€ 90.94
$ 76.19
Как я перестал планировать день и начал все успевать

Как я перестал планировать день и начал все успевать

Писатель Эш Юрберг долго старался жить по строгому графику, но секрет производительности оказался в другом

Саморазвитие
Фото: Jay Hsu/Flickr

Было 3 часа ночи, и я держал на руках двух кричащих младенцев, 10-месячных близнецов, которые отказывались спать. Я пережил почти год бессонных ночей, но самым худшим в нем был вовсе не недостаток сна. И не деньги, потраченные на кофе. Это был один и тот же совет, который я слышал от каждого: нужно наладить им режим.

«Младенцы любят режим». «Вы пробовали установить режим?» «Какой у них режим сна?»

Я знаю. Да. У них его нет. И могу сказать, почему.

Есть масса книг о том, как уложить детей спать. Поминутное ежедневное расписание. Как у военных. Мы купили их все и все перепробовали. Ни одно из них не сработало. Мы возили их в школу сна. Без толку.

Прошел год, прежде чем я сказал: «К черту распорядок, давайте проводить каждый день и ночь, как получится». И это помогло.

С моими детьми режим дня не сработал, и они не исключение — режим подходит не всем. Это может противоречить многим статьям, в которых описываются утренние и вечерние распорядки. Режимы, которым следуют Илон Маск, или Тим Феррис, или Мишель Обама. Я их не критикую, многим они подходят. Но я хочу написать несколько слов ободрения и советов для тех, у кого не получается следовать графику.

Вот что я понял, когда решил отказаться от режима, и как это может помочь вам тоже.

Ловушка 24 часов

Я пробовал следовать разным режимам.

Я профессиональный писатель. У меня есть недостаток в виде свисающего животика, и я стараюсь поддерживать себя в форме — заниматься фитнесом и соблюдать диету. И я обнаружил, что мне, как и моим сыновьям, распорядок дня не подходит. (Думаю, это наследственное.)

Я видел советы, что лучше всего работать по утрам, что так поступают успешные люди, и они меня расстраивали. Пока я не провел исследование и не нашел метод, который мне подошел. Я отказался от режима во всех его проявлениях и стал намного счастливее.

По словам эксперта по продуктивности и тайм-менеджменту Лоры Вандеркам, автора книги «Что самые успешные люди делают до завтрака», она не следует строгому распорядку, хотя существуют определенные задачи, которые ей нужно выполнять каждый день. Она считает, что создание распорядка может привести к отрицательному результату.

Из-за этого можно попасть в ловушку 24 часов. Между тем, если вы не можете делать что-то каждый день, нет никакого смысла пытаться.

Ее рекомендация — смотреть на список задач в масштабах недели. Если кажется, что 24 часа нас ограничивают, то 168 часов открывают новые возможности. Это означает, что нужно заменить утренний режим или распорядок дня на список дел, которые необходимо выполнить в течение недели.

Я, например, не говорю себе, что должен писать с 9 до 12 часов каждый день или писать 2000 слов в день. Вместо этого я ставлю цель на неделю. Так я могу писать и утром, и вечером. В какие-то дни я пишу всего 100 слов, а в другие — 5000. Фишка в том, что я не чувствую себя связанным строгим утренним или дневным режимом ради «успеха».

Я ставлю себе цели, но более длительный период времени и гибкость снимают давление и — в моем случае — делают процесс приятнее. Я тщательно изучил этот вопрос и обнаружил другие преимущества отказа от распорядка дня.

Прежде чем понять, как реализуется 168-часовое расписание, давайте выясним, почему отказ от строгого распорядка дня может принести пользу.

Это дает волю творчеству

Строгий распорядок дня может ограничивать творческую активность, если вы чувствуете себя зажатыми в тиски расписания.

Мне как писателю необходимы вдохновение и креативность, чтобы слова текли легко. Во многом это связано с тем, что меня окружает. Я постоянно хожу по дому и пишу в разных комнатах. Иногда внутри, иногда снаружи. По возможности я хожу в разные кафе, парки и сады.

Многим писателям, которые пишут за столом в строго отведенное время, это может показаться кощунственным. Я прочитал книгу Стивена Кинга «Как писать книги», в которой он советует выделять для работы определенное время и место. Я пробовал, но ничего не вышло. Это подавило мою искру и мою страсть, и писательство стало восприниматься как принудительный труд.

Уэйн Дайер, всемирно известный автор двух десятков бестселлеров и спикер в области саморазвития и духовного роста, сказал: «Осознав присущую вам креативность, которая находит отклик глубоко внутри вас… вы поможете родиться новым идеям, новым достижениям, новым проектам и новым способам понимания жизни».

Автор книги «Гениально: новая наука об интеллекте» (Brilliant: The New Science of Smart) Энни Пол написала в журнале Time: «То, что большинство из нас делает по утрам, полностью противоречит советам нейробиологов и когнитивных психологов по развитию гибкого и непредвзятого мышления».

Лично мне, чтобы дать волю творчеству, нужно было освободиться от режима и внести немного сумятицы.

Спонтанность бодрит

Постоянно повторяющийся режим скучен. Предсказуемость притупляет энтузиазм. В этом смысле ничто не влияло на нашу жизнь так сильно, как COVID-19. В условиях карантина жизнь превратилась в «день сурка», и мы угодили в ловушку режима.

Необходимо вырваться из рутины — дать волю чувствам свободы и независимости. Как говорит Лиза Файерстоун в «Психологии сегодня», «поиск и осознанный выбор новизны помогает нам чувствовать себя более живыми, вовлеченными и в гармонии с собой и окружающими».

Спонтанность сохраняет остроту ума, выводит из зоны комфорта, а также помогает снять стресс.

Согласно исследованию, опубликованному в Journal of Marketing Research, иногда полезно отказываться от планирования мероприятий. Если заранее расписать каждый момент дня, это может лишить вас удовольствия от выполнения этих дел.

«Если вы думаете, что приключения опасны, попробуйте рутину, она смертельна». Пауло Коэльо

Свобода мотивирует

Возвращаясь к писательству: были исследования, показывающие, что ежедневная практика не обязательно улучшает результат. Кэл Ньюпорт в книге «В работу с головой» уверен, что в эпоху отвлечения внимания к продуктивности и удовлетворению приводит не то, как часто вы занимаетесь какой-то деятельностью, а глубина и уровень концентрации, которых вы можете достичь.

Когда я заставлял себя писать с 9 до 12, время текло медленно, и я был непродуктивен. Ограничение и давление не помогали работе.

Жесткий распорядок дня отражался на моей мотивации. Если по какой-то причине я хотя бы раз отклонялся от графика, это негативно влияло на меня и демотивировало. Вся работа сводилась к тому, чтобы каждый день ставить галочку напротив пункта — писать три часа. Качество моей работы ухудшилось.

Якобы идеальный график

Все мы видим повседневную жизнь успешных людей. Быстрый поиск в Google даст сотни результатов, от Марка Уолберга, просыпающегося в 2.30 каждый день, до ледяных ванн Джека Дорси.

Все это сильно давит на людей. Гордон Флетт, исследователь личности из Йоркского университета, изучает «перфекционистскую презентацию» — то есть то, как люди показывают себя идеальными в интернете и как это влияет на других. Он беспокоится, что необходимость следовать такому примеру может навредить нашему психическому здоровью.

«Меня беспокоит, что люди видят, как идут дела у других людей, и думают, что им нужно делать то же самое. Они зачастую не принимают во внимание ограничения и реалии, с которыми им приходится иметь дело. Люди сидят и думают: «Мне нужно быть идеальным. Другие люди такие, а я — нет. Этого можно достичь, но у меня не выходит». И они закрываются в этой самокритике».

Как мне помог план на 168 часов

Режим дня не подходил мне, как и моим маленьким сыновьям. Но когда я прочитал о подходе Лоры Вандеркам, я решил испробовать его в течение месяца и посмотреть, как пойдут дела.

Прежде чем я расскажу вам о том, что делаю, я хочу подчеркнуть один важный момент. Я убрал из этого метода слово «неделя». Поэтому я всегда называю его 168-часовым планом. Это небольшая психологическая уловка, чтобы не воспринимать работу как повседневную рутину.

Итак, вот, что я делаю.

Планирую, чего я бы хотел достичь за этот цикл

Сюда входят рабочие/писательские цели, фитнес-цели и любые другие личные дела, которые нужно сделать.

  • Работа: эта часть включает написание и продажи/маркетинг (а это важная часть писательской работы). Мне нужно создавать определенный объем контента, и я остановился на пяти готовых статьях за цикл. Я сознательно выбрал не семь, так как это была бы ежедневная работа, а мне, как уже упоминалось, жесткий график не подходит. Также я установил определенное количество продаж, которых хотел достичь. Сюда относятся поиск возможностей для продвижения себя, нетворкинг, социальные сети и ассоциации. Обращение к редакторам и корпоративным клиентам за новой работой.
  • Фитнес: пивное брюшко нужно держать под контролем. У меня есть гребной тренажер, поэтому я планирую четыре гребных сессии за цикл. Также 10 прогулок с собакой. Также я ограничиваю употребление алкоголя и вредной пищи, поэтому позволяю себе их только три раза за цикл (что-то одно или оба вместе!).
  • Личные: нужно держать свое психическое здоровье под контролем, продолжать дыхательные упражнения и положительные аффирмации. Я подстроил эти занятия к графику фитнеса и работы. Перед каждым сеансом письма я практиковал свои положительные установки, а после тренировок делал дыхательные упражнения.

Даю себе возможность адаптироваться

Составив список на цикл, я давал себе обещание. Это мои цели, и мне нужно их достичь. Но это не было вопросом жизни и смерти. Я проговаривал вслух, что буду стараться изо всех сил, чтобы достичь их. Трижды. Я хотел снять давление и бремя рутины, признавая, что этого нужно достичь, если получится.

Начинаю неделю в полдень вторника

Полдень вторника? Выглядит смешно, правда? Это произвольное правило, которое я придумал для себя, чтобы отделить новый формат от строгого графика. Начинать неделю в понедельник утром было бы слишком похоже на семидневный график. А я хотел уйти от этого как можно дальше. Нужно было оформить этот новый график как 168-часовой блок, и случайно выбранное время сделало это возможным.

Обзор и корректировки

В конце 168-часового цикла я оценил свои усилия.

  • Достиг ли я своих целей?
  • Получил ли я удовольствие?
  • Считаю ли я, что был более продуктивным и творческим, чем раньше?
  • Как бы я оценил свое внутреннее благополучие?

Я ответил утвердительно на первые три вопроса, а на четвертый сказал — отлично. И затем перешел к следующему циклу. Это также напоминает мне о том, чего я достиг и что я могу сделать снова. «Признание своих достижений, даже в малой степени, усиливает положительные эмоции, такие как самоуважение, счастье и уверенность», — говорит коуч Маркуита Геральд.

Нужно было признать свои усилия, прежде чем перейти к следующему циклу.

Первые 168 часов

Я начал первый 168-часовой цикл в обычный майский вторник. Время шло, и я обнаружил, что стал продуктивнее, чем ожидал. Каждый день был разным.

В среду я пошел на долгую прогулку и выпил кофе. Я начал писать только после обеда.

Четверг начался ранним утром с сеанса гребли, а писал я перед завтраком.

Пятницу я провел, работая за ноутбуком на заднем дворе, закончил к 16:00 и отметил это пивом.

В субботу я писал пару часов, а затем отправился в поход с семьей.

Свобода помогала мне писать. Я с нетерпением ждал каждого следующего дня. Моя физическая форма тоже стала лучше, поскольку я занимался греблей трижды в первые три дня. Из-за того, что мне не нужно было больше следовать повседневному графику, мне почему-то захотелось больше тренироваться.

Мне сказали, что я выгляжу более позитивно. Я чувствовал, как будто родился заново. А все, что я сделал, это снял с шеи ярмо ежедневного режима.

В конце первого цикла я задал себе перечисленные выше вопросы. С улыбкой на лице я ответил утвердительно на первые три. И я просто замечательно себя чувствую, если отвечать на четвертый.

Вперед ко второму циклу!

Раунды 2, 3 и 4

Ключевое в любой новой идее или деятельности — долгосрочный успех. С помощью диеты вы хотите сбросить вес, а не прыгать вверх и вниз. Один цикл не приводит к успешным изменениям, поэтому мне нужно было убедиться, что это сработает как долгосрочный план.

Следующие три недели — или, лучше сказать, три блока по 168 часов, — прошли так же хорошо, как и первые. Все дни были абсолютно разными, и каждый 168-часовой блок отличался от предыдущего. Я также заранее достигал своих целей, больше писал и тренировался.

Часто на течение дня влияла погода. Если было солнечно, я работал на улице или встречался с другом на прогулке или за кофе. Если дождливо, то перестраивал планы.

Я адаптировался. Однажды вечером мы смотрели «Эми Шумер учится готовить». Выглядело забавно, поэтому на следующий день мы пошли на рынок, купили продукты и приготовили новое блюдо. Это никогда не вписалось бы в мой распорядок дня, но в моих 168 часах было достаточно времени.

Мои дни сурка закончились, и я был свободен.

Вывод

Если режим вам помогает, обязательно его придерживайтесь. Но если нет, если вы не можете следовать графику, нужно от него освободиться.

Если режим вызывает у вас тревогу так же, как у меня, не переживайте. Не нужно подражать идеальному режиму очень успешных людей, у которых совсем другие условия и реалии. Избавление от повседневной рутины возвращает к жизни. Мне это очень помогло.

Я перешел на 168-часовой план, и это не столько расписание, сколько способ держать себя под контролем. Просто попробуйте этот способ и посмотрите, как он работает. Я следую ему уже более пяти месяцев, и моя продуктивность улучшилась, как и физическое и психическое здоровье.

Надеюсь, это вдохновит и мотивирует вас, как и меня.

«Ежедневный режим — это здорово, но это не единственный способ достичь успеха. Проявляя творческий подход и принимая во внимание все 168 часов недели, мы можем найти возможности сделать больше, чем ожидали. Ловушка 24 часов ограничивает возможности, а 168-часовой подход может многое открыть», — Лора Вандеркам

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы