€ 90.28
$ 76.22
Будь как Эдисон! Надежный способ достижения целей

Будь как Эдисон! Надежный способ достижения целей

Стратегическое мышление может сэкономить много слез и пота

Лидерство Саморазвитие
Фото: USA Today

Всякий раз, читая о секретах успеха, вы, без сомнений, сталкиваетесь с известной цитатой Томаса Эдисона: «Гений — это 1% вдохновения и 99% пота». Говорят, ему потребовалось 3 тысячи попыток, чтобы найти подходящую нить накаливания, которая не сгорала мгновенно. Это напоминание о том, что такие вещи, как природные творческие способности, зачастую гораздо менее важны, чем твердая решимость.

Нет никаких сомнений, что для достижения долгосрочных целей необходимы страсть и настойчивость. Но важно помнить и о стратегическом процессе, через который прошел Эдисон, чтобы достичь своей цели. Он не просто случайно переходил от одного неудачного проекта к другому, он постоянно адаптировал и совершенствовал свои идеи. «Я выстраивал теорию и работал, основываясь на ней, пока не понимал, что она несостоятельна, — рассказывал он в 1890 году журналу Harper’s. — Тогда я сразу ее отбрасывал и находил другую». На каждом этапе пути он принимал осмысленные решения, извлекая уроки из неудач и опираясь на небольшие успехи.

Вам не обязательно быть изобретателем, работающим над новым устройством. Новое исследование, опубликованное Proceedings of the National Academic of Sciences, подсказывает, что каждый из нас может извлечь выгоду из подобного мышления.

Конструкция, называемая «стратегическим мышлением», описывает тенденцию ставить под сомнение и совершенствовать свой текущий подход, сталкиваясь с неудачами и вызовами. Пока другие упорно движутся по одному и тому же запутанному пути, люди со стратегическим мышлением постоянно ищут более эффективный путь движения вперед. «Это помогает им направлять свои усилия более эффективно», — говорит Патрисия Чен из Национального университета Сингапура. И новое исследование Чен показывает, что именно это может составлять разницу между успехом или провалом.

Мышление о мышлении

Выводы Чен основаны на богатом исследовании метапознания, которое включает в себя осознание и понимание своих собственных мыслительных процессов (можно сказать, что это «мышление о мышлении»). Полезные метакогнитивные стратегии включают в себя мониторинг прогресса в достижении цели, определение недостатков и областей, которые нуждаются в улучшении, а затем выстраивание шагов для преодоления этих проблем.

Предположим, вы изучаете французский язык. Метапознание поможет вам понять, что новые слова лучше изучать, устраивая самопроверку, а не просто перечитывая их. Вы можете заметить трудности в ведении диалога и выделить больше времени на просмотр французских фильмов, чтобы улучшить восприятие на слух (вместо того, чтобы, скажем, безуспешно зацикливаться на грамматике). Вы также можете ставить все более сложные задачи — например, затевать более сложные разговоры с местными жителями, — чтобы начать говорить более бегло.

Использование метакогнитивных стратегий — это не просто отражение уровня интеллекта. «Эти стратегии объясняют достижения даже с учетом эффекта IQ», — говорит Жан-Луи Бергер из Швейцарского федерального института профессионального образования и обучения в Лозанне, который изучает способы измерения метапознания.

Предыдущие исследования продемонстрировали важность метапознания в отдельных дисциплинах, но Чен задалась вопросом, есть ли общие закономерности в разных областях. Возможно, некоторые люди просто более склонны применять метакогнитивные стратегии для достижения любой цели? И если так, можем ли мы научить больше людей мыслить стратегически?

Чтобы выяснить это, Чен и ее команда исследователей создали тест на стратегическое мышление. Для этого нужно оценить следующие утверждения по шкале от 1 (никогда) до 5 (все время):

  • Когда вы зашли в тупик в каком-то деле, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы помочь себе?»
  • Когда вы чувствуете, что у вас нет прогресса в каком-то деле, как часто вы спрашиваете себя: «Можно ли сделать это другим, более правильным способом?»
  • Всякий раз, чувствуя разочарование, как часто вы спрашиваете себя: «Как я могу сделать это лучше?»
  • Сталкиваясь с препятствиями, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы лучше с этим справиться?»
  • Когда у вас что-то не получается, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы помочь себе?»
  • Всякий раз, когда что-то кажется сложным, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы лучше с этим справиться?»

Чем больше баллов вы набрали, тем больше вы склонны к стратегическому мышлению.

В первоначальном эксперименте команда Чен попросила группу из 365 студентов пройти тест в середине осеннего семестра. Предполагалось, что их оценки спрогнозируют использование ими различных стратегий обучения (описанных выше) в течение следующего семестра, что, в свою очередь, предскажет их оценки по курсам.

Чтобы проверить, повлияло ли стратегическое мышление на достижение целей в разных областях, команда Чен затем проверила еще одну группу из 356 участников, перед которыми стояли образовательные или профессиональные задачи (такие как изучение нового компьютерного языка), или задачи по улучшению здоровья и физической подготовке (такие как потеря веса). Опять же, стратегическое мышление позволило успешно спрогнозировать использование участниками метакогнитивных методов — таких как регулярный, систематический мониторинг прогресса, — и, как следствие, шансы на достижение обоих типов целей. Некоторые люди, похоже, более склонны адаптировать и совершенствовать свой подход к любой деятельности, которой занимаются. И это реально влияет на их успех в разных областях жизни, явно между собой не связанных.

В последнем эксперименте исследователи проверили, могут ли они вдохновить людей на стратегическое мышление, и если да, то как это изменит поведение людей, когда они столкнутся с новой проблемой.

Сначала участники прочитали статью с изложением основной концепции стратегического мышления, которую им нужно было переделать для публикации в социальных сетях. Затем их привели в лабораторию, заполненную, казалось бы, бесконечным запасом яиц. Перед ними стояла задача, которой учат в первый день кулинарной школы: отделить белки от желтков как можно более чисто и эффективно. Если хоть немного желтка попадало в белок, их штрафовали.

Это занятие может показаться немного эксцентричным, но такой выбор был сделан именно из-за его неожиданности. «Мы хотели, чтобы задача была относительно незнакомой и сложной для большинства участников, чтобы она имела четкие показатели эффективности и могла быть выполнена различными методами», — пояснила Чен. Ясного «правильного» решения не было — участники могли разбивать яйцо или проделывать в скорлупе маленькую дырочку, позволяя белку вытечь, — поэтому нужно было найти лучший для себя способ. «Люди проявили высокую креативность в поиске разных способов эффективного выполнения этой задачи», — говорит Чен.

Конечно же, участники, которые читали статью о стратегическом мышлении, взялись за упражнение с большей пытливостью и рефлексией, пробовали различные методы и адаптировали свое поведение в соответствии с результатами. В итоге они значительно превзошли контрольную группу.

Истинное упорство

Помимо роли стратегического мышления в достижении целей, Чен также изучала соотношение этой идеи с другими психологическими концепциями. Например, она сравнивала его с «упорством» — все более популярной чертой, определяемой также как «страсть и настойчивость», которую можно измерить при помощи таких утверждений, как «неудачи не обескураживают меня». Известно, что упорство невероятно важно в разных областях жизни, но Чен обнаружила, что оно не так уж связано со стратегическим мышлением: и то, и другое вносят свой, отдельный вклад в личный успех.

Эти результаты впечатлили психолога из Университета Пенсильвании Анжелу Дакворт, которая руководила исследованиями по упорству. «Мне нравится эта работа, — говорит она. — С моей точки зрения, упорство — это умение ориентироваться на действительно долгосрочную цель, несмотря на неудачи, в то время как стратегическое мышление предполагает такое отношение к любой цели, краткосрочной или долгосрочной, что вы постоянно ищете более эффективное решение». Как и Чен, она считает, что эти две концепции должны дополнять друг друга. «Вы можете быть упорными, но не пытаться найти новые и иные способы достижения своей долгосрочной цели — это не идеально».

Конечно, надо понять, как работает стратегическое мышление в разных контекстах. «Сейчас мы знаем, что взрослые, видимо, отличаются друг от друга в плане склонности к стратегическому мышлению, и что ему можно научить», — говорит Чен. Исследователям также предстоит выяснить, как лучше всего обучать стратегическому мышлению, поскольку может быть трудно добиться долгосрочных изменений в мышлении. Чен считает, что этому нужно обучать в школах. «Возможно, если начать в юности, это будет полезно в долгосрочной перспективе».

Исследования Чен должны стать полезным напоминанием о том, что наш текущий подход к решению проблем — не обязательно лучший. Нужно постоянно искать способы усовершенствовать что-то, как это делал Эдисон при создании лампочки. Гений может состоять всего на 1% из вдохновения и на 99% из пота, но обладая стратегическим мышлением, мы можем сэкономить много крови, пота и слез.

Источник

Полезная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики»

Свежие материалы