€ 98.57
$ 92.08
Максимализм доказательств: как меняются теории заговора

Максимализм доказательств: как меняются теории заговора

Когда все происходящее является доказательством какой-нибудь идеи, почти невозможно представить себе реальную картину мира

Образ жизни
Кадр из сериала "Карточный домик"

В начале февраля стало известно, что всеми любимый актер Карл Уэзерс скончался во сне в возрасте 76 лет. Причина смерти сразу не была объявлена. Через несколько часов противники вакцинации предложили ничем не обоснованную версию. Они указали на твит, опубликованный Уэзерсом в 2022 году, в котором актер отметил, что привит и здоров. Уэзерс стал очередной знаменитостью, чья смерть используется в теории заговора #DiedSuddenly, в которой противники прививок утверждают, что люди падают замертво после получения вакцины от COVID. Четыре дня спустя тот же цикл повторился после смерти исполнителя кантри-музыки Тоби Кита. Для этих людей смерть знаменитостей никогда не бывает случайной или бессмысленной. Каждая из них — это доказательство, объясняющее и поддерживающее определенное опасное мировоззрение.

Конспирологи и пропагандисты всегда пытались переиначить текущие события. Но в интернете конспирологические идеи стали встречаться пугающе часто. Как писала в прошлом году журналист Кейтлин Тиффани, тема #DiedSuddenly процветает в социальных сетях. В наши дни некоторые заголовки могут звучать так, будто описывают события, происходящие в параллельной вселенной. Самолет с серьезной механической поломкой становится поводом для заголовка «Принципы разнообразия и инклюзивности заставят много самолетов разбиться». Встреча самой известной поп-звезды в мире с одним из лучших игроков НФЛ превращается в «Тайное совещание агентов мирового правительства». В сети ни одно событие не может происходить просто так. Оно сразу же включается в альтернативную картину мира.

Майк Колфилд, исследователь из Вашингтонского университета, занимающийся изучением вопросов информационной грамотности и дезинформации, считает, что именно по этой причине кажется, что дискуссии в интернете стали настолько безумными. Он писал, что подача информации в интернете — новости, исследования, исторические документы, мнения — заставляет людей воспринимать все как доказательства, которые напрямую поддерживают их идеологические позиции по любому вопросу. Он называет это эпохой «максимализма доказательств». Именно так мы сейчас спорим в интернете, и именно поэтому сейчас как никогда сложно нарисовать общую картину реальности.

Колфилд сформулировал три правила максимализма доказательств. Первое заключается в том, что «любая мелочь может быть доказательством чьей-то идеи». Это похоже на классический прием создания теории заговора: соединить вместе точки, между которыми нет никакой связи. Колфилд приводит в пример сообщение из одного аккаунта популярной социальной сети, который утверждает, что публикует «Нефильтрованные непредвзятые проверенные новости 24/7». Аккаунт, у которого 1,2 миллиона подписчиков, поделился ссылкой на видео, в котором говорилось о том, что крупная сеть складов самообслуживания Costco недавно пополнила запасы продовольственных наборов на случай чрезвычайной ситуации. «Что знают в Costco?» — гласил пост, который потом удалили. (Подтекст заключался в том, что на горизонте может возникнуть еще одна катастрофа, подобная пандемии, и что влиятельные люди знают больше, чем говорят публично).

Второе правило максимализма доказательств гласит: «Любая важная новость всегда является доказательством моей главной идеи». В прошлом месяце, когда журнал Sports Illustrated объявил о планах уволить большую часть сотрудников, некоторые активисты немедленно обвинили в финансовом кризисе компании решение журнала опубликовать в одном из номеров фото поп-звезды Ким Петрас в купальнике. Это объяснение укладывается в принцип «пробудись и разорись», то есть идею о том, что компании, поддерживающие принципы прогресса и равенства, неминуемо терпят финансовый крах. Вместо того чтобы попытаться найти реальные, учитывающие все нюансы, причины неудач таких медиакомпаний, как Sports Illustrated, гораздо проще вписать новость в рамки популярной политической точки зрения.

Последнее правило Колфилда, вероятно, самое важное: «Все ваши доказательства против моей теории при ближайшем рассмотрении оказываются очень вескими доказательствами в мою пользу». Ярким примером этого является бунт 6 января, который некоторые правые преподнесли как доказательство того, что выборы 2020 года были фальсифицированы. Кадры с насилием, на которых запечатлены повстанцы, сторонники Трампа, были преподнесены как заговор тайного правительства, а настоящими бунтовщиками, утверждали авторы, были федеральные агенты.

Конечно, подобная предвзятость к доказательствам не нова, но интернет усилил ее. Поскольку наше внимание так рассеяно в сети, любая громкая история, например, роман двух знаменитостей, превращается в поле идеологической битвы, и разные лагеря пытаются выжать из него максимум. Трудно заставить кого-либо заботиться о чем-либо, особенно если компания крупная и успешная, но когда дверь самолета срывается во время полета, это дает массу возможностей. Кто угодно может собрать доказательства в пользу самых абсурдных идей. У самолета Boeing возникли технические проблемы; зайдите на сайт компании, просмотрите ее пресс-релизы, найдите отчет о том, что компания стремится «повысить уровень представительства темнокожих» и установите причинно-следственную связь.

Неясно, есть ли простое решение для всего этого. Но есть способы ориентироваться в информационном хаосе, утверждает Колфилд. Когда вы видите новость или сообщение в интернете, стоит задуматься, так ли важна история, как кажется по ее оформлению. Он предложил вопрос, который читатели могут задать себе: «Может быть, это свидетельство чего-то менее значительного и локального?»

«Иногда нам кажется, что мы видим перед собой глобальную причину нашей главной проблемы, — поясняет Колфилд. — Но чаще всего это не так».

Такая осведомленность, особенно в напряженное политическое время, очень важна, потому что максимализм доказательств не просто отравляет общение и создает странные заголовки, он разрушает человечность мировоззрения. Слишком часто сторонники максимализма берут несчастья, успехи и личчные истории других людей и превращают их в вещественные доказательства, предоставляемые воображаемому суду, чтобы выиграть процесс, который невозможно выиграть. Случай массовой стрельбы становится политической силой, трагическая смерть превращается в способ поставить под сомнение науку, группа подростков в социальной сети становится символом радикализма. На кону сама суть информационной среды, в которой все меньше внимания уделяется тому, что происходит с людьми. Просто какая-то история уже не имеет смысла, если это не способ набрать политические очки. Среда, управляемая законами максимализма доказательств, — это холодная, бесчеловечная среда. Когда все является доказательством, ничто таковым не является.

Источник

Свежие материалы