€ 100.40
$ 92.66
Жизнь как импровизация: 5 практичных идей от киников

Жизнь как импровизация: 5 практичных идей от киников

Философия киников не имеет ничего общего с современным цинизмом

История Саморазвитие
Жан-Леон Жером "Диоген"

Киники Древней Греции были необычайно странной и неприветливой группой людей. Они враждебно относились к посторонним, да и между собой не отличались особой любезностью. Антисфен, которого считают первым киником, поднял палку на Диогена за то, что тот захотел учиться у него. Диоген подставил голову под палку, как гласит история, и попросил старца ударить как можно сильнее.

Ко времени Кратета Фиванского, который был учеником Диогена, ситуация немного смягчилась. Его коллега Метрокл однажды опозорился, невольно пустив ветры во время лекции по философии. Бедный Метрокл заперся в своем доме и решил уморить себя голодом от стыда. К счастью, прибыл Кратет, съел огромное количество бобов (которые были известны способностью вызывать метеоризм), затем сам пустил ветры и убедил несчастного Метрокла в том, что философия и природные наклонности не должны противопоставляться.

Киники были известны своими публичными непристойными выходками. В современном мире их бы живо арестовали и возможно, даже лишили свободы за их поступки. В связи с этим возникает вопрос, чему можно научиться у таких людей? Можно предположить, что сначала мы должны забыть или оправдать некоторые из отталкивающих моделей поведения. Чуть позже я объясню, почему это было бы ошибкой.

Кинизм в Древней Греции был совсем не похож на то, что мы сегодня называем цинизмом. Древний кинизм был редким явлением; стать киником было действительно трудно.

Мировоззрение древних киников было негативным, но при этом они не попадали в ловушку личного отношения и не использовали негативный взгляд на жизнь как оправдание для бездействия, отказа от социальной жизни или смирения с обстоятельствами. Негативизм киников не был связан с идеей, что если все плохо, то ничего нельзя изменить, так что давайте ничего не делать. Скорее наоборот, он побуждал к действию. Негативизм использовался в стремлении отбросить неестественную сдержанность и прийти в свободное состояние разума. Это освобождало киника от социальных обязательств и связей и позволяло ему по-другому взглянуть на окружающий мир.

Одна из важнейших особенностей древнего кинизма заключается в том, что он не давал советов и не составлял программы, что нужно делать, чтобы стать киником. И хотя древние киники были чрезвычайно критичны к своему окружению, они не были склонны оценивать все, что противоречило их мировоззрению

Эта философия не объясняла, например, как именно люди попали в ловушку определенного мировосприятия и привычек жизни, из которой нужно выбраться. Кинизм не давал советов, что именно нужно делать, чтобы освободиться от ограничений и жить более полной жизнью. Отчасти это объясняется тем, что для киника это вопрос практики. В определенном смысле каждый должен найти собственный путь.

Поэтому нужно на практике понять, как мы дошли до принятия неприемлемого; каждый должен исследовать привычные способы существования и видения, а также изучить, как и где мы можем изменить жизнь. Никто не может определить, что мы должны делать, поскольку если кто-то другой делает это, он навязывает свой авторитет, а для киника все авторитеты должны быть поставлены под сомнение. Разумеется, авторитет киника тоже сомнителен, поэтому он будет противиться роли учителя, проводника или пророка.

При этом мы все равно можем у них учиться. Просто нужно немного по-другому подойти к вопросу обучения. Если киник не дает советов, не направляет, не подсказывает, все равно можно наблюдать за его действиями и пытаться понять, что это может значить.

Так уж сложилось, что о древнем кинизме известно немногое — лишь отрывочные истории и рассказы других мыслителей. Они не записывали свои учения (по крайней мере, ни одна запись не сохранилась), и мы вынуждены обращаться к свидетельствам других людей. Часто они были зафиксированы сотни лет спустя, самая большая коллекция рассказов была собрана Диогеном Лаэрцием, который в III веке н. э. составил книгу «Жизнь и мнения выдающихся философов». Самой занимательной в его сборнике является книга VI, посвященная киникам, малочисленной группе людей, которые, тем не менее, считались в античности столь же достойными звания «философ», как и их более серьезные и возвышенные коллеги. Диоген, живший в IV веке до н. э., был, безусловно, самым странным и знаменитым из них. Прибыв в Афины из провинции, он поселился внутри большой бочки и вскоре стал известен вызывающим поведением.

Размышления о жизни киников помогают понять навязанные социальные ограничения, пусть для этого нам и не нужно лезть в бочку или объедаться бобами. Странное поведение помогает взглянуть на мир с другой стороны. Есть пять элементов, связанных с жизнью Диогена, которые помогают переосмыслить сущность мировоззрения киников.

Жизнь как импровизация

Если поискать в сети изображение Диогена, то найдется немало таких, где он сидит в бочке на фоне древнего города. Этому образу придают большое значение. Считается, что он показывает нам нечто существенное о том, что значит быть киником: не испытывать нужды в доме и имуществе, обходиться лишь минимумом. Киник также не нуждается в уединении и будет делать все на публике (абсолютно все!) без стыда и смущения. Все эти идеи с тех пор ассоциируются с кинизмом и стали частью фольклора. Однако нет уверенности в том, что, отправляясь в город-государство Афины, Диоген намеренно выбрал бочку в качестве места обитания. Согласно одному из описаний, Диоген стал жить так только потому, что дом, на который он рассчитывал, не успели вовремя обустроить. Из этого следует, что ключевые идеи киников — жить в открытую, в соответствии с природой, не стыдясь и не смущаясь, — возникли только в результате обстоятельств. Кинический образ жизни — это импровизация.

Можно сказать, что для того, чтобы жить как киник, нужно учиться гибкости и оставаться открытым для неожиданностей. Для этого вы должны освободиться от любых устоявшихся представлений о том, какой будет или должна быть жизнь, и быть готовым адаптироваться к любой ситуации. Киник не живет так, как решено заранее, по установленным правилам. В свою очередь, Диоген не единожды представал как чрезвычайно находчивый, адаптирующийся и стойкий человек в различных историях, что дошли до нас.

Свобода от стыда

Несмотря на странное, порой обескураживающее поведение Диогена, он все же заинтересовал некоторых людей, пожелавших стать его учениками. Согласно одной из историй, когда кто-то пришел учиться у Диогена, он дал ему рыбу и велел следовать за ним (в другой версии истории он дает человеку кусок сыра). Человек устыдился и выбросил рыбу (или кусок сыра). Повстречав его позже, Диоген со смехом сказал: «Нашей дружбе положила конец рыба!».

Чтобы понять смысл истории, стоит вспомнить исторический контекст: этот разговор происходил в древних Афинах, которые в то время были рабовладельческим обществом. Будущему философу в этой истории было стыдно, потому что, следуя за Диогеном с рыбой в руках, он выглядел бы не как ученик, а как раб. Это считалось позорным и невыносимым для свободного человека.

Существует несколько вариантов толкования этой истории. Одно из них заключается в том, что для Диогена нет особого различия между учеником и рабом. Каждый из них — слуга господина. Поэтому, если вы хотите стать киником, то нужно найти собственный путь, а не ждать, что более опытный киник укажет вам дорогу.

Другая трактовка этой истории гласит, что, по Диогену, первый шаг, чтобы стать киником, — это почувствовать стыд, а затем преодолеть его.

Для киника это может показаться самым трудным шагом на пути к свободе. Можно утверждать, что одними из самых тесных пут, порождающих социальный конформизм, который побуждает нас соблюдать всевозможные правила и ожидания в повседневной жизни, являются переживание стыда и стремление его избежать. Все правила поведения, все приемлемые нормы в конечном итоге зависят от того, насколько мы усваиваем их. Когда мы нарушаем эти правила, то не просто чувствуем себя плохо, мы испытываем стыд или смущение. Для киника это ментальная установка, которую необходимо преодолеть. Однако сделать это сразу не удастся, поэтому философ развивает в себе стойкость к этому чувству. Киник стремится к унизительному опыту, чтобы, пережив его, стать сильнее. Бесполезно просто советовать другим отринуть стыд. Каждый должен развить в себе способность жить свободно от стыда путем практики.

Преодолеть границы

Часть жизни киника включает в себя практическое исследование правил и ожиданий, которые в настоящее время сдерживают нас. Многие из них очевидны. Законы написаны, правила четко сформулированы, а нарушители наказаны. Но многие ожидания, которые определяют наше поведение, имеют форму негласных или неофициальных правил, которые мы редко проверяем и еще реже нарушаем. Задача киника — пролить на них свет, сделать очевидными.

