€ 82.45
$ 71.05
«80% — это путь к созданию шедевра»

«80% — это путь к созданию шедевра»

Миллиардер Петтер Стурдален считает, что стремление к совершенству — враг качества

Образ жизни
Пабло Пикассо «Всадница»

Если ваша цель — создать что-то экстремально качественное, вам не нужно быть гением или перфекционистом. Есть другой путь к шедевру. Норвежский миллиардер, девелопер, основатель Strawberry Group Петтер Стурдален в книге «Ура, понедельник!» рассуждает о том, почему, создавая продукт, важно останавливаться и не доводить начатое до идеала.

Как произвести что-нибудь высококачественное? Неважно, что именно: идею, открытие, художественное произведение, продукт или бизнес-план, — как наиболее эффективно создать шедевр?

На сегодняшний день для этого есть два подхода. Первый основывается на том, что для производства шедевра вам необходим перфекционизм. Многочасовая напряженная работа, многочисленные исправления —и наконец в руках у вас идеальный продукт. Наиболее ярким поборником подобного подхода можно назвать Стива Джобса.

Другой подход предполагает наличие у вас творческого гения. Вольфганг Амадей Моцарт был талантлив от рождения, и создавал шедевры, как казалось, без особых усилий.

Существует тенденция идеализировать эти человеческие типажи — перфекционистов и творческих гениев, потому что мы идеализируем совершенство. Даже сам Ганди утверждал, что «качество, а не количество радует Бога». Именно поэтому на собеседовании мы признаемся, что наша самая отрицательная черта характера — перфекционизм, ведь мы хорошо знаем, что работодателю это очень понравится.

Но если ваша цель — создать что-то экстремально качественное, вам не нужен ни один из этих методов. Есть гораздо более простой способ получить шедевр. Именно этот фактор, а не перфекционизм или гениальность, лежит в основе успеха Моцарта и Джобса.

Вы когда-нибудь задумывались над тем, почему столько отелей находится возле аэропортов? Многие думают, что это сделано для того, чтобы путешественники могли поспать во время длительного ожидания пересадки на нужный рейс. Однако транзитных пассажиров недостаточно для того, чтобы заполнить все номера в отелях […]. Причина того, что эти отели всё же заполняются, в другом.

Конференции.

Раньше конференции проводили в городах. Компаниям нужно было собирать сотрудников из разных городов или даже стран, а это дорого и отнимает время. Сотрудников нужно было доставлять самолетом, потом отвозить куда-то на автобусе или на машине, а после возвращать в аэропорт. И однажды какой-то умный финансист подумал: «А почему бы не разместить участников конференции прямо возле аэропорта? Так мы сэкономим и деньги, и время». Родилась идея современного отеля при аэропорте — наполовину отеля, наполовину конференц-зала.

Для сети Nordic Choice Hotels это один из важнейших рынков. В начале 2000-х лучше всего работали отели в Ставангере — нефтегазовом метрополисе, Мекке для конференций.

У нас в Ставангере было четыре отеля. Номера в них улетали как горячие пирожки. В 2014 году мы открыли Clarion Hotel Energy, огромный конференц-центр, который также оказался очень успешным проектом. Ставангер продолжал развиваться, и мы построили еще один конференцотель — Clarion Hotel Air. И очень обрадовались когда нам представилась новая уникальная возможность: Statoil открывал головной офис в Форусе, на окраине города, и инвестор предложил нам землю в непосредственной близости от проектируемого здания.

Изначально тут даже не о чем было и думать. Equinor, как тогда назывался Statoil, уже купил землю под свое новое здание. Как говорил наш инвестор, лопаты уже вонзились в землю и очень скоро все вокруг заполнится приезжающими и уезжающими. Только те, кто приезжал бы в командировки в Equinor, уже заполнили бы весь отель. Все сулило этому конференц-центру процветание. Мы были так воодушевлены, что заплатили инвестору за землю даже больше, чем он просил. Эти деньги все равно бы отбились.

Разве что-то могло пойти не так?

В тот момент, когда мы сделали все ставки на Ставангер, ни один эксперт не предполагал, что цена на нефть опустится ниже 100 долларов за баррель. А в 2014-м все рухнуло.

Нефтяные компании провели колоссальные сокращения. Все, на чем держался Ставангер, обвалилось. Сказка закончилась. А мы остались с дорогой землей и начавшейся стройкой нового отеля, притом что в регионе у нас уже было шесть работающих отелей. Наш финансовый оборот рухнул с уровня 100 миллионов крон в год в плюсе до 100 миллионов в год в минусе.

На сегодняшний день наши потери по проекту в Ставангере составляют около 330 миллионов крон. И мы продолжаем истекать кровью.

А теперь главное: ничего страшного не случилось! Если бы мы делали ставку только на Ставангер, нефтяной кризис нас бы убил. Но, вкладываясь в Ставангер, мы параллельно в полной мере инвестировали в такие города, как Гётеборг, Мальмё и Стокгольм. И когда в Ставангере все обвалилось, наши шведские отели взлетели, как ракеты.

Именно в этом сила количества.

Разумеется, это совершенно обычная бизнес-стратегия, именно поэтому и существует популярный совет «не класть все яйца в одну корзину». Количество позволяет распределять риски. Проблема только в том, что при производстве такого количества яиц, чтобы их хватало на все корзины, не все 100% будут совершенными. Ориентируясь на объем, нужно немного снизить требования к качеству.

Конечно, перфекционист мыслил бы иначе. Он бы сконцентрировался на одном отеле и потратил бы все свои ресурсы и время на то, чтобы сделать его идеальным. Перфекционист никогда не купил бы еще один отель до тех пор, пока предыдущий не стал бы шедевром. Но перфекционизм — злейший враг продуктивности. Это заметно даже у некоторых детей. Хорошо помню, как в школе некоторые девочки никак не могли успокоиться по поводу своих прописей. Они писали предложение, стирали написанное, писали заново и не двигались дальше.

Та же болезнь встречается и у взрослых, особенно у писателей и журналистов: они переписывают один абзац сотни раз. «Затык» часто является прямым последствием перфекционизма. Человек предъявляет к себе недостижимые требования и так ничего и не достигает. В кинопроизводстве есть такое выражение: «Фильм нельзя закончить, его можно только остановить». Это значит, что фильм никогда не будет таким, каким его видит режиссер до начала работы над ним. Он никогда не будет совершенным, но в какой-то момент нужно перестать доводить до идеала каждую деталь и просто остановиться.

Несколько лет назад я был в MoMA (Музее современного искусства) в Нью-Йорке со своим приятелем искусствоведом Сюне Нордгреном. На одной из стен висела большая картина, изображающая пять проституток с перекошенными лицами в уплощенной перспективе. Картина называлась «Авиньонские девицы», ее написал в 1907 году двадцатипятилетний Пабло Пикассо. Много лет картина провисела в его мастерской и вызывала у всех, кто ее видел, отвращение. Один из художников того времени даже сказал, что «однажды кто-нибудь обнаружит Пикассо повесившимся за этой картиной».

Все думали, что Пикассо сошел с ума. Сегодня же искусствоведы полагают, что эта картина серьезно повлияла на современное искусство, и называют Пабло Пикассо величайшим художником прошлого столетия. Он перевернул с ног на голову абсолютно все — не только наше восприятие искусства, но и способ смотреть на мир.

Я не такой уж фанат искусства, хотя черпаю в нем вдохновение. И я никогда особо не интересовался Пикассо. Но и у меня от его произведений начинает кружиться голова, настолько они пропитаны мастерством, и это хорошо чувствуется.

Такие вещи называют шедеврами. Одна из причин такого влияния Пикассо состоит в том, что он менял свой стиль не один раз. Он делал это снова и снова и каждый раз все более дерзко, его стиль и формы становились все более выразительными.

В музее в Нью-Йорке Сюне рассказал мне, что Пикассо творил 70 лет.

«Как ты думаешь, сколько произведений он успел со здать за это время?» — спросил он.

Я быстро подсчитал, исходя из того, что в среднем он писал одну картину в месяц, ну и добавил немного сверху.

«Около 900?» — ответил я и тут же пожалел о сказанном.

Как оказалось, намного больше. Пабло Пикассо создал за свою карьеру не 900 произведений искусства, а значительно больше — 50 000! Это значит, по два произведения в день, каждый день, без единого дня простоя, 70 лет подряд!

И вот что интересно: так делал не только Пикассо. Несколько недель назад мы открыли Clarion Hotel Bjørvika, посвященный Эдварду Мунку. За время работы над отелем я узнал об этом норвежском художнике кое-что интересное. Он тоже писал очень много. Мне сказали, что историки искусства даже считают большинство его работ довольно слабыми. Но среди них встречаются шедевры, которые заняли свое место в истории искусства.

Все картины Винсента Ван Гога были написаны всего за 10 лет, но в это время у него была, можно сказать, мания производства. Иоганн Себастьян Бах написал столько, что, если бы сегодня кто-то решил переписать все его произведения нотами от руки, на это ушло бы 20 лет при восьмичасовом рабочем дне.

То же самое и с идеями.

Томас Алва Эдисон, один из крупнейших изобретателей в истории человечества, получил за свою жизнь 1093 патента на изобретения в самых разных сферах. На каждое удачное изобретение у него приходились сотни провалов. Но Эдисон так не считал.

Мы подошли к самой сути: успех многих художников, изобретателей, основателей во все времена заключался не в том, что все их идеи и произведения превосходили качеством своих конкурентов. Напротив, им удавалось сделать что-то гениальное просто потому, что они производили больше, чем другие.

Они чаще попадали в ворота, потому что чаще по ним били. Они оттачивали свой талант, потому что больше тренировались. Путь к качеству пролегал через количество.

А как же Стив Джобс — образец перфекциониста?

Так вот. Стив Джобс не был перфекционистом. У разработанного его компанией айфона батарея была намного хуже, чем у других смартфонов, и клавиатура намного уступала. У первого «Мака» были проблемы с памятью и мультизадачностью, а экран вообще был черно-белым. Продукция Apple до сих пор иногда получает самые низкие баллы на тестах.

Секрет Джобса заключается в другом. Он был сконцентрирован на деталях. На отдельных деталях. На том, что он считал конкурентным преимуществом его продуктов. Джобс никогда не добивался полного совершенства продукта до его запуска. Наоборот, он известен тем, что представлял новинку задолго до того, как та по-настоящему начинала работать. Он знал, что наилучший способ создать высококачественный продукт — вытащить его из лаборатории и отправить на рынок.

80% — это достижимая цель. Вы сможете закончить продукт.

Так что, если у вас есть идея, не засовывайте ее в ящик. Если вы хотите что-нибудь попробовать — пробуйте. Идите вперед. Создавайте. На ошибках учатся, они приближают вас к цели. И не ждите совершенства. 80% — это не только достаточно хорошо. Это не только путь к успеху. Это путь к созданию шедевра.

Подробнее о книге «Ура, понедельник!» читайте в базе «Идеономики»

 

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы