€ 98.75
$ 92.25
Забота, а не агрессия: главный миф об альфа-лидере

Забота, а не агрессия: главный миф об альфа-лидере

Универсальное правило из мира животных и людей

Лидерство
Кадр из фильма "Конан-варвар"

Понятие «альфа-самец» неверно истолковывается в массовом представлении. В сообществах животных лидерство, как среди самцов, так и среди самок, возникает на основе симпатии и поддержки, а не только на основе силы и агрессии. Понимание тонкостей альфа-статуса может дать ценное представление о природе успешного лидерства.

Альфа-лидер стремится к власти и доминированию. Он мыслит и действует как победитель, и люди, естественно, тянутся к его силе и уверенности. С высоты социального трона он может оказывать знаки внимания или проявлять настоящий макиавеллизм по отношению к тем, кто достаточно глуп, чтобы переступить черту. А еще он очень красив, с рельефным прессом и всем остальным.

Концепция альфа-лидера мгновенно узнаваема в народном воображении. Он регулярно появляется в сериалах, учебниках истории и политических рекламных кампаниях. А еще такой альфа-лидер является мифом, или, если точнее, это не единственный существующий тип «альфы».

По мнению Франса де Вааля, специалиста по приматам, с легкой руки которого термин вошел в наш лексикон, «альфа» означает просто того, кто находится на вершине социальной иерархии. И вовсе не обязательно, чтобы на эту вершину поднимались самые высокомерные или наглые. Альфы могут быть скромными, благожелательными, сострадательными и отзывчивыми. Они могут подбадривать тех, кто в этом нуждается, и выступать в роли миротворцев, ставя потребности группы выше своих собственных.

И чаще всего, как утверждают де Вааль и другие специалисты, именно такие типы альфа-лидерства и достигают настоящего успеха.

Генеральный миротворец компании

Наши представления о животном мире обычно искажены часто используемыми, но иногда неправильно понимаемыми идиомами «закон волчьей стаи» и «выживает сильнейший». В природе, безусловно, действует правило «самого зубастого и когтистого», но это не гарантирует, что агрессия и эгоизм всегда являются наилучшими стратегиями достижения успеха. Это особенно характерно для приматов.

В обществе шимпанзе, например, альфы действительно осуществляют контроль над отрядом, и эта роль требует от них периодической демонстрации превосходства. Однако физическая сторона таких демонстраций часто заслоняет скрытые за ними намерения.

Во многих группах такие демонстрации не являются стремлением альфа-самца к выгоде, они призваны прекратить ссору между другими членами группы. Альфа-самец использует свою силу, чтобы разнять дерущихся, встать между ними и дать понять, что драка должна быть прекращена. Важно, что он делает это беспристрастно, отбросив свои собственные социальные предпочтения в пользу справедливости, защищая слабых членов стаи от сильных.

Альфа-самцы играют аналогичную контролирующую роль среди макак. В книге «Разные. Мужское и женское глазами приматолога» де Вааль рассказывает об эксперименте, в ходе которого из группы были удалены высокоранговые самцы. Результаты оказались заметными:

«В те дни все общество словно трещало по швам. Стало меньше игр, обезьяны стали больше драться. Драки длились дольше обычного и чаще всего переходили в жестокие. В отсутствие ведущих самцов примирение после таких стычек наступало редко. В результате напряженность в отношениях между обезьянами достигла угрожающего уровня. Единственным способом восстановить стабильность было возвращение этих самцов в группу».

Помимо контролирующей роли, альфа-самцы могут быть удивительно заботливыми и общительными. Когда речь идет о проявлении заботы, самки шимпанзе обнимают попавших в беду членов группы чаще, чем самцы, есть только одно исключение — альфа-лидер. Известно, что альфы также заботятся о детенышах-сиротах и рады поддержке высокопоставленных самок, которые в свою очередь отвечают им взаимностью.

«Я думаю, что люди переоценивают доминирование самцов в основном потому, что мыслят исключительно в плоскости физической силы. Но общества приматов — это политические системы, и физическая сила — лишь одна из переменных всего уравнения», — отмечал де Вааль.

И хотя до сих пор мы рассматривали альфа-самцов, не следует забывать и об альфа-самках. У шимпанзе альфа-самки выполняют иную контролирующую роль: они обезоруживают самцов, отбирая у них камень или палку еще до начала драки. В то же время в обществах бонобо альфа-самки стоят во главе иерархии, а альфа-самцы выступают в роли коалиционных партнеров.

Учитывая все это, де Вааль утверждает, что альфа (как самца, так и самку), лучше воспринимать не как верховного главнокомандующего, а как «верховного миротворца».

