвать такой подход «фактически ложным, но социально верным». Оказываясь перед выбором, люди часто предпочитают друзей и семью, а не факты.

Это понимание не только объясняет способность держать язык за зубами на званом обеде или смотреть в другую сторону, когда родители говорят что-то обидное, но и показывает более эффективный способ изменить мнение окружающих.

Факты не меняют сознание. Дружба — да

Убедить человека изменить мнение — все равно, что убедить его поменять племя. Если они откажутся от убеждений, то рискуют потерять социальные связи. Не следует ожидать, что кто-то изменит мнение, если вы лишите его общины. Дайте им возможность куда-то уйти. Никто не хочет разрушать свое мировоззрение, если результатом будет одиночество.

Один из способов изменить мнение людей — подружиться с ними, интегрировать в свое племя, ввести в свой круг. Так они могут изменить убеждения без риска потери социальных связей. 

Британский философ Ален де Боттон предлагает разделить трапезу с теми, кто с нами не согласен:

«Находясь за одним столом с группой незнакомых людей, вы получаете несравненное и странное преимущество, благодаря которому становится немного труднее безнаказанно ненавидеть их. Предрассудки и этническая рознь питаются абстракцией. Но близость, которую требует трапеза — передать посуду, развернуть салфетку и даже попросить незнакомца передать соль — разрушает способность цепляться за веру в то, что посторонние, которые носят необычную одежду и говорят с характерным акцентом, заслуживают того, чтобы их отправили домой или подвергли нападению. При всех масштабных политических решениях, которые предлагаются для смягчения национальных конфликтов, существует мало более эффективных способов поощрения терпимости между подозрительными соседями, чем совместный ужин».

Возможно, не различия, а расстояние порождает племенное мировоззрение и вражду. По мере роста близости возрастает и понимание. Вспоминается цитата Авраама Линкольна: «Мне не нравится этот человек. Значит, нужно узнать его получше».

Факты не меняют взгляды. Дружба меняет.

Спектр убеждений

Много лет назад Бен Касноча высказал мысль, которая до сих пор меня преследует: наше мнение с самой высокой степенью вероятности изменят люди, с которыми мы согласны в 98% случаев.

Если кто-то, кого вы знаете, любите и кому доверяете, верит в радикальную идею, то и вы, скорее всего, придадите ей значение, вес или внимание. Вы уже согласны с ними в большинстве сфер жизни. Возможно, стоит поменять мнение и в этом вопросе. Но если кто-то, сильно отличающийся от вас, предложит ту же радикальную идею, вы легко сочтете его ненормальным.

Один из способов визуализировать это различие — отобразить убеждения на спектре. Если при делении на 10 частей вы оказываетесь на позиции 7, то нет смысла пытаться убедить того, кто занимает первую строку. Разрыв слишком велик. В вашем случае правильнее потратить время на общение с людьми, которые находятся на позициях 6 и 8, постепенно подтягивая их в свою сторону.

Самые жаркие споры часто происходят между людьми, которые находятся на противоположных концах спектра, а учимся мы чаще всего у тех, кто находится рядом. Чем ближе вы к кому-то, тем больше вероятность того, что одно или два убеждения, которые вы не разделяете, проникнут в ваш разум и сформируют мышление. Чем дальше идея от нынешней позиции, тем больше вероятность, что вы ее отвергнете.

Трудно перескакивать с одной стороны на другую, когда речь идет о людских взглядах. Нельзя прыгнуть вниз по спектру, но можно скользнуть по нему.

Любая достаточно сильно отличающаяся от вашего текущего мировоззрения идея будет казаться угрожающей. И лучше всего осмысливать ее в спокойной обстановке. Поэтому зачастую лучшим инструментом оказывается книга, нежели беседы или споры.

В разговоре люди внимательно относятся к своему статусу и внешнему виду. Им нужно сохранить лицо и не выглядеть глупо. Сталкиваясь с неудобным набором фактов, люди с удвоенной силой отстаивают свою нынешнюю позицию, вместо того, чтобы публично признать неправоту.

Книги решают это противоречие. Разговор происходит в голове и без риска быть осужденными окружающими. Легче оставаться непредвзятыми, если не попадать в защитную позицию.

Аргументы — это как лобовая атака на личность человека. А при чтении книги в мыслях человека будто бы зарождается и растет семя идеи. При этом идет борьба с существующими убеждениями.

