€ 98.61
$ 92.09
В поисках мифа и контрмифа: как понять, какой вы герой

В поисках мифа и контрмифа: как понять, какой вы герой

Верное определение личного сценария меняет к лучшему и вашу историю, и жизнь тех, кто рядом

Саморазвитие
Джон Кольер "В Арденском лесу" (фрагмент)

Знать свою историю — значит понимать, кто вы. Многие из нас рассказывают свои истории неправильно и программируют себя на жизнь, полную душевных страданий и вечных поисков кого-то, кто придет и все изменит. Известный психолог, создатель системы архетипов Кэрол Пирсон в книге «Пробуждение внутреннего героя» (на русском языке публикуется впервые) рассказывает, как найти свой миф и принять его.

Задача каждого из нас — найти великую историю, которая наполнит жизнь смыслом. К этой задаче не следует относиться слишком легкомысленно, хотя она и не должна быть непосильной ношей. Если вы понимаете смысл собственной истории, у вас гораздо меньше шансов недооценить себя, запутаться в несущественном или позволить другим манипулировать вами, убеждая в вашей незначительности.

[…]

Джин Хьюстон в книге «В поисках возлюбленного: путешествие в духовной психологии» (The Search for the Beloved: Journeys in Sacred Psychology) подчеркивает важность написания собственной истории. Она предлагает сначала написать обычную автобиографию, а затем перевести ее на мифологический язык. Приведем пример, когда история была написана сначала «экзистенциально», а потом как миф.

Ну, я родился в обычной семье. Моя мать была школьной учительницей, а отец работал кондуктором на железной дороге. Поскольку я был младшим ребенком, никто не обращал на меня особого внимания. Мама проводила на работе весь день, а отец порой и по нескольку дней подряд.

Вот та же история, рассказанная мифологически.

Давным-давно жил совершенно особенный ребенок. У него были серьезные задатки, и он весь светился изнутри. Этот свет был настолько ярким, что ослеплял всех вокруг, и на ребенка невозможно было взглянуть. Даже его мать, постигшая тайны мира, и его отец, сопровождавший караваны в далекие царства, не могли видеть его.

Совсем не обязательно писать нечто подобное, найдите что-то свое. Вы можете записать историю, рассказать ее близкому другу или нарисовать ее, выразить в движении, танце или разыграть как спектакль. Выбранная форма не менее важна и может рассказать что-то значительное о вас. Процесс повествования и содержание истории на самом деле неотделимы друг от друга.

[…]

Определите свой доминирующий миф

Лучший способ найти свой доминирующий миф — написать или как-то иначе изложить историю своей жизни, — а затем обратить внимание на лежащую в ее основе сюжетную линию.

Архетипы и соответствующие им истории

Простодушный: теряет рай, но хранит веру; вновь обретает рай.

Сирота: теряет рай, что может привести к отчаянию и отчуждению; остаются крупицы надежды; образует альянс с другими, чтобы создать лучшие условия в настоящем мире.

Воин: отправляется в путешествие; противостоит дракону и убивает его; спасает жертву.

Опекун: жертвует и делает то, о чем просят другие; чувствует, когда другие манипулируют и играют с ним; имеет возможность жить так, как считает нужным и правильным.

Искатель: в обществе чувствует себя отчужденным из-за того, что окружающие ждут от него соответствия; отправляется в путешествие в одиночку; находит сокровища, помогающие ему стать независимым и приобрести признание; находит настоящую семью и дом.

Любовник: жаждет любви; находит любовь; разлучается с возлюбленным и (в трагедии) умирает или (в комедии) воссоединяется с ним.

Бунтарь: переживает огромные утраты и боль; лишается иллюзии и неаутентичных моделей поведения; сталкивается лицом к лицу со смертью и учится делать смерть своим союзником.

Творец: открывает истинное Я; исследует способы созидания и самовыражения.

Правитель: сам оказывается ранен, а его королевство превращается в пустыню; берет на себя ответственность за королевство и собственные раны; в королевство возвращаются плодородие, гармония и мир.

Маг: преодолевает серьезные болезни; исцеляя и трансформируя себя, учится исцелять и трансформировать других; испытывает разрушительные последствия высокомерия или неуверенности в себе; учится согласовывать свою волю с волей Вселенной.

Мудрец: ищет истину через утрату своего Я; признает собственную субъективность; утверждает эту субъективность; переживает трансцендентную истину.

Шут: живет ради удовольствия, отсутствует укорененность в чем бы то ни было; учится выстраивать связи — с людьми, природой, мирозданием; способен доверять процессу и жить в гармонии со Вселенной, находить радость.

Возможно, ваша история — это вечные горести, разочарования или преследования. Тогда ваш главный миф — это разные сюжеты о Сироте. Если речь идет о преодоленных испытаниях или битвах, которые велись и были выиграны (или проиграны), — это вариация на тему сюжета Воина. Если вы пишете о том, как жертвовали собой ради других, это вариация сюжета Опекуна. Если искали любовь, истину, ответы — сюжет Искателя. И так далее. (Возможно, вы обнаружите, что ваша история сочетает в себе основные элементы нескольких архетипов.)

Незнание мифа своей жизни опасно тем, что можно постоянно оценивать себя по тем стандартам путешествия, которые не имеют к вам никакого отношения. Например, человек, считающий своим миф о Любовнике, чувствует себя неспособным совершать великие подвиги, поскольку большинство людей в нашей культуре оценивают себя с позиций мифов о Воине и Правителе. При этом человек, чьим главным мифом является Правитель, ощущает себя каким-то не таким из-за неспособности просто жить настоящим, то есть быть Шутом.

Для людей порой оказывается огромным облегчением написать свою историю и выявить главный миф, поскольку они находят истинное предназначение. Однако это происходит далеко не со всеми. Иногда люди внезапно осознают, что одержимы чем-то, что их история и ее главный архетип закабалил их. Один из способов понять это — рассмотреть такой миф как «сценарий».

Признание своего сценария

У каждого из нас есть некий сценарий, который сформировался в детстве как ответ на мнения окружающих о наших способностях и возможностях. Транзактный анализ указывает, что у нас могут быть «сценарий» и «контрсценарий» (результат нашего бессознательного бунта против навязанных сценариев). Освобождение наступает, когда мы распознаем свои сценарии и можем увидеть, приносят ли они положительные результаты.

Сценарии в значительной степени определяются внешним влиянием, потому что они связаны с нашим приспособлением к внешнему миру. Если, например, нас назвали в честь знаменитого полководца, часто покупали нам игрушечные пистолеты и солдатиков, мы, скорее всего, будем сильно отождествлять себя с Воином. Если нас задаривали куклами, чтобы мы играли в дочки-матери, и говорили, какими заботливыми мы станем в будущем, скорее всего, мы будем отождествлять себя с архетипом Опекуна.

Сценарий часто является компенсацией ранней травмы. Мы пытаемся придумать сюжет жизни, который даст нам чувство безопасности и сделает менее уязвимыми для боли. Как мы могли видеть, больше всего ранят негативные или ограничивающие сообщения, которые мы получаем о самих себе или наших возможностях. Такие сообщения могут относиться к нашему полу, этническому происхождению, характеру или внешности, энергии и темпераменту или вообще ко всему, что касается нас. Пока мы бессознательно пытаемся реализовать свой сценарий, мы усугубляем рану, потому что большинство сценариев, понимаемых буквально, причиняют боль, вмешиваясь в нашу целостность. Мы боимся отступить от сценария, так как бессознательно верим, что если сделаем это, то не выживем.

Наоборот, когда сценарий воспринимается как миф или метафора, это исцеляет рану. Поняв, какой архетип заложен в сценарии, мы осознаем, что лучше не бороться с ним, а осознать и вывести на более высокий уровень.

Также бывает полезно представить, что вы сами выбрали своих родителей, свой пол или жизненные обстоятельства, чтобы научиться чему-то. Это похоже на головоломку, которую необходимо решить, прежде чем мы сможем продолжать выражать свое истинное Я в мире.

То, что изначально могло быть ограничивающим сценарием, трансформируется, когда мы видим архетип или архетипы, встроенные в него. Зачастую трансформация требует способности интерпретировать сценарии метафорически. Например, женщина, живущая по сценарию Золушки, может быть не в состоянии действовать от своего имени, поскольку постоянно находится в ожидании принца. Осознав свой сценарий, она начнет искать его метафорическую мудрость. Фактически в ее сценарии закодировано именно то, что ей необходимо сделать: позволить своему анимусу (мужской сущности) прийти на помощь и спасти ее. Именно развитие своих «мужских» качеств поможет ей функционировать в мире и самой поддерживать себя. Со временем, когда женщина начнет действовать в соответствии с этим знанием, и ее рана будет исцелена, она будет готова написать новую историю.

Многие люди обнаруживают, что у них одновременно активны две истории: сценарий и более глубокий, вдохновляющий миф. Так было с женщиной, которая отождествляла себя с Золушкой. Она занималась живописью, и по мере того, как совершала «путешествие души», ее картины становились более глубокими и оказывали воздействие на других. В сфере искусства у нее был явный потенциал Мага. Но этот потенциал не мог реализоваться до разрушения неких чар, заставлявших ее искать мужское начало вовне. Только после этого она смогла использовать свою женскую природу, чтобы рисовать, и мужскую природу, чтобы продавать свои работы. Мы часто наблюдаем такую закономерность у людей, нашедших свой более глубокий миф. Сценарий позволял им чувствовать себя при деле, но при этом и сильно калечил.

Конечно, идеально было бы определить личный миф раз и навсегда, но вряд ли это возможно. Наше понимание жизненных задач и сопутствующей им истории постоянно меняется — и не в последнюю очередь это вызвано приоритетами конкретного возрастного периода, в который мы пишем эту историю.

Любой, кто слишком привязывается к какой-либо одной версии собственной истории, нуждается в обновлении и пересмотре истории в свете текущих реалий. Поэтому разумно почаще обновлять свой миф, чтобы убедиться, что сюжет, в котором вы живете, по-прежнему эффективен и важен для вас.

Поиск новой истории — диалектический процесс

Дэвид Файнштейн и Стэнли Криппнер, написавшие книгу о поиске своей истории «Личная мифология: психология возникающего Я» (Personal Mythology: The Psychology of Your Evolving Self), описывают способы, которыми текущая мифология может вас ограничивать. Мифология может быть похожа на старую одежду, из которой вы выросли. Когда-то она была новой, привлекательной и сидела по фигуре. Но постепенно вы перерастаете ее, она изнашивается, перестает отвечать требованиям времени.

Файнштейн и Криппнер описывают пятиступенчатую модель. Сначала мы распознаем, что руководящий миф перестал быть союзником. Мы стараемся понять, как он ограничивает нас, и ощущаем боль, вызванную тем, что держимся за миф, который не соответствует времени,
в котором мы находимся сейчас. Вторая стадия заключается в том, чтобы сфокусировать внимание на корнях мифического конфликта. Еще до того, как вы осознаете недостатки старого мифа, ваша психика обычно генерирует контрмиф, чтобы компенсировать ограничения старого мифа. Как и у сновидений, у этих контрмифов есть свойство исполнения желаний. Но, как и сновидения, контрмифы часто не соответствуют требованиям реального мира. Таким образом, новый миф может возникнуть в фантазиях или воображении, которые кажутся эскапистскими. Затем, на третьем этапе, у человека возникает «объединяющее мифическое видение». Мифологическое развитие — это диалектика, в которой старый миф является тезисом, контрмиф — антитезисом, а новый миф, представляющий собой разрешение двух, является синтезом. По мере развития контрмифа он конкурирует с господствующим мифом за доминирование в восприятии и руководстве поведением. Их диалектическая борьба может напоминать своего рода «естественный отбор» в психике.

Четвертый этап включает в себя переход от «видения к приверженности» и заключительный, пятый этап — «внедрение обновленной мифологии в повседневную жизнь».

Процесс, описанный Файнштейном и Криппнером, также является побочным продуктом путешествия. Развитие Эго требует разработки и отреагирования нашей формирующей истории. Однако, когда мы переживаем инициацию, эта история начинает мешать. Она не может вести нас по новой территории, на которую мы вступили. Долгое время у нас есть чувство, будто нас разрывает на части из-за борьбы между двумя противоречивыми историями, пока не находится какое-то решение. Пока примирения нет, мы можем просто чувствовать пустоту там, где раньше была борьба. Позже мы берем на себя обязательство воплотить эту новую историю. Когда это происходит, жизнь приобретает мифологическое качество.

Вхождение в мифическое королевство

Важно отличать мифологическое качество жизни от одержимостью архетипом. Порой мы не столько забываем о влиянии архетипа на жизнь, сколько отождествляем себя с архетипом. Это придает жизни качество, превосходящее все ожидания, но в конечном счете не идет нам на пользу. Архетип овладевает нами (в положительной или отрицательной форме — или в обеих сразу). Самый крайний случай этого — когда кто-то, например, думает, что он или она — воплощенный Иисус Христос.

Для Иисуса Христа не является преувеличением чувствовать себя Иисусом Христом. Нам же необходимо быть собой и позволять архетипу выражаться через нас. Когда мы проживаем собственную великую историю, это может быть волнующим, но в этом также всегда есть что-то «само собой разумеющееся».

Никакая жизнь, какой бы успешной и захватывающей она ни была, не сделает вас счастливым, если это на самом деле не ваша жизнь. И никакая жизнь не сделает вас по-настоящему несчастным, если эта жизнь действительно ваша.

Стремление определить свои собственные уникальные жизненные задачи изначально исходит из желания заявить о себе как о личности. Однако, вступая на этот путь открытий, мы узнаем, что на самом деле люди путешествуют не в одиночку. Каждое из наших индивидуальных путешествий тесно переплетено с путешествиями наших друзей, семей, коллег, наших современников, людей нашего пола, нашей культуры. Каждый предпринимаемый нами шаг ради обретения себя производит волновой эффект, который влияет на других точно так же, как шаги других людей влияют на нас. Таким образом, обретение подлинного смысла в жизни способствует обновлению царства. Мы можем поддаться «мании ничтожности», которая является проклятием нашего времени, или ежедневно проживать свои неповторимые истории и преобразовывать свои миры. Ответственность, заложенная в этих знаниях, является наследием всех героев, которые были до нас. Будущее может быть кошмаром или чудом. Выбор за нами.

Подробнее о книге «Пробуждение внутреннего героя» читайте в базе «Идеономики».

Свежие материалы