€ 99.39
$ 93.27
И на Марсе не будут яблони цвести: скептический взгляд на несостоявшиеся инновации

И на Марсе не будут яблони цвести: скептический взгляд на несостоявшиеся инновации

Ученый Вацлав Смил рассказывает о главной проблеме «общества постфактум» — вере в открытия, которых еще нет

Будущее
Фото: Flickr

При анализе прогнозов будущих технологических прорывов уместен скептицизм. От колоний на Марсе до самоуправляемых автомобилей: история изобретений полна обещаний, которые могут быть исполнены лишь в очень далеком будущем (если вообще будут реализованы). Нам следует найти баланс между долгосрочным стремлением к инновациям и улучшением того, что мы знаем и чем обладаем сегодня.

Во-первых, с каждым крупным, далеко идущим достижением появляются и опасения, а то и откровенно нежелательные последствия, независимо от того, были ли они оценены сразу или стали очевидны лишь со временем. Свинцовый бензин (тетраэтилсвинец), опасность которого была известна с самого начала, и хлорфторуглероды, нежелательные последствия которых были обнаружены лишь спустя десятилетия после их коммерческого внедрения, олицетворяют этот спектр опасений. Во-вторых, если слишком спешить с завоеванием коммерческого первенства или внедрением наиболее удобного, но явно не лучшего из возможных методов, то долгосрочного успеха вы не добьетесь.

В-третьих, невозможно судить об окончательном принятии, общественной пользе и экономической выгоде изобретения пока оно находится на ранних стадиях разработки и коммерческого использования. И уж тем более, пока оно остается, даже после публичного запуска, на экспериментальной или пробной стадии: это стало ясно после быстрого «сворачивания» дирижаблей и сверхзвуковых самолетов. В-четвертых, скептицизм уместен, когда проблема настолько сложна, что даже сочетание настойчивости и обильного финансирования не гарантирует успеха после десятилетий попыток: здесь не найти лучшего примера, чем попытки создать управляемый термоядерный синтез.

Но похоже, что признание реальности, желание скромно учиться на прошлых ошибках и принятие провального опыта находят все меньше откликов в современном обществе, где массы научно неграмотных, а зачастую и удивительно наивных граждан ежедневно подвергаются воздействию не только восторженных сообщений о потенциальных прорывах, но и зачастую сильно преувеличенных заявлений о новых изобретениях. Хуже всего то, что средства массовой информации часто дают заведомо ложные обещания о грядущих фундаментальных или, как принято говорить, «взрывных» переменах, которые «трансформируют» современное общество. К сожалению, не будет большим преувеличением назвать такое положение дел жизнью в обществе постфактум.

Чудеса, которых не было

В свете того, что разного рода дезинформация о прорывных изобретениях (и их вероятной скорости развития и последующего влияния на общество) сегодня очень распространена, любой систематический обзор этого сомнительного жанра был бы и слишком длинным, и утомительным. Вместо этого я отмечу широту таких утверждений: с нереальными сроками и деталями, которые встречаются в огромном диапазоне, от колонизации планет до доступа к нашим мыслям.

В 2017 году нам сообщили, что первая миссия по колонизации Марса отправится в 2022 году,  а за ней последуют масштабные усилия по «терраформированию» планеты для масштабной колонизации людьми. Это была старая и избитая научнофантастическая песня: многие писатели использовали эту тему, но никто не справился с ней лучше, чем Рэй Брэдбери в своих «Марсианских хрониках» в 1950 году.

На противоположном конце этого спектра разрекламированных изобретений находится способ слияния машин с мозгом человека. Нейрокомпьютерный интерфейс (BCI) был предметом многочисленных исследований в течение последних двух десятилетий. В конечном итоге это потребует имплантации миниатюрных электронных устройств непосредственно в мозг для воздействия на определенные группы нейронов (неинвазивный датчик на голове или рядом с ней никогда не сможет быть настолько мощным или точным), а это мероприятие имеет множество очевидных этических и физических опасностей и недостатков. Но никто никогда не узнает об этом, читая восторженные сообщения СМИ о достижениях в этой области.

Это не мое впечатление, а вывод, сделанный в результате детального изучения почти четырех тысяч новостных материалов о нейрокомпьютерном интерфейсе, опубликованных в период с 2010 по 2017 год. Вердикт однозначен: средства массовой информации не только в подавляющем большинстве случаев были настроены благожелательно, но и в значительной степени были заняты нереалистичными рассуждениями, которые, как правило, сильно преувеличивали потенциал нейрокомпьютерного интерфейса («библейские чудеса», «перспективы использования бесконечны»). Более того, четверть всех новостных сообщений содержали чрезвычайно смелые и невероятные утверждения (от «лежа на пляже на восточном побережье Бразилии, управлять роботизированным устройством, перемещающимся по поверхности Марса», до «бессмертие будет достигнуто за считанные десятилетия»).

В свете планов по «трансформации планет» и слияния мозга с компьютером легко поверить во многие сравнительно приземленные достижения, о которых в последние годы вовсю трубили СМИ. В 2010-х годах неоднократно звучали прогнозы об автономных автомобилях: полностью самоуправляемые машины должны были появиться повсеместно к 2020 году, позволив оператору читать или спать во время поездки. Все двигатели внутреннего сгорания, используемые в настоящее время на дорогах, должны были быть заменены электромобилями к 2025 году: этот прогноз был сделан и широко освещен как почти свершившийся факт в 2017 году. Реальность такова: к 2023 году нет полностью автономных автомобилей, менее 2 процентов из 1,4 миллиарда автомобилей в мире на дорогах электрические, но при этом они все равно не «зеленые», так как электроэнергия, необходимая для их работы, в основном вырабатывается за счет сжигания ископаемого топлива. В наше время около 60 процентов всей электроэнергии производится от сжигания угля и природного газа.

К настоящему времени искусственный интеллект должен был бы взять под контроль все медицинские диагнозы. В конце концов, компьютеры уже обыграли не только лучшего в мире шахматиста, но даже лучшего мастера игры в го, так что суперкомпьютеру Watson оснащенному системой искусственного интеллекта от компании IBM, будет не сложнее покончить со всеми врачами-рентгенологами, не так ли? Ответ известен: в январе 2022 года IBM объявила о продаже Watson и выходе из сферы здравоохранения. Видимо, врачи все еще имеют значение! И методы электронной медицины не могут решить даже самую простую задачу: внедрение электронных медицинских карт (EHR) вместо карт, написанных от руки. Согласно опросу, проведенному в 2018 году учеными Стэнфордского медицинского института, 74% опрошенных врачей заявили, что использование электронных медицинских карт увеличивает их рабочую нагрузку, и, что еще важнее, 69% утверждают, что использование этой системы отнимает время от приема пациентов. Кроме того, эта система подвергает частную информацию опасности со стороны хакеров (неоднократные атаки на больницы показывают, как легко вымогать деньги за возобновление работы этих важнейших информационных служб). Плохо продуманный интерфейс вызывает постоянное раздражение. И почему кто-то решил, что каждый врач или медсестра прекрасно владеют машинописными навыками? И что может быть восхитительного в новой модели медицинской помощи, когда врач смотрит на экран, а не на пациента?

Список можно дополнить легкомысленными обещаниями альтернативной жизни (в виде правдоподобных аватаров) в реалистичном трехмерном виртуальном пространстве. Самым ярким свидетельством этого заблуждения является переименование Facebook в Meta (деятельность организации запрещена в РФ) и вера в то, что люди предпочтут жить в электронной метавселенной. Другой очевидный кандидат — CRISPR, новый эффективный метод редактирования генов. В сенсационных публикациях нам говорили, что между этой возможностью и генетически переделанным миром — один шаг. В конце концов, разве китайский ученый уже не начал генетически модифицировать младенцев, пока его не остановили косные бюрократы? Еще один недавний пример — реклама компании Franklin Templeton в 2022 году, в которой задавался вопрос: «Что если выращивать свою одежду было бы так же просто, как напечатать собственный автомобиль?» Очевидно, последний (так и не ставший реальностью) вариант теперь считается образцом простоты. Какое идеальное решение — просто напечатать все это дома, когда в 2022 году даже крупные автопроизводители испытывали трудности с получением достаточного количества материалов и микропроцессоров для своих производственных линий.

Я убежден, что обеспечение всеобщего доступа к уже известным и существующим улучшениям может принести больше пользы большему количеству людей за более короткий период времени, чем чрезмерная концентрация на изобретениях и надежда на то, что они принесут чудесные прорывы. Это не аргумент против решительного стремления к новым изобретениям, а лишь призыв к балансу между поиском потрясающих будущих открытий и внедрением хорошо освоенного, но все еще далеко не повсеместно применяемого понимания свершившихся достижений.

Источник

Свежие материалы