Дети с раннего возраста узнают, чего от них ожидают в плане поведения: что разрешается говорить или не говорить, что считается плохим, а что — достойным похвалы. Они узнают о правилах для разных ситуаций: что разрешено дома, запрещено в школе, и наоборот. Требования, предъявляемые ко взрослым или старшим братьям и сестрам, будут различаться, как и между поколениями, и эти различия могут быть весьма тонкими. Точно так же ожидания зависят от контекста: например, то, как дети должны вести себя на улице по дороге в школу, будет отличаться от того, как они могут вести себя на игровой площадке, и так далее. Дети часто хорошо умеют переключаться между этими разными сферами и соответствующим образом корректировать свое поведение. Взрослые поступают примерно так же, давно выработав понимание, чего от них ждут на работе, например, и как они могут вести себя в кругу друзей. Большую часть жизни мы живем по неписаным правилам, согласно ожиданиям, которые редко подвергаются сомнению и о которых мало кто задумывается.

Задача киника отчасти состоит в том, чтобы бросить вызов всему этому. Это делается с помощью проверки границ: практики, которая может варьироваться от шутливого поведения и остроумного обмена мнениями до открытой и прямой конфронтации. Так можно узнать, где проходит граница и обнаружить все системы ограничений, которые определяют нас. А затем следует постоянно, настойчиво ставить вопрос о том, насколько необходимы эти границы. Каждый выход за границы можно рассматривать как практическое исследование и попытку поставить под сомнение ограничения, в которых мы живем.

Долой авторитеты

Еще один результат поиска в сети по запросу «Диоген» показывает философа, лежащего на полу и пренебрежительно жестикулирующего в сторону явно важного человека, который стоит над ним. Этот человек — Александр Македонский, который большую часть короткой жизни провел в военных походах, уничтожая врагов и создавая империю, простиравшуюся от Адриатического моря до реки Инд. По легенде, Александр пришел к Диогену, чтобы спросить, не может ли он что-нибудь для него сделать. «Проси у меня все, что хочешь», — сказал Александр Македонский. «Не загораживай мне свет!», — просто, если не сказать грубо, ответил Диоген.

И снова перед нами история, которую можно трактовать по-разному. Один из вариантов заключается в том, что этот случай демонстрирует решимость киника оставаться неподкупным перед властью. Бывает соблазнительно поступиться своими принципами, когда это наиболее удобно, или если это принесет вам личную выгоду, или, по крайней мере, убережет вас от неприятностей. Диоген не стал этого делать, хотя в тот момент ему предлагали весь мир на блюдечке.

Другая интерпретация заключается в том, что киник обязуется говорить «правду власти» постоянно и непреклонно. Жить как киник означает, что вы обязуетесь говорить правду при любых обстоятельствах, что вы не свернете с пути, даже перед лицом испытаний.

Согласно третьей интерпретации, быть киником означает, что власть вас решительно не впечатляет. Она не кажется соблазнительной или привлекательной, киник не желает власти или влияния для себя. Он безразличен к этому. Перед могущественным человеком киник остается невозмутимым, безучастным, невосприимчивым.

Откажитесь от лишнего

В искусстве Диогена изображали одетым просто, а то и бедно. У него было совсем мало имущества. Это отражает его жизнь, в которой он придерживался курса сознательного и решительного избавления от лишнего. Согласно одной легенде, философ однажды увидел, как мальчик пьет воду, сложив руки. Тогда киник выбросил чашку, решив, что это еще одна бесполезная вещь.

Опять же, существует несколько вариантов толкования этой истории. Один из подходов заключается в том, что для того, чтобы жить как киник, нужно отказаться от всего, от чего только можно. Вы должны быть постоянно в поиске вещей, без которых можно обойтись. Избавившись от ненужного, вы поймете сами и покажете другим, насколько бесполезны материальные блага. Можно рассматривать это как своеобразное исследование или эксперимент: какие из окружающих вещей абсолютно незаменимы и какие мы должны в конечном итоге научиться ценить, когда отбросим все остальное.

Другой, близкий по смыслу вариант, заключается в том, что зависимость от материальных благ порождает еще один набор ограничений, которые заставляют подчиняться их логике. Другими словами, соблазн материальных благ привязывает нас к стремлению к богатству и ко всем вытекающим из него порабощающим последствиям, таким как базовая потребность сохранять работу, а затем искать ее более высокооплачиваемые варианты или стремиться к продвижению по службе, подчиняясь в результате требованиям и ожиданиям рабочего места. Кинический совет отказаться от всего,  от чего только можно, звучит как приглашение к бегству от соблазнов и порабощения потребительской культуры.

Источник

Свежие материалы