€ 55.47
$ 57.21
Только то, что в твоих силах: урок лидерства от великого путешественника

Только то, что в твоих силах: урок лидерства от великого путешественника

Писатель Даниэль Акст рассказывает, как поражение может стать победой, на примере подвига исследователя Эрнеста Шеклтона

История Лидерство
Кадр из фильма "Затерянные в Антарктиде"

Представьте, что вы бредете по суровому краю. Ресурсы ограничены, а все полезные знания больше не имеют значения. Часть территории известна, но сама по себе местность изменчива: места, которые вы ожидали увидеть, исчезли или поменяли расположение. Видимость ограничена, а то, что удалось разглядеть, может обернуться миражом. Вам приходится бороться за жизнь и преодолевать боль, чтобы продвигаться вперед, время неумолимо работает против вас.

Это прекрасная метафора приключения в бизнесе, где ставки и риски высоки, но это также описание экспедиции в Антарктиду. Спустя годы люди вспоминают путешествие Эрнеста Шеклтона, прославленного исследователя Антарктиды, чтобы извлечь такие уроки, как важность верных людей в команде и преодоление обстоятельств. Но экспедиция Шеклтона и его команды гораздо сложнее и интереснее, чем простые проповеди о командной работе. Прекрасная биография Шеклтона авторства Роланда Хантфорда рассказывает о его характере и воссоздает приключения с таким мастерством, что вам точно захочется укутаться поплотнее. Книга Альфреда Лансинга «Лидерство во льдах. Антарктическая одиссея Шеклтона» рассказывает историю его мужества и решимости спасти своих людей во время катастрофической третьей попытки достичь Южного полюса после того, как корабль был раздавлен льдами.

Тем не менее нет ничего лучше рассказа из первых уст. Вы можете без риска обморожения попасть прямо в «Сердце Антарктики», захватывающие мемуары самого Эрнеста Шеклтона о его штурме полюса в 1908 году.

Написанная простым и живым стилем журналиста Эдварда Саундерса (под диктовку Шеклтона), книга описывает экспедицию, трудности которой сложно себе представить, предпринятую с различными целями, но в первую очередь для того, чтобы первым достичь Южного полюса. В ней нет недостатка приключений: неверный шаг или ошибочное суждение могут легко привести к гибели. Каждое решение связано с роковыми компромиссами. И каждому придется жить с ошибками Шеклтона.

Однако, несмотря на все его недостатки, Шеклтон был прирожденным лидером. В своей биографии Хантфорд пишет, что исследователь был одарен «особым сочетанием лихой беспечности и проницательной осторожности». Он многого требовал от своих спутников, но в любое время был готов отдать за них жизнь. День за днем они шли, несмотря на холод, голод, снежную слепоту и отчаяние, и никто не подгонял себя больше, чем Босс, как его называли. «Сегодня вечером я рано лег спать, — стоически писал он. — Потому что за последние двадцать четыре часа я прошел тридцать девять миль».

Особенно бросается в глаза, насколько сама земля Антарктики упорно сопротивляется путешественникам. Позволим себе столь грубое сравнение, сказав, что бизнес-ландшафт может преподнести трудности, сравнимые с покорением Южного Полюса, ведь трудности восприятия, связанные с Антарктидой, дают четкие параллели для руководителей и предпринимателей. Самый южный континент непредсказуем, нестабилен и неумолим. Компас не указывает верное направление. Большая часть того, что кажется твердой землей, на самом деле — плавучие льды, а под снегом скрываются смертельно опасные расщелины. Снежная слепота, болезненный эффект от ослепительного окружения, может сделать невозможным само зрение.

«Там был особенный свет, — заметил в какой-то момент Шеклтон, — который искажал расстояния и формы предметов, и множество миражей, из-за которых предметы казались гораздо выше, чем были на самом деле… Пингвины, которых мы видели предыдущим вечером, все еще были на том же месте, а когда мы оказались в паре миль от них, они вырисовывались так, будто были высотой около шести футов».

И не забывайте об одержимости. Антарктика, как и стремление построить великий бизнес, опасно захватывает. Шеклтон трижды пытался — и терпел неудачи — покорить Южный Полюс: его одержимость зажглась еще когда он был молод, в составе экспедиции Роберта Фалькона Скотта, который впоследствии погиб. Затем в 1907-09 годах он совершил самостоятельное путешествие, описанное в книге «Сердце Антарктики». И наконец, на судне «Эндьюранс», которое затем попало в ледяные тиски и было разбито льдами. Шеклтон и еще пять человек проплыли на 22-футовой лодке 800 миль по полярным морям, а затем перешли горы Южной Георгии, чтобы добраться до помощи. В итоге он спас жизнь каждого из оставшейся команды.

Но все это было еще впереди. Неудачи Шеклтона как лидера проявились еще на этапе планирования в сердце Антарктики. Для пешеходной экспедиции в 1720 миль туда и обратно к Южному Полюсу его отряд имел запас продовольствия на 91 день тяжелого труда, высокогорных условий и изнуряющего холода. Его инструкции экипажу корабля «Нимрод», который высадил его и команду, были до невозможного расплывчаты. Он отказался от лыж и собак, которые позже использовал для того, чтобы достичь Полюса. Впоследствии, когда Шеклтон заработал 2 000 фунтов стерлингов, взимая плату за вход на выставку на борту корабля «Нимрод», он великодушным жестом раздал эти деньги на благотворительность — в то время, как некоторые члены его экспедиции все еще ждали полной оплаты своего участия.

Но Шеклтону не было равных, когда ситуация стала критической и все силы были на исходе. «Словно для самореализации была необходима высшая опасность, — пишет Хантфорд в его биографии. — Он обладал какой-то магией, которая преодолевала безнадежные внешние обстоятельства». Один из трех его товарищей по команде, участвовавших в походе на полюс, назвал его «величайшим лидером, когда-либо появлявшемся на свет Божий». Другой, Френк Уайлд, писал: «Поддаться отчаянью было чем-то невозможным для Шеклтона». Однажды ночью в их хлипкой палатке, голодный, замерзающий и стоящий перед реальной возможностью смерти, Босс спросил, присоединится ли Уайлд к нему для еще одной такой экспедиции. Ответ, без малейших колебаний, был положительным.

Отчаянно продвигаясь вперед, сражаясь с жестокой природой и обморожениями, пораженные дизентерией и, возможно, цингой, Шеклтон и трое других участников команды достигли предела своих возможностей. Из-за высоты над уровнем моря им не хватало кислорода, как и пищи, и они страдали от пронзительных головных болей. Температура тела была слишком низкой, чтобы измерить ее термометром, начинавшим отсчет от 94 по Фаренгейту, что свидетельствовало о гипотермии.

И все же никто не повернул назад. Именно Шеклтону хватило разума не считать огромные невозвратные затраты на это предприятие, и вместо этого сделать остановку всего в 97 милях от цели. Возвращение было гонкой со смертью. Несмотря на  плачевное состояние, люди должны были найти ряд тайников с припасами, которые они оставили позади, имея при этом так мало еды, что один неверный поворот мог стать смертельным. Любые запасы, до которых они добирались, приходилось тащить дальше на санях. Дневник Шеклтона от 17 января 1909 года показывает, как он и его спутники отреагировали на это: «Мы вышли ровно в семь утра. При свежей вьюге, температура минус 23 по Фаренгейту, мы отшагали лучше всего, поскольку большую часть похода прошли на спуске».

Их рацион состоял из кусочков пеммикана и конины и четырех сухарей в день на человека, когда Уайлд записал: «[Шеклтон] тайком заставил съесть его сухарь на завтрак, и отдал бы мне свой и на ужин, если бы только я позволил. Я не думаю, что хоть кто-то во всем мире может оценить, какую щедрость и сочувствие он проявил этим поступком. Я никогда этого не забуду. Тысячи фунтов не стоят этого единственного сухаря».

Несмотря на жажду славы, величайший героизм Босса был в его способности признать неудачу ради того, чтобы он и его спутники смогли выжить. «Я должен смотреть на вещи разумно и думать о жизни тех, кого веду, — писал он. — Человек может сделать только то, что в его силах».

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы