€ 100.02
$ 92.85
Формула непрощения: почему так трудно отпустить обиду

Формула непрощения: почему так трудно отпустить обиду

И почему выбор не прощать — это не свобода, а добровольное рабство

Саморазвитие
Кадр из фильма "Ида"

Порой мы все отказываемся прощать, но обычно наша реакция прямо пропорциональна интенсивности раздражителя. Гнев вспыхивает, а со временем утихает. Однако для некоторых непрощение — не разовая реакция, а устойчивый паттерн поведения. Клинический психолог Джанис Спринг в книге «Смелость прощать и свобода этого не делать» объясняет истоки непрощения.

Врожденные факторы, которые могут препятствовать прощению

Я не знаю ни одного официального исследования, которое бы вывело химическую формулу непрощения. Однако на основе имеющихся данных можно заключить, что озлобленность связана с такими нейро-химическими состояниями, как «избыток гормонов, прежде всего тестостерона, или дефицит нейромедиаторов, то есть серотонина или дофамина». Недавние исследования показали, что люди «с высокочувствительной симпатической нервной системой и медленно реагирующей парасимпатической нервной системой» могут реагировать на оскорбления очень зло и болезненно, что ведет к нежеланию прощать.

В своем исследовании, посвященном истокам ненависти и насилия, Аарон Бек, доктор медицинских наук и профессор психиатрии в университете Пенсильвании, дает логичное, эволюционное объяснение нашей инстинктивной реакции на воображаемую или реальную угрозу. Профессор отмечает, что в доисторические времена избыточная реакция на любой опасный раздражитель увеличивала шансы на выживание. Быстрый, необузданный ответ на угрозу мог спасти от гибели.

Исследователи, изучающие прощение, отмечают черту характера под названием «мстительность» — склонность действовать агрессивно по отношению к предполагаемому обидчику. Носители этого качества обычно мыслят более негативно, легче обижаются, менее эмпатичны и менее склонны прощать.

Приобретенные факторы, препятствующие прощению

Если вы склонны отказывать в прощении, возможно, вы продолжаете воспроизводить деструктивные паттерны из прошлого. Вот три примера.

— Если в нежном возрасте вы подвергались физическому или эмоциональному насилию, во взрослой жизни вы можете пытаться черпать силу в презрении к другим. Возможно, вы окончательно и бесповоротно рвете отношения с любым, чье поведение хоть немного внушает вам ощущение слабости или беспомощности.

— Если вы выросли в семье, где скандалы и ссоры в порядке вещей — например, ваша мама выгнала из дома свою сестру, — непрощение могло стать вашей устойчивой реакцией на конфликты даже с теми людьми, которые заслуживают лучшего обращения.

— Если вы выросли в суровой, гнетущей атмосфере, в семье, где вас подвергали унижениям, во взрослом возрасте вы можете ожесточиться. Под давлением жестких правил, выхолощенного понятия добра и зла и нереалистично завышенных моральных принципов вы могли стать человеком эмоционально закрытым, лишенным спонтанности и теплоты и нетерпимым ко всем, включая самих себя, кто не соответствует вашим неумолимым стандартам. Если вы не хотите «видеть смягчающие обстоятельства, снисходительно относиться к человеческим несовершенствам или сопереживать», вашей естественной реакцией будет непрощение.

Родители не единственные, кто может научить вас никогда не прощать; массовая культура тоже вносит свой вклад. Если вам повторяли, что «прощают только хлюпики» или «кто прощает, с теми не считаются», вполне возможно, что вы вообще не захотите мириться, даже если обидчик искренне старается искупить свою вину и даже если ваше восприятие «вины» преувеличено или неверно. До тех пор, пока вы будете считать прощение чем-то позорным, непрощение останется единственным оптимальным для вас вариантом.

Мнимому оскорблению вы приписываете особый смысл, который сразу же определяет вашу эмоциональную и поведенческую реакцию. Как Бек отмечает в Prisoners of Hate: Th e Cognitive Basis of Anger, Hostility, and Violence («Узники ненависти: когнитивная основа гнева, враждебности и насилия»), ваши «катастрофически» искаженные восприятие и интерпретация событий способствуют развитию образа мыслей, который запирает вас в ненависти или провоцирует вспышки агрессии.

Люди, которые отказываются прощать

Давайте посмотрим на два типа людей, которые обычно отказываются прощать. Это нарциссы и люди с типом личности А. Относитесь ли вы к какому-нибудь из них?

Нарциссы

Индивидуумы, для которых непрощение вполне типично, часто страдают нарциссическим расстройством личности. Нарциссы считают, что им «положены особые права и привилегии, неважно, заслужили они их или нет. Они требовательны и эгоистичны. Они ждут к себе особого отношения, не обременяя себя при этом соответствующими обязательствами, и удивляются и приходят в ярость, если окружающие не делают того, что они хотят».

Если вы нарцисс, вы можете часто испытывать боль и злость, когда окружающие отказываются вам подчиняться. Ваши завышенные претензии приводят вас к убеждению, что люди не более чем инструменты для вашего удобства и единственный смысл их жизни заключается в служении вам.

Поскольку вы не воспринимаете людей как отдельных индивидуумов со своими потребностями, желаниями и чувствами, велика вероятность того, что вы будете их эксплуатировать и не замечать, как подобное поведение станет причиной конфликта, в котором вы обвините их.

Если вы хотя бы частично узнаете себя в этом описании, вполне возможно, ваша самооценка сильно зависит от чужого одобрения и вы крайне чувствительны ко всему, что угрожает ощущению собственной исключительности. Любая ошибка или неудача могут ранить вас так сильно, что вам не просто досадно, — вы не знаете, как дальше жить. Вместо того чтобы признать, до какой степени вы нуждаетесь в других людях, чтобы заполнить пустоту внутри, вы скорее обесцените их и наденете маску превосходства. Прощение вам недоступно: у вас гипертрофированное чувство собственной важности и гипотрофированная скромность.

«Скромность, — пишет Роберт Эммонс, — это предрасположенность считать себя вполне обычным человеческим существом, даже если у вас есть объективные преимущества перед другими в виде физической красоты, богатства, социальных навыков, интеллекта или других качеств… Это способность трезво оценивать свои таланты и достижения, принимать себя, осознавать свои недостатки и не страдать тщеславием или низкой самооценкой». Без этих качеств вряд ли вы сможете прощать.

Трудно простить кого-либо, если вам не хватает скромности и вы убеждены, что во всем виноват другой человек, а вы непогрешимы и не можете совершить ошибку. Признай вы, что тоже внесли свой вклад в сложившуюся ситуацию, вы были бы более милосердны, но в таком случае померк бы ваш лучезарный образ, и вам пришлось бы отдать больше, чем вы готовы.

Обычно, когда мы чувствуем, что с нами плохо поступили, когда наше чувство справедливости попрано, мы колеблемся между тремя вариантами: принятие, прощение или месть. Однако нарцисс в подобной ситуации не видит иного пути, кроме мщения. Он считает, что единственное решение — это нанести ответный удар и поквитаться с любым, кто посмел пренебречь его властью, ослабить контроль или усомниться в его совершенстве.

Вряд ли эти слова произведут впечатление на нарцисса — маловероятно, что он их прочитает. Неспособные к самоанализу или критике, которые причиняют им страшный дискомфорт, нарциссы ищут восхищения, а не самопознания. Они привязываются к тем, кто им льстит, и отвергают тех, кто этого не делает. На терапию обычно приходят те, кто отчаянно цепляется за нарцисса, стараются быть во всем хорошими, пытаются извиняться и примириться с тем, кто в принципе неспособен признавать свою вину и прощать.

Личности типа А

Некоторые исследования выявили связь между типом личности А и нарциссическим расстройством. Как и нарциссы, личности типа А властолюбивы, жестоки, высокомерны, раздражительны сверх меры и неспособны выстраивать близкие отношения. Если вы относитесь к этому типу, то с другими людьми вы ведете себя нетерпеливо, эгоцентрично и требовательно, что отталкивает их. Обвиняя других в собственной грубости, которой вы просто не замечаете, вы закрываете себе доступ к прощению.

Пол, биржевой маклер с Уолл-стрит, 45 лет и могучего телосложения, был одновременно личностью типа А и нарциссом. Каждый день был для него еще одной возможностью свести с кем-нибудь счеты. Пасха не стала исключением. По дороге в Бостон, куда Пол с семьей поехал посмотреть баскетбольный матч, они зашли в придорожное кафе. Весь в черном, с зачесанными назад волосами, Пол выглядел внушительно и грозно. Он уже собирался вместе с детьми сделать заказ, как перед ними в очередь вклинилась пожилая пара. Пол подозвал менеджера и ткнул ему на часы. «Всё в порядке, — заверил его менеджер, — вы следующие». Но как только столик освободился, его заняла пожилая пара. Пол как с цепи сорвался. Вытащив из кармана пачку стодолларовых купюр, он поводил ей перед носом у менеджера. «Видите? — угрожающе сказал он. — Столько я обычно плачу за обед. Знаете, как я их зарабатываю? Я убиваю. И вы меня очень огорчили». Спустя несколько минут Пол с семьей уже сидели за столиком.

«Я понимал, что дети на меня смотрят, поэтому старался говорить спокойно, — рассказывал мне Пол впоследствии. — Я не знаю, что бы я сделал, не будь их там. Тот парень просто вывел меня из себя. Он заставил меня почувствовать себя невидимым, как будто я не существую, — точно так же делал мой отец».

Я посоветовала Полу отрешиться от эмоций, которые он испытал в кафе, и попытаться понять, что за ними стояло, как его поведение отразило глубоко укоренившиеся паттерны и как по-другому можно реагировать в конфликтной ситуации — выражая недовольство, но при этом не теряя контроль и не пугая детей. Я предложила ему оценить нижеприведенные утверждения. Если вы, как и Пол, ожесточаетесь в конфликтной ситуации, то, скорее всего, согласитесь с большинством из них.

— Меня чересчур легко оскорбить или обидеть.
— Я слишком часто попадаю в конфликтные ситуации.
— Я делаю выводы быстро и поверхностно, принимаю близко к сердцу поступки и слова окружающих и реагирую на них со злобой и надменностью.
— У меня есть склонность копить обиды.
— Я прекращаю общение с теми, кто меня обидел, не пытаясь выяснить объективное положение дел.
— Я считаю, что извинений никогда не бывает достаточно, чтобы я забыл о том, как меня обидели.
— Мне нравится быть жертвой, и я отказываюсь признавать, что сам внес определенную лепту в сложившуюся ситуацию.
— Мне нравится думать о том, как я отомщу обидчику. Я провожу свободное время в фантазиях о возмездии, которые дают мне ощущение силы, превосходства и власти.

Почему отказ прощать может показаться вам привлекательным?

Непрощение может прельстить вас как минимум по трем причинам.

1. Так вы чувствуете себя неуязвимыми.

Непрощение окутывает вас ореолом неуязвимости и позволяет трансформировать «чувство бессилия в ощущение всесилия». Отказываясь прощать, принижая другого человека и обвиняя его в том, что он унизил вас, вы обретаете силу. С вашей точки зрения, тот, кто не прощает, — это молот, а тот, кто прощает, — наковальня, которая только и ждет, чтобы по ней ударили.

Сила, которую вы ощущаете, когда наносите обидчику ответный удар, может иметь под собой реальные основания. Вполне возможно, что в следующий раз он дважды подумает, прежде чем оскорбить вас, если вообще решится на это. Конечно, вы можете подлить масла в огонь и спровоцировать его на дальнейшую агрессию, но ваш напор и мстительность могут отпугнуть обидчика, и он решит, что вы здесь главный.

2. Вы сможете обвинить других в своих ошибках.

Непрощение позволяет вам обвинить других в своих ошибках и приписать им то, что вы ненавидите в себе (и что в конечном счете вам необходимо признать и простить). Оно помогает заслониться от стыда и унижения, которые подступают, когда кто-то вскрывает неприятную для вас правду. «Проблема в тебе, — настаиваете вы, — а не во мне. Это из-за тебя я чувствую себя таким несчастным. Из-за тебя я ошибся. Из-за тебя у меня нет нормальной работы, друзей, денег, счастья, свободы, веселья, чего угодно. Из-за тебя я пью, принимаю наркотики, изменяю, не могу встать по утрам с кровати, не могу найти смысл жизни, не могу жить». Живя в состоянии обиды, вы настаиваете на том, что вы ни при чем, а обидчик заслуживает всех возможных наказаний. Вам очень удобно обвинять его во всех своих несчастьях, когда проблема может быть в вас: в вашей неспособности брать на себя инициативу, просить помощи, говорить «нет».

3. Благодаря непрощению ощущение пустоты сменяется ликованием.

Активно ли вы мстите или просто держитесь холодно и неприступно, отказ прощать дает вам ощущение бодрости, живости, согласия с самими собой. Как с иронией отмечает Роберт Карен, «никто не застрахован от искушений мести и состояния жертвы.

Почему непрощение считается непродуктивной реакцией на насилие?

Когда вы говорите «нет» прощению, ваша изначальная реакция, призванная защитить от боли и помочь справиться с потоком нахлынувших чувств, приводит вас в состояние ожесточения и удрученности. То, что должно было восстановить вашу самооценку, обеспечить психологическую и физическую защиту, указать справедливое решение в сложившейся ситуации, на самом деле не выполняет этих функций — либо берет за это очень высокую плату. Предполагаемые бонусы непрощения, которое сначала кажется таким естественным и притягательным, оказываются непригодными как минимум по трем причинам.

1. Непрощение исключает диалог с обидчиком и любой положительный исход конфликта.

Изгоняя обидчика из своей жизни, вы лишаете его возможности понять вашу обиду и заслужить прощение. Отказываясь подумать, что этот человек значил для вас в прошлом и может значить сейчас, вы лишаете себя шанса помириться. В человеческих отношениях есть место многочисленным недопониманиям и случайным обидам. Если бы вы оба учитывали разницу в восприятии, ситуация могла бы сложиться иначе, и вы бы поступали снисходительнее. Помните, что, если вы соглашаетесь вести диалог, это не обязывает вас мириться или прощать, но таким образом вы принимаете обидчика и отпускаете боль.

2. Непрощение способно восстановить вашу гордость, но оно перекрывает вам путь к личностному росту и пониманию.

Отказываясь прощать, вы переносите всю вину на обидчика, а себя признаете непогрешимыми. Однако за этой гордой позой обычно скрывается внутренняя неуверенность. Как пишет Карен Хорни: «Невротическая гордость — это завышенная самооценка, базирующаяся не на реальных достижениях, а на воображаемом превосходстве». Охваченные праведным гневом, вы даже не предполагаете, что можете быть неправы, и тем самым лишаете себя возможности заглянуть внутрь себя — и учиться, меняться и расти.

За отказом прощать может стоять страх встретиться лицом к лицу со своими слабостями и недостатками. Например, вы можете обвинять кого-то в том, что этот человек отдалился от вас, и не замечать, что сами избегаете общения, потому что в глубине души думаете, будто недостойны его. Вы можете упрекать кого-то в манипуляциях и не замечать, что неспособны постоять за себя и обозначить границы. Вам может казаться, что другие терроризируют вас своими требованиями, но при этом вы не умеете расслабляться и структурировать свою жизнь.

Ослепленные гневом, вы начинаете досконально разбираться в том, где и как вас обидели другие. Вы можете писать многотомные трактаты о том, как ваши родители, дети и друзья подвели вас, но при этом вам немногое известно о том, как вы обидели других, а эти люди, в свою очередь, защищались и агрессивно отстаивали свои границы. И вы не в состоянии отнестись к ним с тем снисхождением, которое, по вашему мнению, должны проявлять к вам.

3. Непрощение может заполнить пустоту внутри, но оно отравляет вас физически и эмоционально и мешает полноценно жить.

Яд, который растекается по вашим венам, когда вы отказываетесь прощать, может вызвать ощущение живости, цельности и прилива энергии, но он же способен сделать вас «психически стерильными» — оторванными от жизни, неспособными заметить тех, кто заслуживает вашей благодарности, лишенными восприятия нежности, красоты и веселья. Вы можете искать утешения в уединенных радостях — за книгой, на прогулке — или проводить время со старыми друзьями, но велика  вероятность, что в вашем сердце найдется место исключительно гневу. Поглощенные идеей мести, вы будете удовлетворять базовые потребности в защите и самосохранении, но у вас не останется времени на более «возвышенные» потребности в умиротворении, творчестве, любви и близости.

Подробнее о книге «Смелость прощать и свобода этого не делать» читайте в базе «Идеономики».

Свежие материалы