€ 98.65
$ 92.08
«Нам потребуется новое соотношение обязанностей и прав»

«Нам потребуется новое соотношение обязанностей и прав»

Футуролог Кевин Келли напоминает, что новые возможности расширяют не только права, но и сферу ответственности

Будущее
Фото: tedcdn.com

Мы часто говорим о правах и редко упоминаем о соответствующих им обязанностях. Каждое право требует соблюдения обязанности, которая его поддерживает. По меньшей мере, мы обязаны предоставлять другим равные права. Но еще важнее помнить, что право — это компромисс того, что мы должны сделать и от чего отказаться, чтобы заслужить право. Например, право голоса влечет за собой обязанность платить налоги. Право на свободу слова означает обязанность использовать его ответственно, не подстрекая к насилию, вреду, мятежу.

То, что наш век информационный, не меняет сути вещей: каждое киберправо влечет за собой киберобязанность.

Возьмем, к примеру, безопасность. Современная безопасность — это элемент системы. Ваши гаджет, дом, компания не могут поддерживать безопасность сами по себе, вне системы. Как только цифровое устройство подключается, все, с чем оно соединяется, также должно быть безопасным. На самом деле, любая система будет настолько безопасной, насколько безопасна самая слабая ее часть. Если ваша составляющая защищена на 99%, а у коллеги — на 90%, то вы тоже защищены только на 90%. Эта небольшая разница имеет огромное значение для безопасности. Известны случаи, когда незащищенная радионяня в домашней системе становилась лазейкой для несанкционированного проникновения в семейную сеть. Таким образом, слабость одного элемента определяет защищенность всей системы.

Поскольку защита одного влияет на всех, каждая часть системы может с полным правом требовать от других повышения уровня безопасности. Каждая часть (человек, организация) обязана поддерживать надлежащий уровень безопасности. Нетрудно представить себе протоколы, согласно которым устройства не смогут подключиться к сети, пока не будет доказано, что у них есть надлежащий уровень защиты. Короче говоря, у вас есть право подключаться к общественному достоянию (без разрешения), но вы обязаны обеспечить безопасность своего подключения (и достояния в целом).

Это не сильно отличается от правил большинства стран: вы имеете право пользоваться любой общественной дорогой, но должны доказать, что отвечаете требованиям безопасности, сдав экзамен на вождение. Ваше право — передвижение по дорогам; обязанность — ответственное (и трезвое) вождение и получение прав, подтверждающих это.

Есть и другие права и обязанности, созданные цифровыми технологиями, например, личность. На самом деле вам не нужно имя. Имя наиболее полезно для других людей, чтобы они могли идентифицировать вас и, в свою очередь, доверять вам. Как и лицо, имя — это одновременно и самое личное, и самое публичное в вас. Имя и лицо, бесспорно, «наши», и одновременно это то, что используется «в общественных целях». Это настолько важно, что нас пугают люди, которые скрывают лицо. И, с юридической точки зрения, многие действия требуют, чтобы лицо было открыто, например получение прав, полет на самолете, вход на охраняемый объект или голосование. Мы имеем право выглядеть так, как хочется, но мы также обязаны держать лицо на виду.

С именами дело обстоит примерно так же: они могут быть как сугубо личными, так и общественными. Мы можем попытаться скрыть имя за псевдонимами и анонимностью, но это уменьшает некоторые возможности влиять на мир, а также снижает доверие со стороны других людей. Конфиденциальность — это часть компромисса. Чтобы к нам относились с уважением, как к личности, мы должны быть открыты как личность. У нас есть история, прошлое, окружение, потребности и таланты. Все это заключено в личности. Поэтому, чтобы к нам относились как к личности, мы должны проявлять ее. Персонифицированная индивидуальность — это право, которое требует обязанности раскрыть идентичность. У нас также есть (и должно быть) право оставаться неизвестными и скрытыми, но в обмен на это право мы обязаны смириться с тем, что к нам будут относиться обобщенно, не как к личности, а как к единице. Право на индивидуальность — это обязанность быть открытым.

По мере того как все больше частей жизни обретают прочные связи, различие между цифровыми правами и обычными становится все более размытым. Я не думаю, что разделять их полезно. Тем не менее благодаря технологиям будут возникать новые права и обязанности. Сначала они появятся в области высоких технологий, а затем, когда те станут нормой, то же произойдет и с правами. В настоящее время генеративный ИИ требует, чтобы мы думали о правах и обязанностях по отношению к творениям. Право на авторство связано с необходимостью контролировать копии произведений. Генеративный ИИ не создает копий, поэтому нормы авторского права здесь бессильны. Теперь мы понимаем, что может возникнуть необходимость сформулировать новое право/обязанность в отношении обучения интеллекта. Если мое произведение будет использовано для обучения студента или ИИ, то есть агента, который будет создавать что-либо под влиянием моей работы, не должен ли я получить за это какую-то прибыль? Должен ли я иметь какой-либо контроль над тем, что будет создано под моим влиянием? Я могу представить себе развивающуюся систему, в которой любое творение, получившее авторское право, обязано быть доступным для обучения других, с соответствующим правом любого обучаться на основе творения с обязанностью передать часть заслуг (статусных и денежных) обратно создателям.

Зазеркалье технологий дополненной и смешанной реальности потребует новых связей между правами и обязанностями, касающимися общих и совместных работ, ведь это на 100% общее достояние. Что я получаю от совместного творчества и что я должен другим, кто вносит вклад, когда эти границы неясны? Поскольку каждая новая технология порождает новые возможности, я ожидаю, что она также создаст новые соотношения обязанностей и прав.

Источник

Свежие материалы