€ 98.61
$ 91.15
Чувство локтя: почему тело удобно как мера

Чувство локтя: почему тело удобно как мера

Научный журналист Майкл Прайс рассказывает о том, в чем сажени и ладони до сих пор могут не уступать метрам

История
Фото: The Business Journals

Если бы вам пришлось определять размеры комнаты без помощи рулетки, вы могли бы пройтись по ее периметру, приставляя пятку к носку и считая свои шаги. Чтобы измерить высоту стены, можно было бы посчитать, сколько уместится ваших ладоней от пола до потолка. Делая так, вы используете давнюю человеческую традицию. Согласно первому в своем роде исследованию, опубликованному в журнале Science, большинство человеческих сообществ во всем мире – а возможно и все – использовали подобные телесные стратегии измерения. Эти неформальные системы могли сохраняться на протяжении столетий после того, как в культуре появлялись стандартизированные единицы измерения, потому что, как утверждают авторы, они часто приводили к более эргономичному дизайну инструментов, одежды и других предметов личного пользования.

«Никто раньше не проводил такого систематизированного кросс-культурного исследования измерений на основе тела, – говорит Стивен Хрисомалис, антрополог-математик из Университета Уэйна. – Оно объединяет огромное количество данных, которые [показывают] не только то, насколько эта практика распространена, но и то, что она имеет тенденцию следовать определенным закономерностям. На самом деле это чрезвычайно важное открытие».

Многие стандартные единицы измерения, как использовавшиеся в прошлом, так и существующие в настоящем, имеют в основе размеры человеческого тела. Еще в 2700 году до нашей эры древние египтяне использовали царский локоть – единицу длины около 53 сантиметров, возникшую, вероятно, из расстояния от локтя до кончика среднего пальца. Другие, до сих пор распространенные единицы – например, фут и сажень (первоначально размах вытянутых рук, стандартизированный сегодня до 1,8 метра) – появились сходным образом.

Хотя стандартизированные единицы измерения часто считаются более совершенными, чем неформальные и основанные на размерах тела, но тело в таком качестве продолжали использовать во многих обществах даже после укоренения стандартизации, отмечает Роопе Кааронен, когнитивист из Хельсинского университета, изучающий эволюцию культуры.

Чтобы выяснить, насколько широко в истории человечества были распространены такие практики, Кааронен и его коллеги в поисках описаний единиц измерения на основе тела изучили этнографические записи 186 культур прошлого и настоящего из базы данных Human Relations Area Files. Эта база является результатом работы международной некоммерческой организации, с 1950-х годов занимающейся сбором и организацией этнографических и антропологических источников.

Команда обнаружила, что в каждой изученной культуре использовались телесные системы измерения – особенно для создания одежды и технических приспособлений. Например, в начале 1900-х годов для карелов традиционным было изготовление лыж длиной в сажень и шесть ладоней. В конце 1800-х годов юпики с побережья Аляски строили байдарки размером в 2,5 сажени, к которым добавлялась кабина длиной с руку, кисть которой была сжата в кулак.

Затем команда рассмотрела часть выборки из 99 культур, которые, согласно широко используемому в антропологии критерию, развивались относительно независимо друг от друга. Сажень, локоть, ладонь были наиболее распространенными телесными единицами измерениями, каждая из которых встречалось примерно в 40% этих культур. Различные общества, видимо, прибегали к таким единицам, потому что, утверждают авторы, они были очень удобны для решения важных повседневных задач – пошива одежды, создания инструментов и оружия, строительства лодок и сооружений. «Подумайте о том, как вы бы измерили веревку, рыболовную сеть или длинный кусок ткани, – говорит Кааронен. – Если бы вы делали это метровой линейкой, это было бы довольно проблематично. Но измерять обвисающие предметы с помощью сажени очень удобно: просто несколько раз вытяните руки, дав веревке зацепиться за кисти. Так что открытое нами использование сажени для измерения веревок, рыболовных сетей и ткани неслучайно».

Он отмечает, что телесные единицы измерения часто приводят и к более эргономичному дизайну, потому что вещи изготавливаются для того человека, который их фактически использует или носит. Кааронен, будучи каякером и столяром, сам изготавливает для себя весла на основе традиционного размера в сажень и локоть. «Я лично готов поручиться за традиционную конструкцию весел, – говорит он. – Они очень эргономичны и функциональны».

Подобные преимущества, по словам команды, могут объяснить, почему меры на основе тела сохранялись так долго. Было установлено, что в каждом исследованном регионе они использовались спустя сотни и даже тысячи лет после введения стандартизированных единиц измерения.

Поскольку в археологических записях редко сохраняются такие неформальные системы мер, а антропологи и этнографы не всегда документируют их наличие или отсутствие, невозможно точно сказать, подчеркивает Кааронен, насколько обычным на протяжении всей истории было использование единиц на основе размеров тела. «Я еще не встречал культуру, о которой мы могли бы однозначно сказать, что она не использовала никаких единиц измерения, основанных на телесных характеристиках», – говорит он.

Дор Абрахамсон, когнитивист из Калифорнийского университета в Беркли, считает анализ и выводы статьи «убедительными». Он добавляет, что это служит своего рода доводом против стремления стандартизировать инструменты и предметы для более удобного их производства. «Поскольку я играю на виолончели, то еще имею представление о существовании “женской виолончели” – инструменте, который немного меньше и, следовательно, подходит для людей меньших размеров, – говорит он. – Но сегодня вы с трудом найдете этот инструмент, словно это мы должны подчиняться машине и приспосабливаться к жестким меркам».

Карен Франсуа, философ математики из Свободного университета Брюсселя, соглашается с тем, что исследование показывает устойчивую значимость измерений на основе тела. «Это важно для человеческих проблем в человеческом масштабе, – говорит она. – Это знание локально, эргономично, технологично, и оно всё еще используется».

Источник

Свежие материалы