€ 98.33
$ 90.42
Карабкаться, а не копать: как выбраться из колеи неверных решений

Карабкаться, а не копать: как выбраться из колеи неверных решений

Писатель и предприниматель Дэвид Кейн объясняет, почему после срыва так трудно возобновить путь к полезным привычкам

Образ жизни
Кадр из фильма "Капитан Фантастик"

С наступлением весны я начал готовиться к первому полумарафону, но за последний месяц сильно отстал от программы. Проблемы начались, когда я пропустил две воскресные пробежки подряд — самые длинные и важные за неделю — из-за плохой погоды и собственного малодушия.

Самым простым решением справиться с этим провалом было бы больше бегать. Я пропустил несколько миль. Ничего страшного — можно наверстать их или просто возобновить график на следующий день, и я все равно был бы готов к марафону. На пользу пошли бы более правильное питание и полноценный сон.

Во всяком случае, так поступил бы разумный человек. Но спустя несколько недель после сбоя я стал еще меньше бегать, есть больше вредной пищи и позже ложиться спать. Теперь короткие пробежки казались длинными, а длинные я вообще не делал. Затем я простудился и взял еще неделю на восстановление.

Этот затянувшийся провал я называю колеей. Первоначальные сложности казались просто кочкой или выбоиной — неприятность, но не проблема. Достаточно сосредоточиться на том, чтобы не свернуть с дороги, пока не преодолеешь все это. Вместо этого я свернул в мягкую канаву, колеса утонули, и вот я уже не в состоянии вернуться на дорогу собственными силами. Мне казалось, что нужно подождать, пока условия не позволят выехать на асфальт, а это подразумевало необходимость брести по грязи, пока колея не обмельчает сама по себе.

На мой взгляд, именно это определяет колею — потеря импульса настолько основательная, что простое возобновление предыдущих действий после одного неудачного дня больше не кажется вариантом. Вместо этого вам кажется, что для возвращения на привычные рельсы нужно проделать долгий обходной путь.

Вероятно, в вашей жизни было время, когда было само собой разумеющимся читать перед сном, или регулярно ходить в спортзал, или строить планы на каждые выходные, а теперь вы не способны вернуться в привычный режим, как бы этого ни хотелось. Но просто взять в руки книгу или пригласить кого–то в гости кажется неправдоподобным. Вы вернетесь к этому — вы уверены — но не сейчас. Есть ощущение, что сначала должно произойти что-то другое.

В колее можно застрять на годы (это то десятилетие, в течение которого вы вообще не прикасались к пианино) или на несколько дней (во вторник вы заказали готовую еду вместо того, чтобы приготовить, в среду сделали то же самое, а в четверг — еще раз). Независимо от продолжительности, колея — это временный провал в очевидной способности делать что-то важное.

Что я заметил о своих колеях, так это то, что в основном создаю их собственными руками. Что-то внешнее порождает их, а что-то внутреннее — поддерживает. Невезение и плохая погода неизбежны, но длинная колея возникает и сохраняется, даже если дождливо было всего один день.

Моя теория заключается в том, что колеи возникают, когда вы испытываете спад — в настроении, в удаче, в прогрессе — и начинаете реагировать определенным образом, очень по-человечески: делая то, что и провоцирует такие провалы. Простой пример — замкнутый круг «сон-кофеин». По какой-то причине вы плохо спали (у соседей была вечеринка или вы увидели мышь в подвале) и на следующий день чувствуете себя уставшими — и из-за этого выпиваете послеобеденный кофе. Потом вы плохо спите, а на следующий день опять пьете кофе и так далее. Вы отреагировали на спад, предприняв действие, создавшее еще большее количество спадов. Все это кажется совершенно естественным.

Когда моя запланированная пробежка в восемь миль пришлась на холодный день с +4°С и косым дождем — это был провал, выбоина на дороге. У меня было несколько вариантов, как удержать руль и не сбиться с пути. Я мог пробежать в любом случае, промокнуть и замерзнуть, а потом принять горячую ванну. Мог пробежать на следующий день. Или пропустить пробежку и увеличить дистанцию к концу недели. Или можно было просто проигнорировать пропуск, доделать оставшуюся часть программы и выжать из себя максимум в день забега.

Вместо этого я не принял никакого решения. Я заказал куриные палочки с картошкой фри и запил их Maker’s Mark. Затем костяшки домино предсказуемо упали. Я плохо спал, поэтому встал и посмотрел половину фильма «Казино», а во второй части ночи мне снились гангстеры. Я не бегал ни на следующий день, ни даже через день, чувствовал себя вялым, а серия хороших пробежек, которую можно было продлить, оборвалась. В середине недели я снова отправился бегать, одолел всего три мили, но чувствовал себя настолько паршиво, что перспектива пробежать восемь (не говоря уже о тринадцати) в ближайшее время казалась нереальной. Конечно, я собирался вернуться в строй, но не был готов возобновить программу прямо сейчас. Я чувствовал, что нужно любым способом вернуться к тому, на чем остановился. Колея была создана.

Выбраться из колеи обманчиво трудно, потому что задача незаметно изменилась: от поддержания легкого темпа движения по размеченной и асфальтированной поверхности до езды в грязной канаве. Впрочем, кажется, что это не сложно. Дорога же прямо тут. Вы движетесь параллельно ей, но идете медленнее и запутаннее, да и движетесь не к пункту назначения — канавы соединяются с более глубокими и заканчиваются где-то в водохранилище. Канава, колея — это совсем другая среда по сравнению с дорогой, с другими правилами. 

На дороге проще всего двигаться вперед, это путь наименьшего сопротивления. Когда вы попадаете в колею, те действия, которые вы предпринимаете инстинктивно, мешают вам из нее выбраться. Кажется вполне естественным откладывать те решения, которые необходимо принять, чтобы выбраться. В ответ на вялость и немотивированность вы начинаете пить и есть то, что приводит лишь к усилению этих ощущений. Назовем это принципом колеи — вы находитесь в канаве и существует естественная тенденция делать то, что удерживает вас там, и избегать или откладывать то, что может оттуда вывести. Вы проваливаетесь в колею, когда становитесь собственным антагонистом.

Проблему плохого сна и усталости я решаю тем, что лишь усугубляет ее. Уставшего Дэвида больше тянет к алкоголю, сахару, экранной стимуляции и другим портящим сон факторам. Когда я пропускаю занятия спортом, падение уверенности и рост физического дискомфорта мешают мне надеть кроссовки и пойти в спортзал, а ведь только так можно выбраться из колеи.

Таким образом, принцип колеи можно интерпретировать как хорошую новость, потому что многие из постоянных проблем гораздо проще преодолеть, чем кажется. Своей глубиной они обязаны тем способам, которые мы выбираем для борьбы с ними.

Это не рецепт самобичевания. Иногда внешняя «погода» действительно очень плоха, а мы не делаем ничего, чтобы ухудшить ситуацию. Принцип колеи — это то, что нужно искать, на что стоит даже надеяться. Если это колея, углубляю ли я ее своей реакцией? Копаю ли я, когда следует карабкаться? Если да, что ж, хорошо. Это означает, что колея не так глубока, как кажется.

Источник

Свежие материалы