€ 99.05
$ 92.40
Самый верный выбор: чем полезна идея свободы воли

Самый верный выбор: чем полезна идея свободы воли

Психолог Кеннон Шелдон утверждает, что независимо от того, есть ли у человека свобода выбора или нет, полезно действовать так, как будто она есть

Образ жизни
Фото: Nada/Flickr

На протяжении всей своей жизни я мучился вопросом: есть ли у человека свобода воли? Этот вопрос послужил катализатором моего решения стать психологом. Он продолжает вдохновлять меня на исследования по сей день, особенно в том, что касается типов целей, которые люди ставят перед собой, и влияния стремления к цели на счастье и благополучие людей.

Я пришел к выводу, что люди действительно обладают свободой воли, по крайней мере, если определить ее как способность делать обоснованный выбор между возможными действиями, которые мы сами себе придумываем. Действительно, для нашего вида свобода воли является одним из самых удивительных эволюционных механизмов адаптации. Она позволяет гибко справляться с глубокими и непредсказуемыми сложностями жизни.

Я понимаю, что многие философы, возможно и вы тоже, выбирают ту или иную форму «детерминизма». Детерминизм утверждает, что на глубоком уровне у людей нет реального выбора в том, что мы делаем: наши действия всегда определяются прошлым, или непознаваемыми процессами мозга, или нашей неизменной генетикой, или какой-то комбинацией этих факторов. Но никогда — нашим психологическим «я».

Независимо от того, кто прав в этом споре, моя работа привела меня к другому выводу, который я считаю даже более важным, чем вопрос о наличии или отсутствии у нас свободы воли. Он заключается в том, что вера в собственную способность делать выбор имеет решающее значение для нашего психического здоровья. По крайней мере, эта уверенность позволяет нам функционировать так, словно у нас есть свобода воли, что приносит большую пользу.

Есть три основные причины, по которым я считаю веру в свободу воли важной и полезной. Первая заключается в том, что чувство независимости и самоопределения является базовой психологической потребностью, и удовлетворение этой потребности имеет решающее значение для психического здоровья. Десятилетия исследований теории самоопределения, касающихся причин и источников человеческого благополучия, доказали это.

Теория самоопределения была разработана в 1970-х, и, начиная с этого момента, в ее рамках проводится ключевое различие между внутренней и внешней мотивацией. Внутренняя мотивация существует тогда, когда мы получаем удовольствие от того, что делаем, когда дело само по себе является наградой. Например, для меня это попытка выучить новую мелодию на фортепиано, попытка улучшить свою игру в теннис или попытка попасть с фотоаппаратом на красивое горное озеро. Во всех этих случаях я делаю выбор, узнаю что-то новое, применяю свои навыки и получаю удовольствие от процесса.

В отличие от этого, внешняя мотивация существует тогда, когда мы в основном пытаемся заработать деньги или другое вознаграждение извне, например, стараемся понравиться или произвести впечатление на других, или просто выбиваемся из сил, «выполняя свой долг». В таких ситуациях мы не чувствуем, что это «мы» выбираем, что делать. Вместо этого мы чувствуем, что ситуация контролирует наше поведение. В некотором смысле, мы на мгновение приняли детерминизм.

Сотни исследований показывают, что внутренняя мотивация по сравнению с внешней приводит к более высокой производительности и творчеству, большей настойчивости и энергии, а также к большему удовлетворению и самореализации. Эти исследования также показывают, что внутренняя мотивация может быть хрупкой: ее легко подорвать, когда внешнее вознаграждение становится слишком значимым, или когда мы чувствуем, что нас слишком контролируют другие. Например, если я начну фотографировать в основном потому, что мне за это платят, или потому, что я хочу произвести впечатление на своих друзей в социальных сетях, то моя внутренняя мотивация и удовольствие, скорее всего, ослабнут.

Вернемся к вопросу свободы воли. Если внутреннюю мотивацию (чувство, что вы делаете что-то, потому что выбрали это и получаете удовольствие) заменить чувством, что вы всего лишь машина без выбора, управляемая силами, которые не способны контролировать, то это было бы плохо для вас. Потеря чувства свободы воли, в этом смысле, может сделать жизнь менее приятной и интересной. Поэтому я призываю вас стараться как можно чаще находить, следовать и развивать свои внутренние мотивы.

Конечно не все важные действия могут быть «увлекательными». В 1980-х годах исследователи, работающие над теорией самоопределения, открыли второй тип самостоятельной мотивации, который они назвали идентифицированной мотивацией. Идентифицированная мотивация существует, когда мы верим в то, что делаем, и идентифицируем себя с этим, даже если это не приносит удовольствия. Этот вид мотивации помогает нам выполнять важные дела, даже если они скучны или неприятны, и при этом мы не жертвуем своей самостоятельностью. Например, смена подгузника ребенку становится гораздо более приятной и даже полезной, если мы связываем свои действия с сохранением здоровья ребенка. В исследовании, проведенном в 2020 году среди участников туристического похода по маршруту тихоокеанского хребта (туристы пытались пройти с рюкзаком 2 650 миль за одно лето; обременительное, но значимое для личности путешествие) я выявил, что их внутренняя мотивация радикально снизилась в течение долгого и трудного лета (классический эффект «подрыва»), но идентифицированная мотивация смогла восполнить недостаток, что позволило им завершить поход и испытать огромное удовлетворение, несмотря на страдания.

В отличие от этого, интроецированная мотивация существует, когда вы делаете что-то, что вы хотите делать только наполовину. По сравнению с идентифицированной мотивацией, интроецированная мотивация лишь частично направлена на внутренний мир, в том смысле, что вы чувствуете себя несколько «контролируемым» в поведении: самим собой, а не другими или ситуацией. Вы заставляете себя делать что-то, чтобы избежать чувства вины. В исследовании участников похода по маршруту тихоокеанского хребта, те люди, что испытывали интроецированную, а не идентифицированную мотивацию, смогли пройти маршрут, но в результате они не стали счастливее. Завершение похода было лишь облегчением, а не значимым и ценным для них самих достижением.

Обратимся вновь к вопросу свободы воли. Если чувство, что вы делаете иногда неприятные вещи, потому что вы согласились и выбрали их делать, заменить чувством, что вам приходится заставлять себя, то вы будете страдать. Для того, чтобы быть полноценным, человеку необходимо чувствовать себя самостоятельным в определении своих целей, то есть, что он действует по собственной воле. Я рекомендую: что бы вы ни делали, осознавайте это, чтобы у вас была если не внутренняя, то хотя бы идентифицированная мотивация. Попытайтесь переосмыслить ситуацию, чтобы осознать свои собственные глубинные причины совершать какое-то действие. Если вы не можете этого сделать, тогда это может быть намеком на то, чтобы прекратить и заняться чем-то другим!

До сих пор мы говорили о том, как свободно заданная мотивация приводит к удовлетворению и реализации. Вторая причина, по которой я считаю веру в свободу воли полезной, заключается в том, что она делает вас лучшим человеком. Исследования в области социальной психологии ясно показывают, что если люди убеждаются в отсутствии у них свободы воли, это может негативно сказаться на их этическом поведении. В этих исследованиях участники обычно читают одну из двух версий новостного отрывка, описывающего современное научное мышление. В первой версии делается вывод, что свобода воли истинна, а детерминизм ложен. Во второй версии — все наоборот.

Несмотря на пару противоречащих результатов, различные исследования показали, что участники, которым привили уверенность в детерминизме, с большей вероятностью будут списывать на тесте, когда они думают, что никто об этом не узнает (особенно если они оценивают себя как верящих и принимающих детерминистический посыл отрывка). Они с большей вероятностью съедят более нездоровый из двух вариантов перекуса: например, картофельные чипсы вместо моркови. Они не будут ждать долго, прежде чем потребовать вознаграждение, что приведет к меньшей награде; они не смогут долго, упорно выполнять трудную задачу; и они с меньшей вероятностью будут вести себя просоциально, например, помогать другим или давать мелочь бездомным. Кроме того, они реже берут на себя ответственность за свои действия и чаще обвиняют других или обстоятельства в своих ошибках.

Это направление исследований предполагает, что если вы верите в свободу воли, то действуете так, как будто ваш выбор имеет значение, что дает вам множество преимуществ. С другой стороны, если вы верите в детерминизм, то эта вера имеет тенденцию сбываться: вы действуете так, как будто у вас нет контроля, и страдаете во многих отношениях. Вот почему я призываю вас всегда верить в свою силу делать выбор, даже в плохих ситуациях. А затем сделайте свой лучший выбор! Жизнь — это игра случая, и вы можете играть.

Вы можете задаться вопросом, почему кто-то решил верить в детерминизм, учитывая явные негативные последствия этой уверенности? Есть несколько возможных причин. Некоторые люди могут считать, что детерминизм — это наиболее научная и интеллектуально изощренная позиция, и им нравится чувствовать себя умнее других. Другим нравится предопределенность как способ уйти от ответственности, потому что признание вины или ошибки болезненно. Кто-то находит утешение в идее, что все предопределено и причинно обусловлено, даже если они не могут понять или повлиять на этот порядок; это своего рода ответ на жизненные неопределенности.

Но несомненно, что лучше осознать и принять свою способность делать выбор в жизни, чем отрицать или уклоняться от него. Это согласуется с моей третьей основной причиной, почему полезно верить в свободу воли. Это самая достойная позиция, которую вы можете занять, та, что обладает наибольшей честностью.

Согласно экзистенциальной философии, человек уникален в животном мире тем, что не может полагаться на автоматические инстинкты и механизмы, как другие животные. Вместо этого люди должны создавать себя сами, делая сознательный выбор. В книге «Бегство от свободы» психоаналитик Эрих Фромм утверждал, что эта ответственность может быть настолько пугающей, что люди стараются ее избежать. Фромм использовал этот анализ для объяснения подъема нацизма, и мы можем увидеть много параллелей в современном мире, с расцветом автократических правительств по всему миру. Автократы обеспечивают людям структуру ценой свободы. Фромм также объяснил, почему мы так склонны оправдываться, когда у нас что-то не получается: потому что мы не хотим брать на себя ответственность за эти неудачи.

По всем причинам, что я привел, в подавляющем большинстве случаев лучше принять, а не отрицать свободу воли. Настоящая проблема заключается не в том, есть ли у вас выбор, а, скорее, в том, способны ли вы выбирать с умом. Вы каждый день реализуете свою способность к выбору: стоит признать это, чтобы научиться выбирать лучше.

Источник

Свежие материалы