€ 55.47
$ 57.21
«Тихое увольнение»: что приходит на смену трудоголизму

«Тихое увольнение»: что приходит на смену трудоголизму

Представители поколения Z не просто не идентифицируют себя с работой — они меняют само представление о границах труда. Но, оказывается, все это придумано до них

Будущее Лидерство Экономика
Фото: Moira Clunie/Flickr

Забудьте о Великой Отставке, нехватке рабочей силы и борьбе за место в офисе: «тихое увольнение» — это последняя тема для разговоров о странном мире работы. И, как и в случае с большинством перемен на рабочем месте в наши дни, поколение Z находится в центре всего этого. Его представители делятся в соцсетях историями об увольнении не в прямом, а в переносном смысле. Они отказываются от идеи выходить за рамки необходимого рабочего минимума.

Это может выражаться в отказе отвечать на электронные письма в нерабочее время или в просмотре социальных сетей во время простоя вместо того, чтобы выполнять другие задания. Цель — соблюдать свои должностные обязанности и ничего больше.

Сторонники явления говорят, что это здоровая граница, позволяющая распутать связи между работой и жизнью, которые стали такими тесными в последнее десятилетие. Противники утверждают, что «тихое увольнение» — это способ «отсидеться», демонстрация лени, которая может навредить карьере. Многие согласны с тем, что это еще один способ, благодаря которому остальной мир должен проснуться, чтобы понять уникальный подход поколения Z к культуре труда.

Но в этих дебатах не хватает чего-то важного. Тихое увольнение — это просто новый термин для старой концепции, которую каждое поколение открывает для себя заново: делать на работе минимум. Тихое увольнение — это не просто фишка поколения Z или новое явление: люди работают так годами  (или не работают так годами, сказали бы критики).

Тридцать семь процентов пользователей LinkedIn согласны с этим, заявив в ходе опроса, что тихое увольнение — это «сказка, что стара как мир». Это не столько тенденция, сколько подход к работе, который поколение Z смогло вывести на передний план благодаря активному использованию технологий и началу своей карьеры в эпоху удаленной работы, которая поставила под сомнение столетние традиции.

Но задолго до того, как поколение Z пришло на рынок труда, люди выполняли на работе самый минимум. Они просто называли это по-другому.

Тихое увольнение — это просто отстраненность

Возможно, вы знаете, что тихое увольнение можно назвать другим термином: отстраненность, по словам Стефана Майера, профессора бизнес-школы Колумбийского университета.

Он указывает на статистику: более более 86% работников во всем мире отмечают, что за последние 15 лет они не были вовлечены в свою работу. «Возможно, после пандемии этот показатель несколько увеличился, но это не новое явление», — говорит он.

Если учесть, что представители поколения Z во время пандемии в основном завершали образование, то получается, что большинство из тех, кто стабильно работает спустя рукава — это представители старшего поколения.

Бунт против угнетающих норм на рабочем месте имеет долгую историю. Предыдущие поколения восставали против устоявшейся корпоративной рабочей культуры середины прошлого века, изображенной в классических фильмах 1960-х годов, таких как «Квартира» или сериалах, таких как «Безумцы» 2000-х. Это был мир, в котором люди (в основном мужчины) ходили в офис каждый будний день (и многие выходные) в костюме и галстуке, часто с фетровой шляпой и мартини за обедом.

В эпоху диско 1970-х годов и стагфляционной экономики произошло несколько поворотных моментов. Женщины впервые вышли на рынок труда в значительном количестве, что послужило катализатором появления концепции «баланса между работой и личной жизнью», поскольку они стремились построить карьеру и родить детей.

Затем последовали 1980-е, под девизом «алчность — это благо», с их сверхмощным финансовым сектором, оставившим далеко позади веселье «эгоистичного десятилетия». Но те или иные формы-прототипы «тихого увольнения» продолжали появляться в течение следующих нескольких десятилетий, поскольку в 1990-х годах возник архетип «бездельника» поколения X, который затем уступил свое место лопнувшему «пузырю доткомов». Но по пути у многих представителей поколения X родились дети, которые стали сегодняшними представителями поколения Z.

В определенный момент все делают это

Для работников на этапе жизни 20 с небольшим лет — самой старшей когорты поколения Z — типично идеализировать увлеченность делом и гибкость. И представители поколения X, и миллениалы озвучивали стремление к балансу между работой и личной жизнью, когда начинали свою карьеру. Но, по словам Майера, у него сложилось ощущение, что на более позднем этапе карьеры сотрудники обычно становятся менее заинтересованными.

«Люди начинают с больших надежд на то, что они могут оказать влияние и найти смысл в работе, — говорит он. — Часто реальность оказывается иной, и это может принести сильное разочарование».

Учтите, что исследование Gallup 2013 года показало, что бумеры и представители поколения X менее склонны к вовлеченности, чем представители других поколений. Согласно результатам повторного исследования, проведенного два года спустя, бумеры более старшего возраста в большей степени утратили вовлеченность, чем те представители поколения, что были моложе. Возможно, что по мере приближения к пенсионному возрасту, представители поколения бумеров стали чаще страдать когнитивными возрастными нарушениями, а поколение X осталось верным своим корням «бездельников 90-х». Старшие представители поколения X также вступали в средний возраст, который может быть связан с заботой о родителях и детях, и, возможно, установили более четкие границы между работой и личной жизнью, чтобы проводить больше времени с семьей.

Отдельное исследование Gallup, проведенное в 2016 году, показало, что только 29% миллениалов были вовлечены в работу, что меньше, чем 33% тремя годами ранее. Некоторые представители этого поколения, возможно, все еще метались по рынку труда после рецессии, просто трудясь на любой работе, которую они могли получить, и, скорее всего, не чувствовали увлечения своим делом.

Майер подчеркивает: «Невовлеченные сотрудники были всегда». Таким образом, «тихое увольнение» — это скорее следствие проблемной культуры труда, которая относится к работникам как к собственности, а не как к людям. «Компании начали терять представление о том, что такое хорошее отношение к сотрудникам, ставя во главу угла производительность и контроль», — считает Майер, добавляя, что на них также возложена задача создать атмосферу увлеченности делом, которая нужна, чтобы сохранять здоровый баланс между работой и личной жизнью.

Пандемия усилила невовлеченность

«Тихое увольнение» — это последняя из нескольких тенденций в деловой сфере эпохи пандемии. Центральная тема их всех: отказ от продуктивности в пользу счастья, все это проявления главной тенденции Великой Отставки.

Для поколения Z это было не столько сменой приоритетов, сколько нормой, поскольку они пришли на работу в эпоху Zoom. Они столкнулись с отсутствием заинтересованности в работе в самом начале своей карьеры, когда работа из дома стала более легкой по умолчанию. Для них это пришло из отрицания культуры экстремального трудоголизма и герл-боссов (героиня новой эпохи, успешно и легко сочетающая профессиональный успех, счастливую личную жизнь и идеальную картинку отдыха), 2010-х. Арианна Хаффингтон, генеральный директор и основатель Thrive Works считает, что «тихое увольнение» — это реакция поколения Z на культуру выгорания, которая доминировала в жизни их родителей. Капитализм, сетует поколение Z, только вредит их психическому здоровью; они предпочли бы карьеру, не связанную с их личностью.

«В то время как другие поколения думали, что их идентичность начинается в 9 утра и заканчивается в 17:00, поколение Z часто считает, что их идентичность начинается вне работы, — объясняет Джейсон Дорси, эксперт по поколению Z и основатель Центра кинетики поколений. — Определяя свою личность не через свою должность, они чувствуют меньше напряжения».

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы