€ 100.43
$ 92.71
В новом статусе: почему дети и брак больше не показатели взрослости

В новом статусе: почему дети и брак больше не показатели взрослости

Психолог Меган Райт рассказывает о том, как уверенность в себе стала значить больше, чем возраст

Саморазвитие
Фото: Flickr/william hsueh

Когда человек становится взрослым? Когда достигает установленного законом возраста совершеннолетия (18 лет во многих обществах)? Или настоящая взрослость означает определенный этап в некоей воображаемой траектории – например, полную стабильную занятость, оплату собственных расходов, брак или рождение детей? Во многих западных обществах взрослость традиционно определялась такими социальными маркерами, как брак и родительство. Эти показатели «степенности» были особенно распространены в предшествующих поколениях, когда путь во взрослую жизнь выглядел сравнительно одинаково – в возрасте около 20 лет молодые люди обычно получали стабильную работу, женились и заводили детей. Но в современном мире эта дорога, как правило, длиннее и разнообразнее.

В настоящее время во многих странах мира взрослые тратят больше времени на образование, с большей вероятностью будут пытаться достичь финансовой независимости и обрести собственное жилье, а также с большей вероятностью по сравнению с предыдущими поколениями отложат брак и родительство или откажутся от них совсем. К примеру, в Англии и Уэльсе ежегодное количество браков с 1972 года сократилось более чем вдвое, а средний возраст вступления в первый брак увеличился и составляет сейчас около 30 лет. Увеличился и средний возраст рождения первого ребенка: за тот же период он вырос с 26 до 31 года. Подобные тенденции наблюдаются во многих других странах, таких как США, Австралия, Япония и Чили. И хотя за последние шестьдесят лет путь во взрослую жизнь существенно изменился, в некоторых психологических моделях он по-прежнему меряется браком и родительством.

Учитывая исторические сдвиги в том, насколько значимы для современной взрослости ее традиционные социальные роли, мы с Софи фон Штумм решили изучить, как люди сегодня определяют взрослость и что о ней, включая свою собственную, думают. Сосредоточившись в нашем недавнем исследовании на Великобритании (где обе живем), мы опросили 722 ее жителя в возрасте от 18 до 77 лет. У нашей работы было несколько основных целей. Одна из них заключалась в том, чтобы оценить, насколько «взрослыми» чувствовали себя наши участники, и как это было связано с их возрастом и жизненными обстоятельствами. Чтобы выяснить это, мы спрашивали их, в какой мере они согласны с утверждениями: «я чувствую себя взрослым», «другие люди считают меня взрослым» и «я считаю себя взрослым». Еще одна цель была в оценке общего отношения к взрослости – насколько положительно или отрицательно участники ее воспринимали.

Важно отметить, что мы также спрашивали их, какие из характеристик они считают важными для достижения статуса взрослого. Эти характеристики включали в себя ранее составленный исследователями список социальных «маркеров взрослости» – брака, родительства и достижения совершеннолетия, а также психологических маркеров, таких как «принятие ответственности за последствия своих действий» и «самостоятельность в решении о своих убеждениях и ценностях». Кроме того, мы спрашивали каждого участника, определяется ли для него взрослость рядом других психологических качеств, которые были приведены в созданной нами классификации, отражающей развитие в таких областях, как уверенность в своих силах и своих знаниях, социальные взаимосвязи.

В результате анализа мы пришли к трем ключевым выводам. Так, степень ощущения себя взрослым была связана с возрастом, статусом родителя, семейным положением и отношением к взрослой жизни. Участники, которые были старше, состояли в браке, имели детей или положительно относились к взрослости, в основном, давали ответы, намекающие на то, что они чувствуют себя взрослыми в большей степени, чем те, кто был моложе, не состоял в браке или не имел детей, а также более негативно относился к взрослости.

Хотя к ней в целом люди относятся положительно, но мы обнаружили, что участники моложе 30 лет воспринимали ее более отрицательно. К этому «начинающие взрослые», которым сейчас от 18 до 29 лет, могут быть склонны по разным причинам – например, они вступили во взрослую жизнь в экономически сложное время и/или в период глобальной пандемии, что повлияло на их возможности стать независимыми и «продвинуться». В любом случае, мы не можем точно сказать, характерно ли такое негативное отношение к взрослой жизни конкретно для этой группы или типично для молодых людей любого поколения. (Вполне возможно, с возрастом отношение этих молодых людей станет более позитивным.)

Если не брать во внимание ощущения участников по поводу собственной взрослости, что же для них ее определяет? В этом качестве традиционные маркеры – брак и родительство – в целом не имели для респондентов особого значения. Показателями взрослости их сочли лишь 22 и 26% соответственно. То же самое и с возрастом достижения совершеннолетия – в качестве маркера его видит только четверть участников. Это позволяет предположить, что, по мнению многих людей, достичь установленного законом порога недостаточно для того, чтобы стать по-настоящему взрослым. Этот статус респонденты нашего исследования более склонны определять на основе характеристик как психологических – «принятие ответственности за свои действия» (80% участников), так и финансовых – «финансовая независимость от родителей» и «оплачиваю собственные расходы на жизнь» (по 79%).

Среди факторов развития, которые определяют взрослость и о которых мы спрашивали участников, наибольшую поддержку получили те, что связаны с уверенностью в собственных силах, например, «умение позаботиться о себе» (76%). В то же время социальные контакты респонденты отмечали гораздо реже. Так, наличие «настоящих связей с другими» набрало 37%. Эти результаты позволяют предположить, что для статуса взрослого человека внутренние и когнитивные аспекты психологического развития могут восприниматься как более важные, чем аспекты внешние и социальные, по крайней мере, в некоторых обществах.

Определение взрослости, в значительной степени опирающееся на психологические характеристики, как это сделали участники нашего исследования, указывает на то, что многие люди придерживаются довольно субъективного взгляда на этот вопрос, поэтому в оценке, является кто-то взрослым или нет, возможны разные варианты. Но для многих, судя по всему, определение своей или чужой взрослости основано не столько на внешнем маркере или конкретном, четко определенном событии, сколько на оценке индивидуального развития.

Стоит отметить, что ряд характеристик, которые, по мнению участников, определяют взрослую жизнь, способны в разных контекстах быть разными даже для одного и того же человека. Например, я могу в большей степени отвечать за свои действия или быть более свободной в собственном выборе, когда нахожусь на работе, а не дома у своих родителей. Кроме того, это характеристики, которые способны постепенно меняться, а не только присутствовать или отсутствовать – допустим, сейчас я могу в большей степени отвечать за свои действия, чем пару лет назад. Анализ этих вариантов показывает, что многие люди рассматривают взрослость не как фиксированный социальный статус, а как процесс становления, который происходит постепенно с течением времени, и возможны значительные индивидуальные различия в том, как люди воспринимают свое состояние взрослости в какой-либо определенный момент.

Очень важно помнить, что в фокусе нашего внимания были представители конкретного социума, поэтому определение взрослости может различаться в зависимости от воспитания, убеждений и культурного фона. Кросс-культурные исследования показывают, что люди из так называемых WEIRD-стран (западных, образованных, промышленно развитых, богатых и демократических), куда входит и Великобритания, на традиционные маркеры взрослой жизни – карьеру, брак и родительство – опираются в меньшей степени, чем люди из стран, не относящихся к WEIRD. Так, среди участников из Китая и Индии семейные обязательства для взрослости более значимы, чем среди респондентов из США. Это позволяет предположить, что в этих странах традиционные социально-демографические маркеры статуса взрослого человека могут считаться более важными, чем в индивидуалистичных западных культурах.

Для субъективного ощущения взрослости, видимо, имеет значение страна происхождения человека: в одном исследовании среди американцев в возрасте от 18 до 29 лет чувство собственного совершеннолетия было только у 28% в отличие от большинства их сверстников из Ганы, Индии и Китая. Будущим исследованиям стоит включить измерения, подобные нашим, чтобы выяснить межкультурные различия в том, как люди определяют и воспринимают взрослость.

Однако наша работа показывает, что даже внутри одного общества есть множество способов определить, что означает быть взрослым. Многие люди, согласно исследованию, делают это в большей степени на основе психологических, а не социальных маркеров. Иными словами, взрослость рассматривается как нечто большее, чем просто обретение ролей «сотрудника», «супруга» или «родителя». Они видят в ней насыщенный и динамичный период психологического развития, в котором человек склонен становиться более самостоятельным, ответственным и уверенным в себе независимо от того, когда он эти традиционные роли обретет и обретет ли вообще.

Источник

Свежие материалы