Цена уважения

Мы должны проявлять осторожность. Люди — это приматы, так же как наши ближайшие эволюционные родственники — шимпанзе и бонобо. Это верно. Однако верно и то, что мы отличаемся от шимпанзе, бонобо и макак во многих важных аспектах. Поэтому мы должны быть осторожны в выводах, которые делаем на их примерах. Де Вааль не утверждает, что шимпанзе являются образцом человеческого лидерства. Если мы начнем также скалить зубы и выпячивать грудь, то результаты могут быть… обескураживающими.

Напротив, вывод состоит в том, что понятие альфа-лидера гораздо сложнее и многограннее, чем карикатура, представленная в таких книгах, как «48 законов власти» или «Настольная книга альфа-самца». Хотя эта модель часто подкрепляется наглядными примерами, она представляет собой лишь один из типов альфа-самца, который вряд ли является правилом. Углубляя понимание этих сложностей, мы, в свою очередь, можем улучшить наше понимание лидерства в целом.

Другой пример: мы склонны переносить ту же переоценку «мужского доминирования […] в чисто физическом плане» на представление о наших предках-охотниках-собирателях. Как гласит легенда, они выжили в диком и опасном мире благодаря своим мозгам и мускулам. Пока женщины оставались в доме — ткали, собирали ягоды, ухаживали за детьми, — мужчины отправлялись в тундру, чтобы поохотиться на шерстистую дичь размером с автобус. (И да, те первобытные мужчины были с «полной комплектаций»: кубики пресса и все, что к ним прилагается)

Однако истина, открывшаяся в результате археологических открытий и антропологических исследований, опять-таки гораздо сложнее. Хотя на доисторических мужчин, скорее всего, приходилась львиная доля охоты — в отличие от львов-самцов, как ни парадоксально — многие факты свидетельствуют о том, что охотились и женщины. В некоторых обществах охотников-собирателей, современных и доисторических, также доказано, что они поддерживают женщин-лидеров и отличаются удивительной эгалитарностью (хотя и не во всех).

Подобные нюансы заставили этнографа и консультанта по лидерству Саймона Синека рассматривать лидеров скорее в роли защитников. По его словам, в том, что группа подчиняется лидеру, есть множество аспектов. В прошлом это означало право первому выбирать еду или партнера. А сегодня это может быть большая зарплата и хороший кабинет.

Однако такое почтительное отношение связано с обязательствами: когда племени угрожает опасность, когда его члены нуждаются в защите, альфа-лидер первым устремляется навстречу опасности, чтобы защитить остальных.

«Мы испытываем сильное презрение к лидерам, [когда] они позволяют принести в жертву подчиненных, чтобы сохранить свои бонусы и зарплаты, — отмечает Синек в интервью. — Лидеры, которыми мы восхищаемся, лидеры, за которыми мы следуем, — это те, кто, как мы уверены, пожертвуют своими интересами, чтобы позаботиться о нас. Преимущества лидерства не бесплатны. Они достаются ценой личных интересов и заботой о тех, кто находится под покровительством».

Успех для группы

Дело не в том, что альфа-лидером становится благодаря определенным качествам, а в том, что каждый лидер имеет возможность культивировать в себе те качества, которые, по его мнению, принесут успех группе.

Вот, например, истории, которые де Вааль рассказывает в книге о двух шимпанзе-альфа, Гоблине и Амосе. Амос поддерживал порядок, но был уравновешенным и защищал уязвимых. Напротив, Гоблин, не зря заслуживший такую кличку, чтобы добиться своего, применял физическое устрашение и постоянно устраивал драки, чтобы сохранить свое господство. Дошло даже до того, что он сверг альфу, который защищал и наставлял его в юности.

Чем все закончилось для этих двоих? В конце концов, Гоблин затеял драку с более молодым соперником, которую не смог выиграть. Обнаружив его слабость, остальные обезьяны набросились на него. Они жестоко кусали, царапали его. Если бы не вмешательство ветеринара, Гоблин наверняка бы умер.

К сожалению, Амос умер, но от рака в преклонном возрасте. Когда его болезнь стала изнуряющей, сотрудники исследовательского центра перевели его в отдельное помещение, но держали дверь открытой, чтобы он мог поддерживать контакт со своей группой. Другие шимпанзе приносили ему свежую подстилку и укладывали его поудобнее. Они поддерживали душевный контакт со своим любимым вожаком. И когда он наконец скончался, сообщает де Вааль, в группе на несколько дней воцарилось жуткое траурное молчание.

Каждый из них был по-своему альфа, но только один по-настоящему пожинал плоды своего лидерства.

Источник

Свежие материалы