€ 67.06
$ 63.60
Высокомерие отрицания: главная опасность магического мышления

Высокомерие отрицания: главная опасность магического мышления

Писатель и ученый Луиза Фабиани объясняет, почему нельзя закрывать глаза на общемировые проблемы и ждать, когда кто-то другой их решит

Будущее
Фото: Len Radin/Flickr

В последнее время в СМИ часто мелькает информация о людях, не признающих существование таких глобальных кризисных явлений, как Covid-19 и антропогенное изменение климата. Считается, что эти люди относятся к подобным вещам скептически или просто отрицают сам факт их существования. И они отказываются принимать участие в решении проблем по той простой причине, что не считают их чем-то важным.

Для общего блага не менее опасен человек, полностью принимающий существование проблемы, но который, в то же время, абсолютно уверен, что все как-то само наладится. Это магическое мышление — менталитет, характерной чертой которого является чрезмерный оптимизм с примесью эгоцентризма. Люди с магическим мышлением довольствуются тем, что сидят в сторонке и посылают добрые мысли тем, кто делает тяжелую работу по решению мировых проблем.

Как и те, кто яростно отрицает проблемы, жизнерадостные адепты магического мышления не желают тратить время и энергию или идти на личные жертвы ради решения насущных вопросов. Они тянут общество назад, удерживая от решения важных проблем, которые ставят под угрозу равенство, безопасность и даже выживание. Все заботы они оставляют другим. Это не только совершенно несправедливо по отношению к тем, кто несет на своих плечах весь груз ответственности, но и тратит впустую драгоценное время. Ни один локальный или глобальный кризис не исчезнет, если каждый будет считать, что кто-то другой придет и все исправит.

Легко понять, как главный элемент магического мышления — оптимизм, стал отличительной чертой нашего характера, и почему это качество в людях столь устойчиво. На другой чаше весов лежат смирение и отчаяние, болезненные чувства, которые, в отличие от веры в благоприятный результат, сильно ограничивают жизнь. И сложно поспорить с тем, что человечество бы никогда не достигло того, что мы имеем сейчас, если бы ни легионы наших предков-оптимистов, которые отмахивались от мрачных предостережений местных пророков не пересекать вон ту реку, не строить эту башню и не пробовать вон те незнакомые ягоды. Каждый раз, когда отважному (и, возможно, безрассудному) первооткрывателю удавалось исследовать, построить, съесть что-то новое и выжить, чтобы поведать другим о своем опыте, культура человека росла в своем многообразии, как и способности к дальнейшему творчеству. Другими словами, если бы ранние гоминиды были осторожны до предела, мы бы никогда не ушли далеко от места зарождения человечества.

Но вот мы в 21 веке. Миллиарды людей пользуются плодами тысячелетних культурных инноваций и более трех веков мышления эпохи Просвещения, смены парадигмы, которая позволила величайшим умам решить извечные проблемы, такие как, например, инфекционные заболевания. Но эпоха Просвещения породила свои проблемы, например, выбросы огромного количества углекислого газа двигателями внутреннего сгорания и фабриками. Она также создала, ну, или, по крайней мере, укрепила квазирелигиозную веру в силу человеческого разума и его способность разрешить любую проблему при помощи технологий, если есть достаточно времени и ресурсов. Биолог Дэвид Эренфелд назвал такой подход «Высокомерием гуманизма». Это легкий выход из любого кризиса. Не беспокойтесь. Кто-нибудь что-нибудь придумает.

Возьмем, к примеру, потерю биологического разнообразия. Человек, привыкший к отрицанию проблем, скажет: «Экологи преувеличивают угрозу вымирания только ради того, чтобы привлечь внимание». Оптимист истолкует по-своему: «Это, конечно, очень грустно, но природа живуча, да и экологи очень изобретательны. Кстати, буквально на днях обнаружили лягушку, которую считали вымершей уже несколько десятилетий!»

У человека с магическим мышлением оптимизм сочетается с личным интересом, который берет верх, когда решение проблемы каким-то образом связано с образом жизни человека или его ценностями, или когда просто требуется слишком много усилий и времени. «В смартфонах используются редкоземельные металлы, добыча которых нарушает биологическое разнообразие? Как ужасно! — скажет такой человек. — Я так люблю горилл. Но не могу отказаться от своего телефона. Скоро кто-нибудь обязательно отыщет более безопасный способ добыть эти металлы».

Этот когнитивный диссонанс вызывает чувство дискомфорта и требует разрешения. Эллиот Аронсон и Кэрол Теврис в книге 2007 года «Ошибки, которые были допущены (но не мной): почему мы оправдываем глупые убеждения, плохие решения и пагубные действия» писали: «Диссонанс неприятен при любых обстоятельствах, но наиболее болезненным он становится для людей, когда под угрозой оказывается элемент их самооценки — как правило, когда они делают что-то, что не соответствует их представлению о самих себе». Можем только добавить к этому: или когда их призывают сделать что-то, что в той или иной степени противоречит их представлению о себе.

Учитывая, как невыносимо жить с этим противоречием, неудивительно, что сторонники магического мышления хватаются за любой шанс его облегчить. Они отрезают от себя возможности проявить любопытство, которое приведет их к более глубокому пониманию проблемы, преждевременно успокаивают сами себя тем, что все звучит гораздо страшнее, чем есть на самом деле, и безосновательно верят, что другие придут и исправят все, что нужно. Сначала они убеждают себя, что проблемы не нужно решать, потом, что это сделает кто-нибудь другой, таким образом, они выдают себе «карточку на бесплатный выход из тюрьмы» (как в игре Монополия), освобождающую от терзаний совести.

По мере дальнейшего развития эры антропоцена, люди, понимающие необходимость активных перемен, будут все больше сталкиваться с теми, кто против этого. Как могут активисты, политики и даже простые граждане смягчить последствия отказа от ответственности и непринятия реальности тех, кто мыслит магическим образом?

Пристыдить их не удастся. Если запугивать все новыми и новыми фактами, то это спровоцирует еще более изощренные объяснения в пользу магического восприятия действительности. Лучше действовать как в известной басне Эзопа, когда солнце и ветер поспорили, кто из них быстрее снимет с путника плащ. Как бы сильно ни дул ветер, ему не удавалось сорвать плащ с человека, ведь тот лишь крепче за него держался. Но солнце согрело путника своими лучами, и человек сбросил плащ по своей воле. Басня советует нам мягкое убеждение, дополненное настойчивостью. (Ведь солнце пыталось заставить человека измениться даже после того, как ветер потерпел неудачу.)

Чтобы побудить людей действовать, я бы также посоветовала всем, кто сообщает о серьезных проблемах, избегать оптимистичных картинок будущего, так, словно все необходимые для этого меры уже приняты. Когда сталкиваешься с ужасными сценариями развития кризиса, к примеру, с последним отчетом от Межправительственной группы экспертов по изменению климата, возникает соблазн успокоить людей. Например, перечислить успешно применяемые «зеленые» технологии, такие как электрокары и солнечные батареи, как своеобразный прогноз, что в будущем таких решений станет больше. Вместо полумер гораздо эффективнее действует сочетание холодных фактов и небольшой надежды. Марксистский философ Антонио Грамши писал, что нам нужен «пессимизм разума — оптимизм воли».

Когда возникает проблема, ни отрицание, ни магическое мышление не помогут ее решить. Самый лучший вид надежды, что мы можем дать людям, подчас зависит от непредвиденных обстоятельств, когда все наконец поймут: мы сможем это сделать, если будем действовать сообща, найдем правильные решения и воплотим их в жизнь. В конце тоннеля виден свет, но нам не выбраться из тьмы без общей воли к переменам.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы