€ 82.46
$ 71.07
Психологическое богатство — «третий кит» идеальной жизни

Психологическое богатство — «третий кит» идеальной жизни

Для некоторых людей психологически насыщенная жизнь важнее счастья

Образ жизни Саморазвитие
Кадр из фильма «Это чертово сердце»

Благодаря чему люди считают свою жизнь «хорошей»? Из всех идей, выдвинутых за последние несколько тысячелетий, сегодня чаще всего превозносятся и исследуются две. Первая — это гедонистическое благополучие, часто называемое просто «счастьем», которое характеризуется большим количеством положительных эмоций и общей удовлетворенностью жизнью. Другая — «эвдемонизм» — ощущение, что жизнь имеет смысл и вы реализуете свой потенциал. В новой статье в Psychological Review Шигехиро Оиси из Университета Вирджинии и Эрин Вестгейт из Университета Флориды предполагают, что мы упускаем из виду «психологическое богатство».

Психологически богатая жизнь — это жизнь, которая характеризуется разнообразием интересного и меняющего перспективу опыта. Авторы статьи представляют обширный массив первоначальных свидетельств того, что это понятие наряду со счастьем и смыслом составляет третье важное измерение благополучия.

В одном из первых исследований 500 студентов попросили оценить свою жизнь по нескольким характеристикам. Часть их была связана со счастьем (например, «приятная»), часть — со смыслом (например, «наполненная»), а еще часть — с тем, что, по мнению исследователей, связано, положительно или отрицательно, с понятием психологической насыщенности. В эту последнюю группу вошли понятия «интересная» и «драматическая», а также «простая» и «однообразная». Результаты показали, что счастье, смысл и психологическое богатство — действительно три разных фактора. «Психометрически психологическое богатство не может быть сведено к аспекту смысла или счастья», — пишут Оиси и Вестгейт. Они также проанализировали прилагательные, используемые в нескольких сотнях некрологов, опубликованных в газетах США и Сингапура. И снова их анализ показал, что слова можно сгруппировать по этим трем отдельным измерениям.

Дальнейшие исследования показали, что психологическое богатство, счастье и смысл также имеют четкую связь с чертами личности и социально-экономическим статусом. Данные, полученные от участников из США, Индии и Кореи, свидетельствуют о том, что такие черты, как открытость и экстраверсия, связаны с психологически насыщенной жизнью, в то время как социально-экономический статус (СЭС) — нет. Однако СЭС, наряду с экстраверсией и сознательностью, был связан со счастьем. Ощущение смысла не было связано с каким-то определенным паттерном оценок Большой пятерки.

Поскольку психологическая насыщенность связана с неожиданностями, новизной, сложностью и изменением точки зрения, Осио и Вестгейт пришли к выводу, что определенные типы опыта могут ее улучшить. И действительно, выяснилось, что студенты, уехавшие учиться за границу, показали значительно более высокие баллы психологического богатства, чем те, кто остался в кампусе. (Их начальные оценки были похожими, а уровни счастья и смысла жизни не изменились.) Выглядит так, что аспекты личности и жизненного опыта делают жизнь психологически более богатой.

Тем не менее, дальнейшие исследования подчеркивают четкую связь между каждым из этих трех факторов и мировоззрением людей в более широком смысле: люди, живущие, по их мнению, счастливой или полной смысла жизнью, как правило, поддерживают социальный порядок и статус-кво и более консервативны в политическом отношении. И, напротив, люди с более богатой психологической жизнью выступают за социальные перемены, а их политические взгляды более либеральны.

Конечно, ничто из этого не доказывает, что кто-то действительно считает психологически богатую жизнь хорошей. Но когда Оиси и Вестгейт попросили участников из девяти разных стран описать идеальную жизнь, выбрав из списка характеристики, ассоциирующиеся со счастливой, осмысленной или психологически богатой жизнью, в целом они выбирали элементы всех трех типов. Когда участников попросили выбрать только один тип, большинство выбрали счастливую жизнь, на втором месте была осмысленная, а на последнем — психологически богатая. Однако, как отмечает команда, было «значительное меньшинство» участников — от 7% в Сингапуре до 17% в Германии — которые предпочли психологически богатую жизнь счастливой или осмысленной. То есть для них именно этот показатель определяет «хорошую жизнь».

Счастье и осмысленность связаны с улучшением здоровья и отношений. Но зачем кому-то желать психологической насыщенности? С эволюционной точки зрения такие люди, возможно, лучше справляются с более сложными меняющимися условиями. В индивидуальном плане стремление к психологическому богатству защищает человека от скуки. И, как предполагают исследователи, это помогает справляться с жизненными трудностями и даже трагедиями. Те, кто ценит смену перспективы, которую несут в себе трудности», «могут найти ценность в опыте и жизни, которые в другом случае не были бы счастливыми или значимыми», — пишут исследователи.

Оиси и Вестгейт не утверждают, что психологическое богатство, счастье и смысл полностью независимы друг от друга — или на самом деле существует только три компонента хорошей жизни (их может быть больше). Они также с готовностью признают, что требуется гораздо больше усилий, чтобы лучше понять важность психологического богатства.

Однако вывод о том, что значительная группа людей из разных стран предпочитает психологически насыщенную жизнь, а не просто счастливую или значимую, несомненно, заслуживает гораздо большего внимания. В целом, по мнению исследователей, «добавление психологического богатства расширяет, углубляет и обогащает эмпирические исследования хорошей жизни».

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы