Просто в космос: безопасны ли космолеты Безоса и Брэнсона?

Просто в космос: безопасны ли космолеты Безоса и Брэнсона?

Американские миллиардеры создали простые на первый взгляд космолеты, но в случае с ракетами никогда нельзя быть уверенными на 100%

Будущее Лидерство
Фото: geekwire.com

Основатель Blue Origin Джефф Безос и основатель Virgin Galactic Ричард Брэнсон последние 20 лет работали над созданием и запуском ракет в своих компаниях. Брэнсон уже совершил свой полет на ракетном самолете Virgin Galactic VSS Unity, а Безос планирует достичь предела земной атмосферы 20 июля на ракете New Shepard от Blue Origin.

Космическая гонка богатых парней Безоса и Брэнсона (особняком тут стоит Илон Маск из SpaceX) может убедить других состоятельных космических туристов, что полет на ракете — это интересно и безопасно. Но эксперты отмечают, что подобные путешествия всегда сопряжены с риском, даже если космические аппараты прошли годы испытаний. Рейс Blue Origin будет первым его запуском с пассажирами-людьми, в предыдущих полетах участвовали только манекены. Для Virgin Galactic это второй полет с людьми.

«Везти людей всегда на шаг сложнее, чем лететь без экипажа, потому что вы ответственны за жизнь шести человек, — говорит консультант по космической отрасли из Атланты Лаура Форчик, которая несколько раз участвовала в исследовательских полетах НАСА в условиях невесомости. — У Blue Origin нет причин опасаться, что что-то пойдет не так, но никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Космос — рискованный бизнес».

Суборбитальный полет Blue Origin рассчитан всего на 10–15 минут, и за это время аппарат достигнет высоты, которая позволит Безосу, его брату Марку и еще четырем пассажирам парить в невесомости. Затем капсула вернется на Землю на трех парашютах и приземлится в пустыне Западного Техаса.

Капсула New Shepard от Blue Origin полностью автоматизирована. В ней нет пилота, пассажиры не могут маневрировать или корректировать курс. Единственная их задача — отстегнуть, а затем снова пристегнуть ремни безопасности, чтобы парить в невесомости и смотреть на Землю через массивные окна капсулы.

Представитель Blue Origin отказался отвечать на вопросы Wired о том, какую подготовку пройдут братья Безос перед полетом, и как работают управление и навигация капсулы. Вместо этого нам указали на страницу на их веб-сайте, где говорится, что New Shepard совершил 15 успешных полетов, в том числе три испытания системы аварийного отключения капсулы, которая позволит ей отсоединиться от ракеты в случае, если что-то пойдет не так на стартовой площадке или в воздухе.

VSS Unity от Virgin Galactic больше похож на ракетоплан с крыльями. Полированный хромированный шестиместный аппарат поднимается на высоту около 50 тысяч футов (15 км) на специально построенном двухфюзеляжном самолете под названием WhiteKnightTwo. Ракетоплан выпускается из-под самолета, затем на 60 секунд включаются его двигатели, что позволяет отправиться на границу космоса на высоту 50 миль (80,47 км) и дрейфовать там несколько потрясающих минут. Когда аппарат достигает своей наивысшей точки, задняя его часть складывается, и это дает ему возможность лететь, как волан для бадминтона. Повышенное лобовое сопротивление сохраняет низкую скорость, а сложенная форма обеспечивает правильное положение аппарата. Затем, когда он замедляется, крылья выдвигаются обратно. Космический корабль возвращается в исходное положение и в виде самолета приземляется на взлетно-посадочную полосу — в данном случае на космодром Virgin в Нью-Мексико. Вся поездка занимает около 90 минут от начала до конца, и на борту нет туалета.

Путь Virgin Galactic к запуску людей в космос был совсем не гладким. Unity — второй космический самолет компании SpaceShipTwo. В 2007 году три сотрудника фирмы Scaled Composites, производящей аппараты для Virgin, погибли во время ранних испытаний ракетных двигателей SpaceShipTwo в пустыне Мохаве. Scaled Composites в то время финансировался Брэнсоном.

В 2014 году более поздняя версия SpaceShipTwo развалилась в воздухе, один из пилотов погиб, второй получил серьезные травмы. Федеральные следователи по расследованию авиационных происшествий назвали в качестве важных факторов аварии недостаточные конструктивные меры безопасности, слабый надзор со стороны регулирующих органов и нервное состояние второго пилота, у которого давно не было полетов. Тогда официальные лица Virgin заявили, что внесут изменения в систему, чтобы ни один из пилотов не мог преждевременно выпустить крылья, что, согласно федеральному расследованию, привело к катастрофе.

Несмотря на эти инциденты, Virgin Galactic не сдалась и в конце мая этого года совершила последний — и успешный — пилотируемый полет VSS Unity. В Unity, последней версии SpaceShipTwo, были повышены меры безопасности, включая систему герметизации кабины, которая поддерживает жизнеобеспечение, если что-то случится на любом этапе полета. По словам вице-президента по коммуникациям Virgin Galactic Алеанны Крейн, у космического корабля также есть система эвакуации для экипажа и пассажиров.

Незадолго до взлета Брэнсон и другие пассажиры должны пройти трехдневную подготовку на космодроме Virgin в Нью-Мексико, чтобы ознакомиться с процедурами полета и проверки, добавила тогда Крейн.

Астронавты НАСА говорят, что короткий суборбитальный полет — это не то же самое, что полет на Международную космическую станцию. Аппараты НАСА, такие как списанный сейчас Space Shuttle или новый SpaceX Crew Dragon, зависят от нескольких ракет-носителей, которые выводят их на орбиту, а также от сложных систем жизнеобеспечения, движения, навигации и авионики, которые направляют аппарат. Часть этих систем автоматизирована, части требуется обученный пилот, например, во время стыковки с МКС. По словам астронавта НАСА Дага Херли, который вместе с коллегой Бобом Бенкеном пилотировал первый космический корабль Crew Dragon к МКС в мае 2020 года, два новых коммерческих космических корабля проще по конструкции и эксплуатации.

«Все это непросто, — говорит Херли о полетах человека в космос. — Мы хотим чтобы все эти аппараты, будь то суборбитальный или орбитальный полет, безопасно доставили пассажиров и экипажи обратно. Но, безусловно, любой, кто действительно разбирается в этом деле, хорошо знает, что существует огромная разница между выводом корабля на орбиту и созданием аппарата для суборбитального полета».

По словам Херли, который также совершил два полета на космических шаттлах, снизить риски можно путем тестирования оборудования и обучения экипажа. Хотя частные космические компании не запустили в космос такое количество людей, как НАСА, за последние 10 лет они подвергли свои космические корабли строгим программам испытаний. Херли вспоминает, как Илон Маск приходил к нему перед стартом в прошлом году, чтобы развеять свои опасения. «Он сказал: «Мы сделали все, что могли. Мы просмотрели данные и неоднократно спрашивали всех, даже стажеров в SpaceX, есть ли еще что-нибудь, на что нужно обратить внимание — есть ли что-нибудь еще, что нам нужно сделать, прежде чем посадить парней в этот аппарат», — вспоминает Херли.

Большая разница между Crew Dragon и Space Shuttle заключается в том, что у нового космического корабля есть система эвакуации, которая работает на стартовой площадке и во время взлета. Были времена, когда у экипажа шаттла не было шансов выжить, если что-то пошло не так, как, например, во время взрыва Challenger в 1986 году сразу после старта или разрушения Columbia в 2003 году во время возвращения в атмосферу. «На Crew Dragon я был в большей безопасности, чем на шаттле, — говорит Херли. — Без вопросов».

По словам бывшего астронавта шаттла Гарретта Райсмана, который работал в SpaceX над разработкой капсулы Crew Dragon, космические корабли Virgin Galactic и Blue Origin могут быть еще безопаснее в силу своей простоты. «Когда запускаются двигатели, человек ничего не делает, — говорит Райсман о ракете New Shepard. — Аппарат все время на автопилоте. Они просто наблюдают, а делает все программа».

«Их жизнеобеспечение очень простое и должно работать всего около 10 минут», — продолжает Райсман. В отличие от более продолжительного полета на космическую станцию, в обоих коммерческих суборбитальных космических кораблях «нет оборудования для очистки от углекислого газа или каких-то систем, чтобы перерабатывать сточные воды и превращать их в питьевую воду», добавляет он. «Нет туалета, о работе которого нужно беспокоиться. Нет скафандра, а значит нет нужды задумываться о том, как он будет взаимодействовать с аппаратом».

Чем меньше систем, тем меньше ошибок, соглашается Херли. В то же время оба заявляют, что риски космических полетов не могут быть устранены даже с помощью дублирующих технологических систем, испытаний и обучения экипажа. По мнению Херли, проблемы могут начаться, когда космические полеты станут более рутинными. «Во время первого полета внимание максимальное, но важно сохранить эту бдительность на протяжении всей программы, и на десятом, и на двадцатом полете, — говорит Херли. — Каждый полет важен, потому что в каждом участвуют люди».

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы