€ 55.42
$ 57.25
Быстрый консенсус: важный навык в масштабе цивилизации

Быстрый консенсус: важный навык в масштабе цивилизации

Кевин Келли рассуждает о том, почему общеизвестные факты иногда оказываются ложными

Будущее
Кевин Келли

Информация, которую называют общеизвестной, в основном соответствует действительности, и она известна множеству людей. Все знают, что столица Франции — Париж, и это правда. Всем известно, сколько букв в алфавите, какого цвета стоп-сигналы и какой формы бывает радуга. То, что всем известно, обычно правда. Но иногда общеизвестные факты оказываются ошибочными. Все знали, что люди не способны летать, или построить 100-этажный дом, или запустить компанию, которая сдает в аренду вашу лишнюю спальню. Оказывается, то, что знают все, иногда бывает неправдой. И разницу заметить очень трудно.

Мы привыкли полагаться на экспертов. Обычно эксперты правы. Они тратят жизнь на то, чтобы докопаться до сути одной или двух вещей — благодаря этому они действительно разбираются в данном вопросе. Как правило, если эксперты считают что-то правдой, этому стоит доверять. Но очень часто находится другой эксперт, у которого другое, иногда противоположное, профессиональное мнение по тому же вопросу. И обычным людям приходится решать, какому же эксперту поверить.

Рассмотрим две области, в которых эксперты не дадут 100% гарантии: быстрое развитие и прогнозирование будущего. Работая в журнале Wired, я участвовал в проекте под названием Reality Check. В его рамках мы опрашивали информированных людей о вероятных датах появления того или иного изобретения. Допустим, мы хотели узнать, когда появятся лазерные стоматологические бормашины. Все стоматологические эксперты прогнозировали, что лазерные сверла появятся лишь в далеком будущем, в то время как футуристы, не относящиеся к стоматологии, говорили о более раннем времени. В целом эксперты более консервативны «в своей области знаний» в отношении будущих изобретений. Они лучше других понимают проблемы и трудности, и поэтому им трудно поверить в возможность сногсшибательных прорывов. И если спустя годы после прогнозов эти изобретения действительно появлялись, то выяснялось, что эксперты в этой области обычно ошибались в датах.

Другая сфера, в которой эксперты часто ошибаются, — быстрое развитие событий. Квалифицированный эксперт полагается на консенсус науки, который требует времени. Берется множество предварительных теорий, данных для сортировки, проводятся эксперименты для проверки, а затем все фрагменты интегрируются с остальной наукой. Но если все происходит быстро и по-новому, для достижения такого консенсуса не хватает времени.

Сейчас мы постоянно находимся в таком состоянии. В первые дни появления Covid-19 все происходило очень быстро. Было много незнания и мало уверенности. Несмотря на то, что были проведены тысячи экспериментов, потребовалось время, чтобы прийти к консенсусу, а многие аспекты вируса еще продолжают формироваться. Получается, что на каждого эксперта есть еще один такой же анти-эксперт, который не согласен с каким-то пунктом. Искусственный интеллект — быстро развивающаяся сфера, и неспециалисту трудно принять решение, чему (и кому) верить в этом вопросе. Криптовалюты — еще один пример масштабной области, в которой есть конфликтующие эксперты. Простому обывателю очень трудно понять, кому верить.

В неспокойные времена и в отсутствие консенсуса люди обращаются к неортодоксальным идеям. Это опасно, ведь многие из них ошибочны, какие-то носят конспирологический характер, а многие просто глупы. Но нам следует быть открытыми для противоречивых идей, ведь иногда то, что знают все, оказывается неверным. В то же время, когда между экспертами возникает согласие, вероятно, «общеизвестные факты» правдивы. Прошло два года с начала пандемии Covid-19, мы много знаем о вирусе, о способах передачи и как с ним бороться. Наше невежество все еще велико, но у нас достаточно консенсуса среди экспертов, чтобы признать некоторые утверждения верными.

У нас нет высокоразвитых механизмов для ранних стадий знания, которые двигаются так быстро, что включается неповоротливый маховик науки и мы получаем единогласное мнение экспертов. Нам следует использовать пример с коронавирусом и рассмотреть, что же лучше всего работает в первый год неожиданных событий. Если мы составим рейтинг экспертов, которые первыми высказались относительно вируса и ближе всех подошли к консенсусу спустя еще 2 года, то мы научимся определять их на ранней стадии.

Есть ли какая-то черта, место или метод, которые они использовали и которые можно применить в других областях, чтобы помочь определить экспертов, заслуживающих доверия? Я предполагаю, что быстрая наука отличается от обычной. Возможно, есть вещи, которые ученые могут сделать, чтобы увеличить вероятность правоты во время быстрых изменений. Мы точно знаем, что, учитывая природу науки — хорошей науки, — не все оказываются правы. Системе следует быть открытой для неортодоксальных идей. Есть ли способ быстро прийти к протоконсенсусу, не упуская из виду реальную вероятность того, что все наши знания ошибочны? Способность быстро что-то изучить стала бы великим цивилизационным навыком.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы