€ 97.62
$ 90.02
500 дней одиночества: как полная изоляция влияет на чувство времени

500 дней одиночества: как полная изоляция влияет на чувство времени

Психолог Рут Огден на примере эксперимента Фламини рассказывает о том, почему время способно стать и свободой, и тюрьмой

Саморазвитие
Фото: Graham/Flickr

Полтора года одиночества в пещере могут показаться большинству людей кошмаром, но испанская спортсменка Беатрис Фламини вышла оттуда с веселой улыбкой, сказав, что у нее было много времени, чтобы закончить свою книгу.

Во время этого потрясающего испытания человеческих возможностей она почти не контактировала с внешним миром, в течение 500 дней документируя собственный опыт, чтобы помочь ученым понять, как действует на человека полная изоляция.

Первое, что стало очевидным после ее выхода из пещеры 12 апреля 2023 года, – насколько пластично время, которое в большей степени зависит от наших личных особенностей и от окружающих нас людей, чем от тиканья часов.

Обсуждая с журналистами свой опыт, Фламини объяснила, что быстро потеряла чувство времени. И это оказалось настолько значительно, что, когда команда поддержки пришла за ней, она была удивлена, что время эксперимента истекло, считая, что пробыла в пещере всего 160–170 дней.

Почему исчезло чувство времени?

Наши действия, эмоции и изменения в окружающей обстановке могут сильно влиять на то, как разум воспринимает время.

Для большинства людей восход и заход солнца обозначают течение дня, а работа и повседневные заботы – течение часов. В темноте подземной пещеры и без окружающих людей многие моменты, маркирующие время, исчезают. Поэтому для его отслеживания Фламини, вероятно, стала больше опираться на психологические механизмы.

Одним из способов, с помощью которых мы отслеживаем время, является память. Если мы не знаем, как долго что-либо делаем, в качестве показателя потраченного на это времени мы используем количество воспоминаний, сформировавшихся в этот период. Чем больше воспоминаний мы формируем, тем дольше, по нашему мнению, этот период длился.

В отличие от монотонных и ничем не примечательных дней и недель те, что насыщены множеством новых и интересных событий, запоминаются как более долгие.

Отсутствие социального взаимодействия в сочетании с отсутствием информации о семье и текущих событиях (войне в Европе, открытии общества после карантина из-за Covid) могло значительно сократить количество воспоминаний, которые Фламини сформировала во время изоляции. Сама она отметила: «Я всё еще нахожусь в 21 ноября 2021 года. Я ничего не знаю о мире».

Потеря чувства времени может также отражать снижение его важности для существования в пещере. Во внешнем мире насыщенность современной жизни и социальное давление, требующее избегать пустой траты времени, означают, что многие из нас живут в постоянном временном стрессе. Для нас часы – это показатель продуктивности и успешности взрослой жизни.

Общее звено

Фламини не первая, кто при смене внешней обстановки испытал на себе изменение чувства времени. О подобном опыте рассказывал французский ученый Мишель Сиффр, сам проведший в пещерах в 1960-70-е годы несколько периодов изоляции продолжительностью от двух до шести месяцев.

О потере чувства времени постоянно говорили взрослые и дети, которые в разгар холодной войны (в исследовательских целях) находились подолгу в ядерных бункерах. Об этом часто сообщают люди, отбывающие тюремное заключение, а также огромное количество тех, кто был на карантине из-за Covid-19.

У пещер, ядерных бункеров, тюрем и локдаунов есть две общие черты, которые, видимо, меняют восприятие времени. Это изоляция от большого мира и ограниченное пространство.

При этом у Фламини не было графика, планировавшего ее дни. Никаких рабочих совещаний, к которым нужно готовиться, никаких встреч, на которые нужно спешить, никакого тайм-менеджмента.

Она вела тот образ жизни, при котором могла есть, спать и читать, когда ей нравилось. Она занималась рисованием, физическими упражнениями и документированием своего опыта. Возможно, из-за этого время не имело значения.

Поскольку биологические ритмы сна и приема пищи заменили ей тиканье часов, Фламини, вероятно, просто уделяла всё меньше и меньше внимания времени, в итоге потеряв ему счет.

Возможно, ее способность не зацикливаться на времени усиливалась большим желанием достичь своей 500-дневной цели. В конце концов, Фламини по своей воле спустилась в пещеру и могла бы выйти оттуда, когда захотела.

Для людей, оказавшихся в заключении против своей воли, само время способно стать тюрьмой. Военнопленные и лица, отбывающие тюремные сроки, часто сообщают, что наблюдение за его ходом становится навязчивой идеей. Похоже, по-настоящему мы способны отпустить время, только когда его полностью контролируем.

Обретенная Фламини свобода  может сделать уход от цивилизации в пещеры заманчивой перспективой. Однако жизнь под землей не для малодушных. Выживание зависит от вашей способности поддерживать высокий уровень психической устойчивости.

Если вы можете сохранять спокойствие и собранность, когда дела идут плохо, и у вас есть твердая уверенность в том, что вы собой управляете, известная как внутренний локус контроля, и вы легко остаетесь наедине со своими мыслями, то у вас хватит силы духа достичь успеха. Однако, возможно, вам будет проще всего лишь отключить уведомления, очистить ежедневник и немного побыть в «своем» времени.

 

Источник

Свежие материалы