€ 66.08
$ 62.75
Комплекс Оливера Твиста: как превратиться из жертвы в творца

Комплекс Оливера Твиста: как превратиться из жертвы в творца

Бизнес-тренер Реми Блуменфелд предлагает трансформировать роли известного треугольника Карпмана с помощью правильных вопросов

Саморазвитие
Кадр из фильма "Оливер Твист" (1948)

В каждой великой истории есть жертва: Оливер Твист, принцесса в башне, Красная Шапочка. Если вы когда-нибудь обращались к раненому внутреннему ребенку, который чувствует себя беспомощным и обвиняет других, вы знакомы с этой ролью.

Захватывающей истории также нужен злодей или преследователь: злые сводные сестры, Джокер, Билл Сайкс. Если вы узнаете в себе осуждающего родителя, который стыдит и обвиняет других, скорее всего, вы играли эту роль.

И конечно, убедительное повествование требует героя или спасателя: чудо-женщину, Нэнси, прекрасного принца. Если вы когда-нибудь без спроса помогали кому-то, кто, по вашему мнению, не мог разобраться в ситуации сам, вы понимаете, о чем я говорю.

Как и в случае с нашими мечтами, каждый персонаж является автором. Жертва, Преследователь и Спасатель представляют наши разные части. И нам нужны все три этих архетипа, чтобы рассказывать интересные, осмысленные, драматические истории.

Настоящая драма возникает, когда Жертва становится Героем, а Преследователь — Спасателем. В сказке про Золушку и в истории Оливера Твиста мы встречаем Героя в роли Жертвы. А Красная Шапочка сначала была Спасателем своей бабушки, а потом стала Преследователем.

Гамельнский крысолов начинает как Спасатель города и Преследователь крыс, затем становится Жертвой обмана Преследователя-мэра и в отместку сам превращается в Преследователя городских детишек.

Так же и в реальной жизни будут разные ситуации, когда вы выступаете (или воспринимаетесь другими) в разных ролях: Жертвы, Спасателя и Преследователя. Когда никто не ценит и не отвечает взаимностью на попытки все исправить, измученный Спасатель часто видит себя Жертвой. А Жертва ищет возмездия, становясь Преследователем, обвиняя и преследуя других, или переходя на противоположную сторону в качестве Спасателя.

Но большинство из нас раз за разом обнаруживают, что их тянет только к одной из этих ролей.

Это называется «Треугольник Драмы» — деструктивный цикл человеческого взаимодействия, названный  так в 1960-х годах психологом доктором Стивеном Карпманом, который также был членом Гильдии киноактеров. Карпман особо выделял игру ролей. Жертва — это тот, кто «играет» в Жертву, а не тот, кто буквально ранен или угнетен; Спасатель — это не кто-то вроде пожарного, который честно справляется с настоящей чрезвычайной ситуацией. Все три состояния являются «ролями», и ни одно из них не может соответствовать тому, кто мы есть на самом деле. Любой человек может попасть в этот замкнутый круг, из которого трудно вырваться.

Жертва: «Ты всегда обвиняешь меня. Это так несправедливо»

В драматическом треугольнике Жертва воспринимает жизнь как что-то, что происходит с ней, и чувствует себя бессильной изменить свои обстоятельства. Безнадежные, забитые и застрявшие Жертвы возлагают вину на Преследователя, которым может быть человек или ситуация. Будучи бессильной, Жертва якобы ищет Спасателя, который решит за нее проблему. Жертвы также имеют скрытый интерес в признании своей проблемы неразрешимой.

Жертва сбрасывает со счетов свою способность решить проблему или инициировать изменения.

Преследователь: «Это ты виноват, что все идет не так»

Осуждающая и критическая роль Преследователя заключается в том, чтобы Жертва оставалась Жертвой, обычно с помощью властных слов и контролирующего поведения.

Помните, если Жертва больше не чувствует себя угнетенной, она может подняться и выйти из треугольника, и тогда Преследователь (и Спасатель) не играет никакой роли.

Преследователь снижает ценность и целостность, а также чувства других людей.

Спасатель: «Бедняжка. Сейчас я все поправлю»

Излишне услужливый, самоотверженный и жаждущий того, чтобы в нем нуждались, Спасатель, в свою очередь, вроде бы хочет помочь Жертве, но на самом деле действует таким образом, чтобы удовлетворить собственную потребность в одобрении за спасение. Очень часто Спасатели невольно пытаются помочь брошенному ребенку внутри себя: «спасают» других в надежде, что другие придут им на помощь.

Определение Спасателя в треугольнике драмы — это человек, который, казалось бы, стремится решить проблемы Жертвы, но на самом деле проворачивает это так, что Жертва теряет свою власть, а Спасатель получает больше выгоды, чем Жертва.

Спасатель отрицает способность других действовать по собственной инициативе и решать проблемы самостоятельно.

Из треугольника драмы есть выход

Знакомы ли вы с этой формой игры разума, основанной на тревоге и сосредоточенной на проблемах? Это игра, которая сама себя поддерживает и предназначена она для того, чтобы удерживать жертву бессильной в динамике, создающей американские горки напряжения и облегчения.

В течение многих лет считалось, что единственный способ справиться с «ужасным драматическим треугольником» — это просто осознавать его и, прилагая огромные волевые усилия, выйти из роли, которую играешь. Затем, в 2005 году, тренер по командной работе Дэвид Эмеральд Вомельдорф опубликовал новую модель, которая сейчас начинает широко использоваться для облегчения командной работы и повышения производительности в организациях по всему миру.

В отличие от «Ужасного Треугольника Драмы», который фокусируется на проблемах, метод TED (The Empowerment Dynamic) ориентируется на увлеченность. Он сосредоточен на целях и результатах. TED — это поучительная история самостоятельности и лидерства, принципы и система которой основаны на исследованиях Вомельдорфа в области сотрудничества людей и организаций. Он предлагает столь необходимое противоядие от треугольника драмы.

Вомельдорф создает новый треугольник, в котором:

  • Жертва становится Творцом
  • Преследователь берет на себя роль Соперника
  • Спасатель принимает новую динамичную ипостась Тренера

Конечно, каждая из этих перестановок требует огромного воображения и мужества. Для того, кто всегда считал себя Жертвой, может быть очень сложно проявить творческий подход и подумать, возможно, впервые, какова их долгосрочная цель или видение.

Создатели сосредоточены на результатах, а не на проблемах. Да, конечно, проблемы будут возникать всегда, но TED призывает нас рассматривать эти препятствия как вызовы, которые заставляют нас прояснять собственные цели. Делая то, что Вомельдорф называет «детскими шажками», как Творцы, мы получаем более четкое представление о результатах, которых хотим достигнуть.

Последняя роль в этом треугольнике — это Тренер. Вместо того чтобы считать своей обязанностью спасать кого-то, Тренер задает вопросы, призванные помочь человеку сделать осознанный выбор. Ключевое различие между Спасателем и Тренером заключается в том, что последний видит человека способным делать выбор и решать собственные проблемы. Для Спасателя Жертва сломлена. Для Тренера человек способен создавать, он находчив и целен.

Детские шаги

«Главное, — говорит Вомельдорф, — признать, что роли, которые мы играем, не являются реальными — это выбор».

Если вы скатываетесь к роли Жертвы, спросите себя, что из того, что вы скажете или сделаете прямо сейчас, поможет вам.

Если вы соскальзываете в роль Преследователя, спросите себя, что вы делаете, что может способствовать этой проблеме?

Если вы берете на себя роль Спасателя, то задайте вопрос, как вы можете расширить возможности этого человека и научить его самостоятельно находить ответы?

Если вы в настоящее время чаще всего играете роль Жертвы, Спасателя или Преследователя, я хотел бы предложить вам переключиться на более вдохновляющие, основанные на увлеченности роли Соперника, Тренера или Творца. Как трансформировавшийся Спасатель, который теперь является профессиональным Тренером, я вижу во всех Жертвах, Преследователях и Спасателях созидателей, ожидающих своего проявления.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы