€ 91.10
$ 77.01
Выживает добрейший: капризы эволюции

Выживает добрейший: капризы эволюции

И как дружелюбие может сыграть с нами злую шутку

Будущее История
Фото: Jeroen Kransen/Flickr

Наши взгляды на человеческую природу влияют почти на все, что происходит в нашем обществе. Кого лечить или игнорировать? Кого защищать или преследовать? И, пожалуй, самая вредная установка — «выживает сильнейший». Эта идея когда-то вдохновила евгенику, а теперь способствует распространению разных форм расизма и дискриминации.

Но подход «выживает сильнейший», который в широком представлении предполагает превосходство самых сильных, крупных и злобных — это трагическое недоразумение. Дарвин и другие биологи говорили лишь о пригодности к тому, чтобы оставлять после себя потомство. Они и не предполагали, что люди начнут трактовать эту идею гораздо шире.

И что касается пригодности к размножению, то исследования неоднократно показывали, что ключ к самым большим жизненным успехам — это дружелюбие. Цветущие растения быстро распространились по всем уголкам планеты благодаря тому, что привлекали животных к опылению.

Губанчики легко проникают между зубов гораздо более крупных хищных рыб, которые позволяют им есть своих зубных паразитов. Собаки — лучший пример выживания самых дружелюбных: они стали добрее благодаря приручению и считаются самым успешным млекопитающим на планете, помимо людей.

Как важно дружелюбие, можно увидеть даже на примере наших ближайших родственников-приматов — бонобо и шимпанзе.

У шимпанзе альфа-самец, добиваясь власти, вынуждает других членов группы целовать свои яички, признавая полное подчинение. Битвы между самцами могут быть смертельными. Альфа-самец использует свою силу, чтобы монополизировать власть над самками и произвести больше потомства, чем другие самцы.

Бонобо живут иначе. Ни в одной группе бонобо никогда не наблюдалось альфа-самцов. Самки, которые меньше самцов, образуют коалицию, чтобы помешать любому бонобо управлять группой.

Самец, который использует силу, чтобы добиться своего, будет встречен союзом самок, который он не сможет одолеть и которые затем откажутся спариваться с ним. Мужская агрессия не приносит пользы, поэтому бонобо никогда не убивают друг друга.

Если посмотреть на биологическую «выживаемость», то у кого выше репродуктивные успехи — у альфа-шимпанзе или более дружелюбных самцов бонобо? Оказывается, самые успешные самцы бонобо оставляют больше потомства, чем даже самые деспотичные шимпанзе.

Друзья, которых вы не знаете

Дружелюбие в природе помогает нам понять собственную сущность. За последние 100 тысяч лет наш вид, Homo sapiens, сосуществовал по крайней мере с четырьмя другими видами людей.

Это были в том числе неандертальцы с таким же большим мозгом и таким же сильным телом, как и наши. У них были культура и технологии, которые могли соперничать с нашими, но это не защитило их от исчезновения. Если большой мозг и культура не гарантируют выживания, почему именно мы стали последними людьми?

Наш успех был достигнут благодаря новой социальной категории — чужак в группе. Бонобо и шимпанзе различают тех, кто относится или не относится к их группе, на основе знакомства. К незнакомцам шимпанзе относятся отрицательно, а бонобо — положительно, но ни у одного из видов нет групповой идентичности. Только у нас есть общие сигналы, которые мы используем, чтобы распознать, входит ли кто-то в нашу группу.

В доисторические времена это мог быть общий язык, технология или одежда. Сегодня эти сигналы представляют собой ряд произвольных, существующих на культурном уровне сигналов, таких как бейсболка, четки, цвет кожи или акцент.

Ни одно другое животное не признает незнакомцев в группе. Это уникально для нашего вида. Нас окружают незнакомые люди, но мы не просто терпимы к ним, мы активно помогаем друг другу. Это дружелюбие побуждает нас совершать добрые поступки, как большие — например, пожертвовать орган, — так и маленькие, например, помочь кому-то перейти улицу.

Эта новая категория чужаков внутри группы, вероятно, появилась у нашего вида во время среднего палеолита, более 80 тысяч лет назад, и благодаря этому возникли более крупные и плотно заселенные сообщества.

Новаторы объединили усилия, и потенциал технологических инноваций резко вырос. Благодаря продвинутым инструментам мы смогли освоить разные среды. Когда социальная логика изменилась, наша уникальная форма дружелюбия дала нам большое преимущество перед другими человеческими существами.

Темная сторона дружелюбия

К сожалению, наше возросшее дружелюбие породило новую форму агрессии. Члены группы могли общаться друг с другом, и узы между ними были настолько сильными, что они чувствовали себя семьей. С этой новой заботой об окружающих пришла готовность яростно защищать их от угроз со стороны.

Социологи традиционно называли это предвзятостью «неприязни к другим группам». Однако наше порой чудовищное поведение по отношению к другим группам нельзя объяснить просто «негативным чувством» по отношению к ним. С одной стороны, мы можем принимать чужаков в свою группу, но с другой, можем отказывать в человечности тем, кто, по нашему мнению, угрожает нашей группе или ее идентичности.

Эта слепота — гораздо более темная сила, чем предрассудки, это дегуманизация, расчеловечивание. Когда мы рассматриваем окружающих не как полноценных людей, мы их морально исключаем. Наше сочувствие сжимается до точки, в которой сконцентрированы лишь такие, как мы.

Предрасположенность к дегуманизации среди людей может отличаться, на ее степень влияет уровень социализации. Но в целом любой человеческий мозг на это способен.

Любовь — контактный вид спорта

Если наша доброта — также и источник жестокости, как можно поддерживать дружелюбие, сдерживая темные стороны? Разорвать порочный круг дегуманизации позволяет простое решение, и мы знаем, что оно работает.

Дружба — это мост между двумя группами. Устранив чувство угрозы даже на короткое время, можно создать петлю обратной связи другого типа, которую можно назвать взаимной гуманизацией.

Например, люди с меньшей вероятностью будут дегуманизировать геев, если окажется, что у них есть общие друзья в социальных сетях. Израильские и палестинские подростки, которые вместе провели три недели в лагере, посмотрели друг на друга с противоположной стороны — как друзья — и признались, что стали испытывать более позитивные чувства к противоположной группе в целом.

Во времена социального дистанцирования, когда трудно поддерживать старую дружбу, а завязать новую практически невозможно, мы все-таки можем уменьшить склонность к дегуманизации.

Одно исследование показало, что у людей зарождается сочувствие к одной из самых дегуманизированных групп — бездомным, — когда они просто воображают себе позитивный контакт с ними. Даже использование очеловечивающих слов для описания людей сторонней группы может побудить к налаживанию контакта.

Сейчас, как никогда раньше, у нас есть шанс стать чем-то новым. Один из самых важных уроков, которые мы извлекли за последние 100 тысяч лет, заключается в том, что жизнь следует измерять не тем, сколько врагов вы победили, а тем, сколько друзей приобрели.

Источник

Полезная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики»

Свежие материалы