€ 99.61
$ 93.43
Романтика трагедии: почему освещение катастроф превращается в развлечение

Романтика трагедии: почему освещение катастроф превращается в развлечение

Доктор психологических наук, исследователь психологии СМИ Памела Ратледж называет семь причин, которые заставляют людей наслаждаться трагическими историями

Образ жизни
Кадр из фильма "Память"

Подводный аппарат «Титан» разрушился из-за «катастрофического взрыва», пять пассажиров считаются погибшими. Это трагедия. Люди скорбят. И в это время социальные сети и средства массовой информации превращают отслеживание этой новости в развлекательное мероприятие. Появляются мнения и теории от неосведомленных и дезинформированных экспертов и знатоков. Злорадство постов ложится тяжелым бременем на средства массовой информации, которые втягиваются в эту борьбу, чтобы сохранить аудиторию. Сострадание и сочувствие отходят на второй план, когда люди указывают пальцем на виновных, делятся своими интерпретациями и выдвигают потенциальные теории заговора, чтобы получить просмотры и лайки.

Если на мгновение забыть (как, похоже, сделали многие) о том, что в этой трагедии пострадали реальные люди, событие обладает всеми необходимыми элементами хорошей драмы, будоражащей воображение. Здесь есть экстрим, миллиардеры, тайны, взрывы, поисковые и спасательные операции, а также мифология «Титаника». Развлекательное освещение трагедии вызывает тревогу. Но на это есть психологические причины, заставляющие людей легко забыть о человеческом несчастье. Правда обходится это превращение довольно дорого.

Люди любят истории

Наш мозг автоматически организует события (связанные или не связанные, не имеет значения) в схемы, чтобы создать историю, которая наполняет опыт смыслом. Человеческий мозг также обладает повышенной чувствительностью к опасности, поэтому катастрофы привлекают наше внимание. Это инстинктивная реакция, чтобы убедиться, что лично нам ничего не угрожает. Своеобразный виртуальный «эффект свидетеля» в большом масштабе.

Богатые тоже плачут

У пяти человек на борту «Титаника» было достаточно денег, чтобы заплатить 250 000 долларов за участие в экспедиции. В мире людей, испытывающих финансовые трудности, такие излишества могут показаться чем-то средним между расточительством и аморальностью, и это снижает уровень сострадание. Многие завидуют богатству, им нравится наблюдать, как богатых сбрасывают с пьедестала. Когда кто-то из привилегированных слоев общества попадает в неприятности, мы чувствуем себя лучше, так как видим, что за всей это роскошью скрываются самые обыкновенные смертные. Это придает уверенности.

Мистический элемент

Подводный аппарат потерял связь за несколько часов до взрыва. Отсутствие связи позволяет выдумать множество различных сценариев. Социальные сети полны доморощенных детективов, провидцев и «экспертов», которые привлекают к себе внимание, предлагая необычные теории. Внимание — это форма власти. Получение просмотров позволяет людям чувствовать себя особенными и важными, а при достаточном количестве подписчиков это может даже приносить доход. Нет никакого стимула быть разумным или сочувствующим. Социальные сети создают систему вознаграждения, которая поощряет возмутительные и экстремальные поступки. Видеоролики, например, могут повысить правдоподобность информации за счет изменения глубины обработки. К сожалению, исследования показали, что вера в то, что история ложна, не останавливает людей от ее распространения.

Неопределенность и привлекательность

Неопределенность вызывает дискомфорт и влияет на наши суждения. Теории заговора предлагают упрощенное объяснение явления, которое не имеет смысла и обычно дает аудитории возможность кого-то обвинить. Приверженность теориям заговора снижает тревожность. Принадлежность к группе, которая ищет «улики», снижает ее еще больше. Сыщики социальных сетей пытались раскрыть убийство Габби Петито и трагедию в Айдахо и в некоторых случаях нанесли непоправимый ущерб, растратив ресурсы правоохранительных органов, ложно обвинив невинных людей и сделав их объектом ярости социальных сетей. Объедините инстинктивное стремление людей избежать неопределенности путем поиска информации с желанием получить социальное одобрение со стороны искателей внимания в социальных сетях, и вы получите идеальные условия для рождения новой теории заговора.

Мифы и смысл

«Титаник» — это квинтэссенция морской катастрофы. Затонувший корабль превратился во влиятельный миф и породил множество теорий заговора, во многом благодаря тому, что стал темой одного из самых успешных фильмов всех времен. Джеймс Кэмерон, режиссер «Титаника», еще больше подстегнул воображение публики, проведя параллель между затоплением «Титаника» и гибелью «Титана». Это не только усилило интерес к истории о пропавшей подлодке, но и сделало мнение Кэмерона о безопасности «Титана» весомым и, следовательно, более вероятным. Ему поверили из-за эффекта ореола огромного режиссерского успеха, а не из-за какого-либо прямого опыта работы с этим конкретным оборудованием или знаний в области морской техники.

Романтика спасения

Поиск и спасение пробуждают в людях романтические настроения. Несбывшиеся мечты и любовь, присущие повествованию о «Титанике», повысили значимость поисково-спасательных работ по поиску «Титана». Быть спасенным означает выжить, в чем мы все заинтересованы. Нас успокаивают успешные спасения, поскольку они усиливают наше чувство ответственности и надежды. Это архетипический сюжет фильма, где герои побеждают коварных злодеев или могущественные природные силы и вовремя спасают жертв. Люди естественным образом тяготеют к архетипическим смыслам. Напряжение, вызванное неудовлетворенным желанием быть спасенным, поддерживается за счет пересказа деталей, создания теорий заговора и ловушек искажения, связанных с различными аспектами истории. В социальных сетях полно постов, связанных с «Титаном», например, о том, на что похоже нахождение в подводном аппарате, на что похож затонувший «Титаник» или каково это — искать что-то под водой.

Недостаток ответственности и сострадания

Социальные сети (и доверчивость) лишают нас ответственности. Сообщения, которые мы видим, используют трагедию «Титана» отражают стремление к личному вниманию, социальному одобрению и корыстным целям, даже если они утверждают, что «хотят помочь». Их не волнует ни точность, ни люди, погибшие в результате аварии, ни семьи, оставшиеся скорбеть по ним.

Хотя социальные медиа являются полезной платформой для обмена информацией, события, подобные трагедии с «Титаном», обнажают уродливую сторону, которая создает контент, отбросив в сторону точность информации и, конечно же, наплевав на чувства людей. Хотя легко увидеть, как инцидент с подводной лодкой «Титан» породил и подстегнул домыслы, он также показывает, как мало в нас сострадания и критического мышления, и как много чрезмерного высокомерия. Мне хочется думать, что политики и компании социальных сетей станут умнее и вместо того, чтобы регулировать, когда люди могут пользоваться социальными сетями, начнут обращать внимание на то, как люди их используют, и как обеспечить соблюдение стандартов ответственности. То, что сочувствие стало редким явлением, вредит всем нам.

Источник

Свежие материалы