В поисках новой реальности: почему вырос интерес к чужой жизни в пандемию

В поисках новой реальности: почему вырос интерес к чужой жизни в пандемию

Психологи считают это защитной реакцией на непростые времена

Образ жизни
Фото: Sereja Ris/Unsplash

Социальный мир жителей планеты невероятно сузился из-за пандемии, и теперь жизнь других людей интересна как никогда.

Мы просматриваем фоторепортажи о буднях перегруженных медиков, читаем политические новости о решениях по поводу режима изоляции, а также о знаменитостях, улетевших на частные острова. Кое-кто выглядывает на улицу, чтобы посмотреть, а надевают ли соседи маски, когда выносят мусор. Люди проводят рекордное количество времени в интернете: британское агентство Ofcom обнаружило в июне прошлого года, что взрослые, бодрствуя, в среднем проводят четверть дня в интернете, а глобальный опрос в начале пандемии показал, что 40% потребителей стали проводить больше времени в социальных сетях.

Неудивительно, что мы поглощаем информацию, а также частные и публичные новости. Человек как вид всегда был любопытным. Наши собственные истории формируются в результате взаимного обмена жизнями и историями других людей, говорит старший преподаватель Лондонского университета Брюнеля Энн Чаппелл, которая недавно исследовала это поведение вместе с доцентом Плимутского университета Джули Парсонс. Однако во время пандемии интерес к жизни других людей, кажется, достиг новых высот.

Но хотя это выглядит чрезмерным — или даже извращенным — любопытством, сам по себе подобный интерес не плох. В такие времена, когда развиваются беспрецедентные нормы поведения, наблюдение за другими людьми помогает справиться с каждым новым поворотом пандемии — и учит адаптации.

Общее понимание

Конечно, в вуайеризме нет ничего нового. В разделах светской хроники XIX века появлялись прототипы Кардашьян задолго до основания журнала People, который в свою очередь появился задолго до Instagram Stories. Однако сегодня у людей есть гораздо больше способов заглянуть за метафорический забор, чем даже десять лет назад. Новостные ресурсы растут, как грибы, предлагая аналитические статьи и фотоочерки, которые добавляют повседневной истории общечеловеческий масштаб. Социальные сети — это не только Facebook, но и Instagram, Snapchat, TikTok, а теперь и Clubhouse. Множество платформ предоставляют разные способы наблюдения за другими людьми.

Однако желание заглянуть в чужую жизнь — это не просто вуайеризм, который, по словам Чаппелл, часто подразумевает незаконное или сексуальное поведение, пассивное наблюдение за активными действиями других, не всегда, с согласия тех, за кем наблюдают. Нынешнее наблюдение за жизнью других людей — это не «болезненное увлечение». Скорее, это более активный обмен, попытка разобраться в мире вокруг нас. Чаппелл упоминает исторические дневники таких людей, как Анна Франк, говоря, что это больше, чем мысли одного человека — это рассказ как о личной жизни, так и об окружающем обществе.

Желание наблюдать, похоже, рождено стремлением обмениваться информацией о том, кто мы есть. Через истории, которые мы рассказываем о себе. «Все истории, с которыми мы сталкиваемся при личном общении с другими людьми — а также те, о которых мы читаем, видим, слышим и с которыми взаимодействуем, — все они в той или иной степени влияют на формирование понимания общества в целом», — говорит Чаппелл.

Изучение и понимание

С того момента, как Covid-19 охватил весь земной шар, чужие истории стали интересовать нас еще больше. Повышенное желание потреблять всевозможную информацию частично связано с ограничениями повседневной жизни. Будь то коллеги из офиса, которых теперь не хватает, или родители из футбольной команды вашего ребенка, «из-за социальной изоляции во время пандемии мы стали более любопытны и больше интересуемся жизнью окружающих людей», говорит клинический психолог из больницы Ленокс Хилл в Нью-Йорке Сабрина Романофф.

Социальные сети позволяют людям вырваться из четырех стен и разглядеть чужую жизнь в виртуальной плоскости — будь то анализ книжных полок интервьюируемых или одержимость рецептами, по которым незнакомцы готовят у себя на кухне. По словам эксперта в области культуры и стратегии брендов Лоры Тарбокс, изучающей модели поведения в социальных сетях, это своего рода плацебо взаимосвязей в реальном мире, которых мы лишились.

Хотя эти взаимодействия могут быть не такими приятными, как встречи в реальной жизни, платформы социальных сетей — это один из немногих способов, которые у нас остались для спонтанной связи с другими людьми, отмечает Романофф. Благодаря таким платформам, как TikTok, Instagram и Snapchat, наши виртуальные пути пересекаются с людьми, с которыми мы, скорее всего, никогда не встретились бы во время локдауна, добавляет Тарбокс.

Социальные сети также играют роль в быстром закреплении новых норм, которые становятся очевидными, когда людей коробит от фотографий свадебных гостей без масок или знаменитостей, которые отправились в необязательное путешествие. «Мы следим за социальными сетями, как осознанно, так и бессознательно, чтобы понять новые «правила» приемлемости во время пандемии — то есть, чтобы усвоить новый социальный код, создаваемый в режиме реального времени, — говорит Тарбокс. — Что можно делать, как нужно себя вести, с кем допустимо встречаться и чем безопасно делиться?… Социальные сети — это то место, где мы улавливаем сигналы и изучаем правила».

Другие источники информации, такие как чтение статей, просмотр документальных фильмов или наблюдение за прохожими, тоже играют роль и становятся своего рода учебниками в быстро меняющиеся времена. «Мы используем других людей как опорные точки, чтобы определить, как оценивать собственную жизнь, — говорит Романофф. — Люди — социальные существа, и мы полагаемся на других особей в нашем племени и сообществе, когда выносим суждения, основанные на теории относительности».

Жизни других людей — будь то медицинский документальный фильм по телевизору, публикация друга в Facebook о его бабушке, заболевшей COVID-19, или раздел комментариев в новостях, в которых говорится о рекордном количестве погибших, — также служат местом для коллективного переживания этой беспрецедентной ситуации. По словам Романофф, нас успокаивает, когда мы видим чужие страхи, описанные в посте и в комментариях к нему. Она добавляет, что этот процесс называется «проективной идентификацией». «Аспекты собственной личности, такие как страх и ужас, отделены от вас и приписываются внешнему источнику, например, публикации друга в Facebook или ужасающей статье с сотнями репостов», — говорит она.

Существа из легенд

Конечно, слишком много новостей, социальных сетей или даже подглядывание — это перебор. Когда когнитивные процессы перегружены попытками интегрировать тревожную информацию в наш внутренний мир, это «только усугубляет и усиливает стресс и тревогу, которые люди уже испытывают», говорит Романофф.

Но если вы просматриваете Instagram, чтобы узнать, как дела у друзей, смотрите передачи о передовых сотрудниках или читаете статьи о влиянии пандемии на психическое здоровье, это не праздные занятия. Даже если это происходит неосознанно, это способ справиться с ограничениями времени и личными тревогами, а также разобраться в этом странном новом мире.

«Мы всегда смотрим на Другого, потому что мы — существа из легенд, ведь смысл нашей жизни заключается в отношениях с другими людьми», — говорит Чаппелл.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы