€ 98.23
$ 90.35
Экзистенциальный кризис: крипта в упадке или умерла?

Экзистенциальный кризис: крипта в упадке или умерла?

Журналист The Atlantic Энни Лоури пытается понять, есть ли у криптовалюты будущее

Экономика
Фото: Traxer/Unsplash

В начале июня американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) выдвинула 13 пунктов против Binance, крупнейшей в мире криптовалютной биржи, обвинив ее в ненадлежащем обращении со средствами клиентов и еще целом ряде преступлений, характерных для белых воротничков. Она обвинила и Coinbase, крупнейшую криптовалютную компанию США, являющуюся к тому же публичной, в том, что последняя не зарегистрировалась в качестве брокера-дилера.

Действия правительства не сильно повлияли на цену биткоина и не обрушили акции Coinbase – принудительных мер трейдеры и инвесторы ожидали месяцами. В ответ обе фирмы пообещали бороться с обвинениями и продолжить работу. Binance «не должна подвергаться принудительным мерам SEC, тем более, в экстренном порядке», — говорится в заявлении компании. «Мы совершенно уверены в том, как мы ведем наш бизнес – тот самый бизнес, который представляли SEC, чтобы стать публичной компанией», – прокомментировал Пол Гревал, главный юрисконсульт Coinbase.

У крипты были проблемы и раньше. Десятки фирм потерпели крах, миллионы частных инвесторов ушли в минус или вывели средства, миллиарды долларов институциональных инвестиций остались в прошлом. Оказавшись в кругу собственноручно созданных проблем, отрасль сейчас столкнулась не только с регулятивным, но и с экзистенциальным кризисом: криптовалюта в упадке или мертва?

Отвергнутая тысячами частных и институциональных инвесторов, она явно в упадке. Самая очевидная проблема – мошенничество. В мире криптовалют мошенничеством может быть всё – и крупные фирмы, и мелкие, и стейблкоины, и биржи, и схемы с NFT, и первоначальные предложения монет, и токены. И мошенниками могут быть все – от самопровозглашенных альтруистов до самых мутных персонажей, которых только можно вообразить. «Было много якобы децентрализованных компаний Web3, которые на самом деле состояли из трех парней и пары серверов для схемы накачки и сброса монет», – сказал Уилл Уилкинсон, глава отдела стратегии в TBD, дочерней, специализирующейся на биткоинах структуре финтех-гиганта Block. И даже простая легальная криптоактивность остается уязвима к мошенничеству. По данным исследовательской группы Chainalysis, только в прошлом году хакеры похитили порядка 4 миллиардов долларов в биткоинах и другой криптовалюте.

Есть в отрасли и проблема сложности. Люди всё еще – спустя четырнадцать лет после появления биткоина! – пытаются понять, как работает блокчейн, что такое Web3, токены, монеты и NFT. Пытаются понять, как покупать криптоактивы и управлять своими инвестициями. (И как связана с защитой биткоина эта странная комбинация букв и цифр?).

«Зрелый рынок – это рынок, где вы не боитесь вкладывать свои деньги. Где вас не отпугивает толпа жадных и вороватых людей, – говорит Йеша Ядав, эксперт по регулированию финансового рынка юридического факультета Университета Вандербильта. – И где люди чувствуют себя уверенно в понимании технических деталей».

Какой тогда вообще в этом смысл? Сторонники крипты в течение многих лет описывали ее как революционную технологию, ограничивающую центробанки, расширяющую возможности частных лиц и даже (но это не точно) возвещающую эпоху мира во всем мире. Но революционную в чем и для кого? Ответить сложно. Большинство пользователей просто занимаются спекулятивными ставками, большинство криптофирм – тем же самым или содействием в этом. Крипта – это, как правило, казино, но без бесплатных напитков.

Эти цифровые активы, по словам Денниса Келлехера, соучредителя Better Markets, некоммерческой организации, выступающей за финансовое регулирование, «в основном годятся только для незаконных операций, таких как отмывание денег, наркотики и терроризм, уклонение от уплаты налогов». И поэтому резонен вопрос, «есть ли социальный или публичный интерес в создании подобного финансового продукта?».

Но зато есть волатильность и пузыри. В природе финансовых активов расти в цене и падать. Но немногие растут и падают так, как крипта. Состоятельные инвесторы могли бы выдержать такие потери. Инвесторы, склонные к высоким рискам, – такую волатильность. Это характерно и для истинно верующих в крипту – для них «держись изо всех сил» обычный рефрен. Но большинство людей держаться изо всех сил не хотят.

Если это единственные проблемы, крипто-зима окажется всего лишь сезоном. Цена биткоина и эфириума восстановится, это уже происходит. Люди забудут о наглых мошенничествах, липкой рекламе и бесконечных взломах. Появятся новые стартапы, будут даны новые обещания, потекут рекой новые деньги.

С самого начала многие криптобизнесы занимались так называемым «регулирующим предпринимательством». Это бизнес-модель «просить прощения, а не разрешения». Основатели стартапа создают компанию, утверждают, что закон к ним применяться не должен, становятся «слишком большими, чтобы быть запрещенными», активно лоббируют изменения и надеются на лучшее. Может показаться странным, но это распространенная в Силиконовой долине стратегия – она сработала у Airbnb, Uber, Lyft и DraftKings.

Много лет криптокомпании заявляли, что финансовые правила на них не распространяются, потому что… ну, просто потому что. Они подтолкнули Конгресс к «разъяснению» законов. И пока Конгресс обсуждал, стоит ли это делать и как, они позволяли частным лицам покупать свои новомодные активы, торговать ими, использовать их. Однако финансовые гиганты, соблюдающие  законодательство, в основном избегали вложения денег или создания продуктов с использованием криптовалюты из-за юридических и регулятивных рисков. Goldman Sachs не стал упаковывать эфириум в деривативы, Bank of America не даст вам оплатить ипотеку в биткоинах.

Этот странный статус-кво в целом защитил финансовую систему от мошенничества и хаоса криптовалютных рынков. Но частных криптоинвесторов перед этим мошенничеством и хаосом оставил беззащитными. «Меня бесит, что, пока мы размышляем о том, что именно представляют собой эти классы активов, реальные люди теряют последнее», – говорит Ядав.

Ноябрьский крах FTX – багамской криптовалютной мега-биржи Сэма Бэнкмана-Фрида – не дестабилизировал финансовую систему. Но убил шансы на то, что Конгресс примет закон в пользу криптовалют. И пока Конгресс откладывал, обсуждал и снова откладывал, SEC двигалась вперед: настаивала на том, что большинство криптоактивов являются ценными бумагами, что криптокомпании не смогли зарегистрировать свой бизнес и структурировать его должным образом, и обещала заставить их соблюдать требования. Coinbase и Binance – это лишь самые крупные и свежие цели, а за последние несколько лет принудительные меры были применены к десяткам компаний.

Криптовалютные фирмы жалуются, что такое «регулирование путем принудительных мер» душит инновации. Однако для многих финансовых экспертов очевидно то, что SEC в своем праве. Большинство криптоактивов представляют собой ценные бумаги – «вложение денег в общее предприятие с получением прибыли исключительно за счет усилий других». (Что примечательно, биткоин ценной бумагой не является: никто не получает выгоду от усилий его руководства, потому что у него нет руководства). «SEC пытается обеспечить самые базовые из имеющихся у нас средств защиты инвесторов, – сказал Келлехер. – Это, по правде говоря, не агрессивные нападки. И не критический момент».

Но для криптоиндустрии он может оказаться разрушительным. Многие фирмы не имеют бизнес-модели, которая работала бы в условиях применения стандартных финансовых правил, – в этом вся суть регулирующего предпринимательства. Coinbase, как утверждает SEC, – это нагромождение конфликтов интересов, что не позволяет компании обеспечить раскрытие информации для своих клиентов и их достаточную защиту, а также вести качественную бухгалтерию. Если бы она была реорганизована, то, скорее всего, стала бы менее крупной, с более высокими затратами и сниженной или даже нулевой маржой. (Компания была прибыльной до краха криптовалюты, а теперь работает в убыток). Binance, по заявлению главы SEC Гэри Генслера, функционально является «обширной сетью обмана», преступным предприятием, целенаправленно уклоняющимся от  законодательства.

Риски для этих двух компаний отражают риски для криптоиндустрии в целом. «Похоже, это только начало», – сказал в недавнем сообщении для клиентов криптоаналитик Эдвард Мойя, добавив, что «молот регулятора» качнулся и, вероятно, трейдеры будут отказываться от позиций, выводить активы с бирж и сбрасывать спекулятивные инвестиции.

Означает ли это, что криптовалюта мертва? И да, и нет. Грандиозные планы, нарисованные сторонниками крипты, – цифровые валюты, изменяющие всё, вытесняющие финансовых акул и превращающие Интернет в Web3, – похоже, сдулись. Но криптовалюта – это глобальный класс активов на триллион долларов. И это побочная отрасль, становящаяся сейчас всё более побочной. И не она будет внедрять инновации наряду с финансовыми гигантами, а затем победит их.

При этом биткоин и блокчейн никуда не денутся: первый – это популярная альтернативная инвестиция и любимая валюта преступников, второй – интересная технология общего пользования. «Потенциал остается прежним», – сказал Джерри Брито, исполнительный директор Coin Center, крипто-аналитического центра и правозащитной группы. Уилкинсон в свою очередь отмечает то, насколько полезным оказался биткоин для получения денег людьми, не имеющими доступа к мощным и стабильным банковским сетям: украинским правозащитникам, климатическим беженцам, африканским семьям, ждущим денежных переводов. Оба считают, что отрасль только выиграет, если очистится от мошенничества, мошенников и легкодоступных денег. «Некоторые из этих проектов потенциально революционны, – говорит Брито. – Но думаю, что основная часть экосистемы совершенно цинична. И не полезна».

Я до сих пор не уверена, что какие-то криптопроекты полезны или революционны. Конечно, некоторые варианты использования есть и ждут своего часа, но удачи криптокомпаниям, которые попытаются убедить людей поверить в них. Недавний опрос CNBC показал, что только 8% положительно относятся к криптовалюте. А в исследовании Pew всего 2% взрослых, знакомых с криптовалютой, «чрезвычайно» уверены в ее безопасности и надежности. Последние два года крипты с ее обвалами стоимости, финансовыми пирамидами и украденными деньгами не только испортили отношение к ней правительства. Они испортили отношение людей.

Источник

Свежие материалы