«В каком мире мы хотим жить?» 4 главных тренда после пандемии
  • При поддержке:
  • группа компаний
  • Лого
  • О спецпроекте

«В каком мире мы хотим жить?» 4 главных тренда после пандемии

Декан Школы глобальных исследований Бостонского университета Адил Найджам узнал мнение 99 экспертов о нашем будущем

Будущее Мир-2020

Еще в марте мои коллеги из Центра изучения долгосрочного будущего при Бостонском университете подумали, что было бы полезно начать думать о «дне после коронавируса». Для исследовательского центра, занимающегося долгосрочным мышлением, имело смысл задаться вопросом, как может выглядеть наш мир после Covid-19.

В последующие месяцы я многое узнал. И самое главное, я понял, что возврата «к нормальной жизни» не будет.

Время учиться

Проект зажил собственной жизнью. За 190 дней мы выпустили 103 видео. Каждое из них длится около пяти минут и содержит ответ на один простой вопрос: как Covid-19 может повлиять на наше будущее? Смотрите полную серию видео здесь.

Я взял интервью у ведущих мыслителей на 101 отдельную тему — про деньги и долги, про цепочки поставок и торговлю, про работу и роботов, про журналистику и политику, про воду и еду, про изменения климата и права человека, про электронную коммерцию и кибербезопасность, про отчаяние и психическое здоровье, про гендер и расизм, про искусство и литературу и даже про надежду и счастье.

Среди моих собеседников были президент Национальной академии наук США, бывший директор ЦРУ, бывший верховный главнокомандующий союзников НАТО, бывший премьер-министр Италии и королевский астроном Великобритании.

Я поговорил с Кишор Махбубани в Сингапуре, Иоландой Какабадсе в Кито, Джудит Батлер в Беркли, Элис Рухвезе в Найроби и Джереми Корбином в Лондоне. К нашему последнему эпизоду присоединился бывший генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун из Сеула.

Я узнал массу всего нового. Среди прочего, это помогло мне понять, почему Covid-19 — это не буря, которую можно просто переждать. Наш мир до пандемии отнюдь не был нормальным, а после пандемии он таким не будет и подавно. Вот почему.

Подрывные перемены ускорятся

Так же, как имеющиеся заболевания делают людей более восприимчивыми к вирусу, глобальное воздействие кризиса ускорит уже существующие переходные процессы. Как подчеркивает президент Eurasia Group Ян Бреммер, год глобальной пандемии может превратиться в десятилетие провалов.

Например, Фил Бэти из Times Higher Education предупреждает, что университеты изменятся «глубоко [и] навсегда», но в основном потому, что сектор высшего образования уже давно кричал о переменах.

Лауреат Пулитцеровской премии редактор Энн Мари Липински дает такой же прогноз относительно журналистики, а экономист из Принстона Атиф Миан обеспокоен по поводу структурного глобального долга.

Эксперт по торговой политике Дэни Родрик из Гарварда считает, что пандемия ускоряет «уход от гиперглобализации», который уже начался до Covid-19. А экономист школы Парди Перри Мерлинг убежден, что «общество преобразится навсегда… и возвращение к существовавшему ранее положению, думаю, невозможно».

Политика станет более неустойчивой

Тучи над мировой экономикой сгустились зловещие. Даже обычно оптимистичный лауреат Нобелевской премии экономист сэр Ангус Дитон опасается, что мы, возможно, вступаем в темную фазу, на которую уйдет «от 20 до 30 лет, прежде чем мы увидим прогресс». Но больше всего ошеломлены политические комментаторы.

Политолог из Стэнфордского университета Фрэнсис Фукуяма признается, что «никогда не видел периода, когда неопределенность в отношении того, как будет выглядеть политический мир, была бы выше, чем сегодня».

Covid-19 выявил фундаментальные вопросы о том, насколько компетентны правительства, о росте популистского национализма, оттеснении экспертных знаний, упадке многостороннего подхода и даже самой идеи либеральной демократии. Ни один из наших экспертов — ни один — не ждет, что политика где-либо станет менее беспокойной, чем это было до пандемии.

С геополитической точки зрения это проявляется в том, что декан Гарвардской школы Кеннеди Грэм Эллисон называет «фундаментальным, структурным, фукидидовским соперничеством»; быстро растущая новая держава, Китай, угрожает вытеснить устоявшуюся силу, Соединенные Штаты. Covid-19 ускорил и усилил это соперничество великих держав с последствиями в Азии, Европе, Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке.

Пандемические привычки сохранятся

Однако не всякая неустойчивость нежелательна.

Эксперт за экспертом из разных секторов говорили мне, что привычки, выработанные во время пандемии, никуда не исчезнут — и это касается не только Zoom и работы из дома.

Профессор технических наук Техасского университета A&M Робин Мерфи убежден, что в результате Covid-19 «роботы будут повсюду». Потому что во время пандемии их стали очень часто использовать — для доставки, для проведения тестов на коронавирус, для автоматизированных услуг и даже просто для дома.

Декан медицинского факультета Бостонского университета Карен Антман и декан медицины Университета Ага Хана в Пакистане Адил Хайдер уверены, что телемедицина останется с нами навсегда.

Главный специалист по цифровым технологиям софтверной компании Salesforce Вала Афшар идет еще дальше. Он утверждает, что в мире, пережившем Covid-19, «каждый бизнес станет цифровым», и большая часть продаж, взаимодействий и работы будет проходить онлайн.

Кризис создаст возможности

Научный журналист Лори Гарретт, которая на протяжении десятилетий предупреждала о глобальных эпидемиях, хотела бы увидеть, как будет исправлена несправедливость экономической и социальной систем. Поскольку «ни одно занятие больше не будет таким, как раньше», существует возможность фундаментальной реструктуризации в результате потрясений.

По словам эколога Билла Маккиббена, пандемия может стать тревожным сигналом, который заставит людей понять, что «кризис и катастрофа — это реальные сценарии», но их можно предотвратить.

В этом убеждении он не одинок. Экономист Томас Пикетти признает опасность роста национализма и неравенства, но надеется, что мы научимся «больше инвестировать в социально-ориентированное государство». По его словам, «Covid-19 укрепит легитимность государственных инвестиций в [системы здравоохранения] и инфраструктуру».

Бывший министр окружающей среды Эквадора Иоланда Какабадсе также ожидает от мира признания, что «здоровье экосистемы равно здоровью человека», и повышенного внимания к окружающей среде. А военный историк Андрей Басевич хотел бы увидеть разговор об «определении национальной безопасности в XXI веке».

Администратор Программы развития ООН Ахим Штайнер восхищен огромной суммой денег, которая была мобилизована в ответ на этот глобальный кризис. Он задается вопросом, станет ли теперь мир меньше скупиться на гораздо менее серьезные суммы, необходимые для борьбы с изменением климата, прежде чем оно станет необратимым и катастрофическим.

На мой взгляд, лучше всего резюмировал все эти рассуждения один из самых важных общественных интеллектуалов нашего времени Ноам Хомский. «Мы должны спросить себя, каким будет мир после всего этого, — сказал он. — В каком мире мы хотим жить?»

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы