€ 98.60
$ 92.09
Навязанная нескромность: как соцсети отменили чувство стыда

Навязанная нескромность: как соцсети отменили чувство стыда

Естественно ли это — совсем не иметь секретов от аудитории любой величины

Образ жизни
Люсьен Фрейд "Комната художника" (фрагмент)

«Основное переживание, связанное со стыдом, — писал английский философ Бернард Уильямс, — в том, что вас видят не те люди и не в той ситуации». Пролистывая социальные сети, можно поймать себя на мысли: как хорошо, что Уильямс умер в 2003 году. В противном случае один час в любой социальной сети мог бы его прикончить. Судя по всему, оказаться в максимально нелепой ситуации стало целью номер один для огромного числа людей.

Так сложилось, что за последние лет десять мы словно решили, что все должно стать нормальным. Быть смешным — значит быть свободным. Вы должны не только полностью принять, но и поделиться любой мыслью или опытом, который у вас когда-либо был, независимо от того, что об этом подумают окружающие. И теперь, без всякого поощрения со стороны, люди громко и гордо заявляют о самых интимных или неприглядных сторонах своей жизни. А стыд стал рассматриваться как токсичная, разрушительная эмоция, которая является прикрытием для ненависти к себе и непережитых детских травм.

С одной стороны, это хорошо, что некоторые привычки, например, в питании, одежде, других сферах жизни стали нормальными. Но обратной стороной жизни в мире, где вам постоянно говорят, что вы не должны ничего стыдиться, становится навязанная откровенность, которая происходит помимо чьего-то желания. Когда это стало так немодно иметь секреты?

Отсутствие стыда и стремление привлечь внимание — это две стороны одной медали. Поскольку слава стала для многих конечной целью, мы превратили стыд в негативное слово, обвиняя людей, которые его чувствуют, в том, что они боятся быть «настоящими». Внимание — это валюта нашего времени и потребность в публичном утверждении и чувство стыда обычно не идут рука об руку.

Отсутствие стыда стало синонимом бесстрашия, способом показать, что вы верны своим желаниям и не заботитесь о том, что другие думают о вас или ваших действиях. Вот только есть одно «но»: чувство стыда на самом деле может быть полезным. Оно может быть признаком самоуважения и достоинства, а не ненависти к себе. Стыд помогает вспомнить, что несмотря на миллионы вдохновляющих песенок, вы — не единственный герой этого мира, нас тут 8 миллиардов, и вы должны стараться жить так, чтобы уважать других.

«Следует внимательно разграничивать полезные и вредные формы стыда, — считает Тая Коэн, доцент кафедры организационного поведения и деловой этики Университета Карнеги-Меллон. — Во многих работах, рисующих стыд в негативном свете, это чувство смешивается с социальным отвержением, но в некоторых культурах эти понятия не так тесно связаны. Проблема стыда в том, что он может быть мотиватором: люди хотят его избежать. Но если человек испытывает стыд, это может стать проблемой, если он решит, что не в состоянии ничего изменить. Стыд — это чувство негативного отношения к себе как к целостной личности, тогда как чувство вины сосредоточено на более конкретном поведении».

В антропологии различные культуры традиционно классифицируются в зависимости от того, что ими управляет в первую очередь — чувство вины или стыда. Рут Бенедикт в своей книге 1946 года «Хризантема и меч» описывает Америку как «культуру вины», а Японию — как «культуру стыда». Вина стала рассматриваться как западная (и, следовательно, рациональная) эмоция, связанная с законом, наказанием и моральным кодексом, поддерживаемым совестью. В восточных «культурах стыда», где акцент делается на таких понятиях, как гордость и честь, наказание осуществляется в форме социального остракизма и потери лица. Так и получается, что жить в вечном страхе, что подумают другие — вредно для здоровья. Но если совершенно не заботиться о том, что кто-то думает о нас или наших действиях, это тоже не дает хороших результатов.

Сегодня чувство вины доминирует в настроениях общества, это приводит к тому, что ответственность редко идет дальше извинений. Чувство вины за превосходство, за потребление калорий, за углеродный след: достаточно, кажется, простого признания, чтобы облегчить душу и забыть.

Напротив, врожденное чувство стыда не позволяет вам совершать поступки, которые впоследствии могут вызвать чувство вины или неловкости: засиживаться в гостях, пожалеть чаевые, признаваться миллионам подписчиков, что с гигиеной у вас беда.

В ходе исследовательской работы 2019 года «Эмоции: многомерный подход к взаимосвязи между индивидуализмом-коллективизмом и виной и стыдом» Коэн и команда из пяти других специалистов изучили более 1000 человек из пяти стран (США, Индия, Китай, Иран и Испания). Исследователи обнаружили, что люди, в культуре которых преобладает межличностная ориентация (т.е, горизонтальный коллективизм) в большей степени склонны возмещать ущерб после проступков. В то же время люди, которые в большей степени ориентированы на власть, статус и конкуренцию (т.е. вертикальный индивидуализм), скорее всего, будут отстраняться от межличностных ситуаций, представляющих угрозу.

Другими словами, если вы живете в культуре индивидуализма, то можно отстраниться и спрятаться от других людей, потому что вы не настолько встроены в коллектив. А в общинной культуре вам придется признать свои поступки, если хотите быть включенными в сообщество, что само по себе является приоритетом.

В современной культуре, которая толкает нас к превознесению эго над другими, нормальное чувство стыда может служить мостом между личным и коллективным. «В прошлом, если вы хотели вписаться в местное сообщество, вы должны были вести себя так, как большинство людей считали уместным. — говорит Коэн. — В сети человек может вести себя так, что подавляющее большинство людей считает это совершенно неприемлемым, но он получает положительную обратную связь, когда его публикацией делятся».

Сами платформы, алгоритм и современные стандарты создают благоприятную среду для тех, кто готов раздвинуть границы социального вкуса и саморекламы, будь то хулиганский ролик или подробный отчет о последней работе, словно ребенок, который получил звездочку за хорошую успеваемость в школе и ждет, чтобы мама приклеила ее на холодильник. В вечном стремлении привлечь к себе внимание нас стимулируют делиться всем, независимо от того, насколько это скучно или нецелесообразно. Помимо этого, благодаря интернету, некоторые специализированные термины из мира психологии стали популярны среди огромного количества людей. Конечно, прекрасно, что психологическое благополучие стало приоритетом общества, в то же время, стало как никогда просто получить ярлык «токсичного человека» или оправдать антиобщественное поведение удобным прикрытием «заботы о себе».

Несмотря на всеобщую раскрепощенность, чувства одиночества, вражды и разобщенности лишь усиливаются. Мощной моральной силой, скрепляющей социальную и общественную ткань благодаря вере в общее благо и желанию не причинять вреда другим, может стать здоровое чувство стыда. Оно позволяет вспомнить о нашей человечности. Поэтому вместо того, чтобы упорно избавляться от него, возможно, пришло время научиться смиряться с ошибками и дискомфортом, который приходит вслед за ними.

Источник

Свежие материалы