Почему ложные идеи продолжают существовать

Еще одна причина, по которой плохие идеи продолжают жить, — это то, что люди постоянно говорят о них.

Молчание — это смерть для любой идеи. Мысль, которая никогда не высказывается или не записывается, умирает вместе с человеком, который ее придумал. Идеи запоминаются только когда их то и дело воспроизводят. В них верят, только если они повторяются.

Я уже отмечал, что люди повторяют идеи, чтобы показать принадлежность к одной социальной группе. Но вот важный момент, который большинство людей упускает из виду: когда люди жалуются на плохие идеи, это тоже повторение. Ведь прежде чем критиковать мысль, ее нужно озвучить. В итоге вы повторяете идеи, хотя хотите, чтобы люди забыли о них. Но как это возможно, если вы постоянно говорите об этом? Чем чаще вы повторяете плохую идею, тем больше вероятности, что люди в нее поверят.

Назовем этот феномен законом повторения Клира: количество людей, которые верят в какую-то идею, прямо пропорционально тому, сколько раз ее озвучивали за последний год, даже если идея ложная.

Атакуя плохую идею, вы подкармливаете монстра, которого пытаетесь уничтожить. Один из сотрудников Twitter написал: «Каждый раз, цитируя человека, на которого злитесь, вы помогаете ему. Так их ерунда и распространяется. Молчание — это ад для идей, которые вы осуждаете. Будьте дисциплинированы и устройте им это».

Лучше потратить время на отстаивание хороших идей, чем на разрушение плохих. Не тратьте время на объяснения, почему же эти идеи плохи. Вы раздуваете пламя невежества и глупости.

Лучшее, что может случиться с плохой идеей — о ней забудут. Лучшее, что может произойти с хорошей идеей — ей поделятся. Это заставляет меня вспомнить цитату Тайлера Коуэна: «Проводите как можно меньше времени за обсуждением чужих ошибок».

Кормите хорошие идеи, а плохим позвольте умереть от голода. 

Интеллектуальный солдат

Я знаю, что вы думаете. «Джеймс, ты сейчас серьезно? Мне просто следует спустить все с рук этим идиотам?».

Позвольте внести ясность. Я не говорю, что не стоит указывать на ошибку или критиковать плохую идею. Но спросите себя: «Какова цель?»

Почему вам хочется критиковать плохие идеи? Возможно, вы считаете, что мир будет лучше, если в них будет верить меньше людей. Другими словами, если люди изменят мнение по некоторым ключевым вопросам.

Если цель заключается в том, чтобы действительно изменить мнение, то я не считаю критику противоположной стороны лучшим подходом.

Большинство людей хотят победить в споре, а не узнать что-то новое. Как метко выразилась Джулия Галеф, люди часто ведут себя как солдаты, а не как разведчики. Солдаты идут в интеллектуальную атаку, стремясь победить тех, кто отличается от них. Победа — это действующая эмоция. Разведчики напоминают интеллектуальных исследователей, которые медленно составляют карту местности. Любопытство — это движущая сила.

Если вы хотите, чтобы люди приняли ваши убеждения, то нужно вести себя как разведчик, а не как солдат. В основе такого подхода лежит вопрос, который прекрасно сформулировал Тиаго Форте: «Готовы ли вы к проигрышу, чтобы поддержать разговор?».

Сначала доброта, потом правота

Блестящий японский писатель Харуки Мураками однажды написал: «Всегда помните, что спорить и побеждать — значит разрушать реальность человека, с которым вы спорите. Очень больно терять свою реальность, поэтому будьте добры, даже если вы правы».

Находясь в настоящем моменте, легко забыть, что цель состоит в налаживании связи с другой стороной, сотрудничестве, дружбе и интеграции их в наше племя. Мы так увлечены победой, что забываем о связи. Легко направить энергию на навешивание ярлыков на людей, вместо того, чтобы работать с ними.

В английском языке «добрый» произошло от слова «род». Когда вы добры к кому-то, значит относитесь к нему как к члену семьи. Мне кажется, это хороший метод, чтобы действительно изменить чье-то мнение. Развивайте дружбу. Разделите трапезу. Подарите книгу.

Сначала проявите доброту, потом отстаивайте правоту.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы