€ 64.77
$ 63.35
Пугают люди: почему сотрудники не хотят возвращаться в офисы

Пугают люди: почему сотрудники не хотят возвращаться в офисы

Писательница Венди Джин Фокс рассказывает, почему отказалась от работы с шестизначной зарплатой и занялась фрилансом

Образ жизни
Кадр из фильма «Офисное пространство»

В начале 2010-х, когда я работала в подразделении компании из списка Fortune 500 менеджером по маркетингу технологического подразделения, я сидела в одном кабинете с администратором, от которой пахло ее домашними хорьками. При реструктуризации ее сократили, но не из-за хорьков или Captain Crunch, который она ела каждый день на завтрак в общем офисе. Сомневаюсь, что человека могут уволить только за то, что он шумно ест детские хлопья или заводит домашних животных, чей запах преследует окружающих, но мне не было жаль с ней расставаться.

Позже, когда та же компания переезжала в другой офис, мне поручили упаковать общие вещи, включая те, что были в туалетных комнатах. Я истолковала это поручение как наказание от начальника за какой-то проступок, хотя и не понимала, в чем он заключался. Возможно, дело было в том, что я женщина. Как только уволенная администратор освободила кабинет, большая часть административной работы легла на мой стол. Я не могла представить, что с сотрудником-мужчиной произошло бы то же самое.

Сейчас многие организации отчаянно желают, чтобы работники вернулись в офисы — им, похоже, хочется следить за нами или получать выгоду от аренды недвижимости — но сотрудники сопротивляются изо всех сил. Я сейчас фрилансер, и, к счастью, мне не приходится испытывать мучение от запахов и звуков офиса, а также от повседневного сексизма и пренебрежения эмоциональным здоровьем сотрудников. Но я вполне понимаю этих работников. И понимаю, что сопротивление связано не только с необходимостью тратить время на дорогу, одеваться определенным образом или терпеть ужасный кофе: дело в людях.

Сколько бы ни обсуждали корпоративную культуру, тому факту, что офисы создают искусственные социальные группы и, как следствие, конфликты, уделяется мало внимания. Введение опен-спейсов, которое сначала позиционировалось как возможность для «сотрудничества», но теперь считается больше экономической мерой, только усугубило эту проблему, вынудив малознакомых людей сидеть на расстоянии вытянутой руки друг от друга. В одном из таких офисов, когда коллега пролила свой латте, оказался залит и мой стол. Всего лишь небольшое происшествие, которого можно было полностью избежать, если бы между нами было немного больше места. Или, например, стена.

В 2019 году, навсегда покидая офис, я отказалась от должности старшего вице-президента в технологической компании. Это решение далось мне не легко. Я первый человек с высшим образованием в нашей рабочей семье. Оставлять работу с шестизначной зарплатой ради фриланса во многих смыслах выглядело глубоко безответственным. Но я была сыта офисом по горло. В душе накопилась масса обид — от таких мелочей, как пролитое латте, до того, как некоторые люди не стесняются говорить женщинам (особенно женщинам!), что они «выглядят усталыми», не стесняются комментировать состояние волос или еще как-то оценивать внешность.

Да, я устала, а мои волосы — только мое дело. Были и другие инциденты, например, однажды меня попросили не сообщать о сотруднике, который пришел в офис пьяным. А еще был случай, когда меня со сломанной ногой и на костылях заставили поехать на ретрит в такое место, где туалет находился в другом здании, и ни одно из этих строений даже отдаленно не соответствовало требованиям ADA (закон о правах американцев с ограниченными возможностями). В какой-то момент этих обид накопилось слишком много.

Мне также приходилось мириться с тем, что я тоже часто бываю раздражающей коллегой, оказываясь в близком контакте с людьми, с которыми в противном случае я бы никогда не проводила так много времени. Я постоянно громко разговаривала по телефону (и до сих пор так делаю). Моя работа требовала звонков, но не громкости. Я весьма пассивно-агрессивно относилась к состоянию офисной кухни: оставляла злые записки, спрашивая людей, так ли они неряшливы дома, и часто злилась, что никто не меняет фильтр для воды.

Я признаю, что вела себя отвратительно, потому что с моей непомерной рабочей нагрузкой было чрезвычайно трудно справляться. Меня постоянно отвлекали, и ситуация усугублялась еще больше. У работников в целом мало стимулов вести себя иначе: если я буду милой, мне не прибавят зарплату.

Когда я рассказываю людям о своей книге коротких рассказов, в которой говорится о сотрудниках, уволенных из компании, читатели часто жалуются на ужасных начальников и приводящих в бешенство коллег. В этой череде жалоб такое знакомое раздражение от запаха разогретой в микроволновке рыбы в комнате отдыха, войны с кондиционерами, под которыми дрожат женщины, микроагрессия и даже притеснения.

Почти у каждого моего собеседника была история о коллеге, который во время важной презентации бесстыдно листал приложения для знакомств или социальные сети под столом, и отрывал глаза от экрана, чтобы задать вопросы, которые только что были разобраны. Или о руководителе, который поддерживает политику «открытых дверей» (счастливчик, у него хотя бы есть дверь), но на самом деле не хочет слышать никакой обратной связи, даже когда сталкивается с нею лицом к лицу. Кроме того, встречаются женщины-руководители, которых просят заказать обед в отсутствие администратора, и родители, на которых косо смотрят, когда они уходят к ребенку на школьное мероприятие, вместо того, чтобы «ставить работу на первое место».

И тут дело не в противопоставлении интровертов и экстравертов. Увы, сторонники возвращения в офис не признают, насколько тяжело и болезненно находиться там сотрудникам при таком количестве социальных и гендерных ожиданий в сочетании с недостаточным вниманием к личным проблемам и триггерам.

Дело не в том, что большинство людей хотят быть ужасными. Просто сочетание давления и людей вызывает вспышки гнева и нервозность. Поэтому неудивительно, что так много сотрудников не хотят сталкиваться с постоянными конфронтациями в офисе.

Работа на дому не решит все проблемы — по-прежнему будут люди, которые раздражаются, и собрания, которые проводятся для контроля, а предвзятость на рабочем месте определенно не исчезнет благодаря видеозвонкам. Бывает, что пары ссорятся в поездках, проводя слишком много времени вместе, а детям, которые цепляют друг друга, нужно немного побыть врозь. Так и работники заслуживают немного личного пространства.

Полезно провести хотя бы несколько дней дома, чтобы расслабиться, побыть уставшими и не слышать ничьих комментариев об этом, а также о вашей работе и компетентности. Это поможет работникам лучше понять, как они относятся к физическому рабочему месту, а также к рабочей культуре, которая сохраняется даже при удаленной работе — и в соответствии с этим принимать решения о дальнейшей карьере.

Лично мне, несмотря на возникающие проблемы, по-прежнему многое нравится в работе с людьми, например, опыт настоящего общения, который делает мою работу лучше, или совместный труд над большим проектом. Я буду продолжать работать — большинству из нас приходится это делать — и искать способы общения с коллегами, которые улучшат мой день, а не испортят его. Но я не думаю, что когда-нибудь захочу вернуться в офис. И это мало связано с дорогой до работы.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы