€ 72.04
$ 64.03
Федор Елютин: «Часть моей работы — есть невкусные помидоры»

Федор Елютин: «Часть моей работы — есть невкусные помидоры»

Создатель проекта Remote Moscow о партизанском маркетинге, золотых ушах и о том, почему важно заниматься одним делом всю жизнь

Свой бизнес
Фото: YouTube

Может ли театр стать прибыльным бизнесом? В реалиях нашей страны такое сложно себе представить, но импресарио Федор Елютин совершил разрыв шаблона. Не имея ни рубля инвестиций, он привез из Германии в Москву экспериментальный театральный проект и отправил тысячи россиян в аудиопутешествие под названием «Remote Moscow». Сейчас в арсенале Елютина несколько таких проектов, которые приносят значительную прибыль. О том, как добиваться амбициозных целей, он рассказал в книге «Remote Moscow: Как зарабатывать на впечатлениях», которую готовит к печати издательство «Альпина Паблишер». «Идеономика» выбрала несколько ярких фрагментов книги.

О главной проблеме человечества

Меня вдохновляют японцы. Если японец что-то делает, он делает это всю свою жизнь. Поэтому результат его деятельности становится совершенным, а значит — нужным. Один из самых знаменитых поваров в мире — Дзиро Оно — последние 50 лет каждый день делает только суши (про него снят замечательный документальный фильм «Мечты Дзиро о суши»). Люди выстраиваются в очередь на полгода вперед, чтобы отдать 35 000 иен за сет.

Я решил для себя: «Я занимаюсь театром». И говорю теперь себе: «Не лезь в другие области.

Да, тебе будет сложно в какой-то момент. Да, по мере углубления в профессию обнаружатся ее неприглядные стороны, а параллельные миры покажутся более безупречными.»

Главная проблема человечества — люди занимаются тем, что им неинтересно, тем, что им не нравится, что у них плохо получается, в чем они не развиваются.

Бывает такое, что в разговоре кто-нибудь спрашивает, например: «О, а знаешь про Brain Science?» Начинает рассказывать, и ты понимаешь, что тебе приоткрылась целая неизведанная вселенная, добро пожаловать. Таких вселенных вокруг нас — миллион, каждый день они пролетают мимо. Я выбрал себе одну из них под условным названием «театральное продюсирование». И решил, что хочу знать об этом все досконально. Какие бывают театры, фестивали, по каким принципам формируются программы, откуда артист Большого театра знает, в какой комнате он будет репетировать с трех до пяти через три года? Для этого мне пришлось сузить каналы информации и, скрепя сердце, временно отказаться от изучения Brain Science.

Энергия sold out

Ничто меня так не возбуждает, как проданный зал. Sold out. Билетов нет. И не будет. Касса закрыта. О да. — Можно контрамарочку? — Нет, простите, у нас sold out.

Невероятно.

Порой это возбуждает меня больше, чем обнаженная женщина.

Самый крутой sold out — не тот, который случился по факту, а тот, что возник заранее, задолго до события. Оно еще не произошло, а энергия уже вырабатывается. Это энергия людей, которые думают о предстоящем. Все, они уже с билетами. Например, наступает уик-энд, по графику запланировано восемь спектаклей, и ты понимаешь, что 400 человек думают об этом сейчас. Ты не знаешь до конца, как все пройдет, но понимаешь, что все эти люди тебе уже доверились. Это очень возбуждает. И даже не потому, что я алчный и самовлюбленный, а потому что красота момента не может не возбуждать.

Думаю, нечто подобное испытывает человек, который долго строил, предположим, завод по производству сыра, и вот однажды он идет по нему, останавливается, смотрит по сторонам и думает: «Вот это да! Мой заводик работает. Класс!» Такой момент. Ты останавливаешься, смотришь по сторонам и осознаешь, что счастлив.

Золотое ухо и партизанский маркетинг

Когда еще не было продано ни одного билета, мы подумали, что хорошо бы, чтобы к запуску у нас уже была какая-то сувенирная продукция. На тот момент главным визуальным образом проекта было ухо — оно красовалось на плакате, который нарисовал Михаил Ганушкин. И мы решили, что нам нужно золотое мини-ухо. Я познакомился со специалистом по значкам, работающим с Парком Горького, делавшим им всякие интересные сувенирные штуки. Отправил макет значка в виде уха, посчитали.

Так мы получили классный значок в виде уха. Мы заказали 1000 единиц. Дарили важным гостям, партнерам и продавали как памятный сувенир по 300 рублей всем желающим.

Сработало блестяще. На ухе ничего не написано, и во многом поэтому такой сувенир привлекателен, его хочется надеть и носить. Такой предмет хорош еще тем, что он превращается в повод для дискуссии. Те, кто не в курсе, что такое «Remote» и при чем здесь вообще ухо, обязательно спросят тех, на ком значок: «О, а что это у тебя?» И тот расскажет ему про «Remote Moscow». Это лучшая реклама. Мы открыли опцию партизанского маркетинга. Теперь я могу бомбить на стенах домов уши, и те, кто в теме, будут линковать месседж. Смарт-брендинг, так сказать.

Три аналогии, важные для продюсерской практики

1. Самое интересное происходит в бою. Сколько бы ты ни проводил времени с боксерской грушей, пока ты не выйдешь на ринг, не столкнешься с реальным соперником, ты ничего не поймешь. Ты можешь сколько угодно изучать соперника (анализировать целевую аудиторию), соблюдать диету (составлять сметы и календарные планы), но, не получив в нос (не сыграв премьеру), не победить.

2. Самые точные расчеты — в космической промышленности. И даже в этом деле, не допускающем малейших неточностей в проектировке, каждый десятый запуск ракеты оказывается аварийным.

3. Человек впервые в жизни идет на рынок с целью купить вкусный помидор. Допустим, он хорошо подготовился. Изучил принципы ценообразования, получил сведения о сезонах, об устройстве сельского хозяйства. Но, чтобы найти один вкусный помидор, ему предстоит съесть десять невкусных. Это неизбежно. Чтобы найти один хороший спектакль, нужно посмотреть десять плохих, а то и сотню. Часть моей работы — есть невкусные помидоры.

Понравилась статья? Подписывайтесь на Дзен-канал Идеономики, чтобы поддержать нас и следить за лучшими материалами

Свежие материалы