€ 70.64
$ 63.84
«Какие ваши доказательства?» 3 мифа об экранном времени

«Какие ваши доказательства?» 3 мифа об экранном времени

Профессор Оксфордского университета Эндрю Прзыбыльски в своей лекции на фестивале Latitude рассказывает, что вред от времени, проводимого за экранами, толком не изучен и не доказан. А вот мифы по этому поводу точно приносят неприятности

Будущее
Фото: TechCrunch

Я расскажу о трех последствиях нашего отношения к экранному времени и о трех видах действий, которые вы можете предпринять, если знаете кого-то, кто не справляется с этой проблемой, — или вы сами с ней не справляетесь.

Миф 1: Экранное время — нечто осязаемое

С философской и теоретической точек зрения мы принимаем модель дуализма, когда говорим о цифровых устройствах. Суть в том, что все мы, многие из нас, родились в этом замечательном аналоговом, органическом мире, где мы смотрим в глаза друг другу, общаемся, учимся, растем и влюбляемся. И затем, в какой-то момент, были изобретены экраны, или что-то новое, связанное с экранами, будь то смартфон, или DVD-плеер, или Napster, или Amiga… Нам дали или продали устройство, с которым мы не знакомы, какой-то новый тип «другой» технологии.

Тем не менее, если вникнуть в эту идею, можно обнаружить, что у людей довольно неоднозначное понимание или определение того, что такое это «другое». Какая часть устройств на самом деле всегда была частью вашей жизни, и, возможно, хорошей или плохой частью? И что это за новая вещь, что это за другое?

Есть много типов взаимодействия с экранами. Есть развитие вашего идеального я, есть общение со сверстниками, хвастовство, влюбленность или что-то еще, а также человеческая игра. Во многих отношениях цифровой мир не такая уж двойственная вещь. То, что мы делаем опосредованно с помощью экранов, не отделено от нас. Разговор об экранном времени, как будто это осязаемая, самостоятельная вещь — это и есть миф, который мы должны разрушить.

Миф 2: измерение экранного времени

Когда мы изучаем экранное время, мы используем модель 1970-х годов. Мы спрашиваем людей, родителей, детей или подростков: «Вспомните последний день, последний месяц, последний год вашей жизни — сколько времени вы провели за экранами? Играя в игры, пытаясь найти любовь, смотря телевизор…»

Скажем, если мы хотим измерить взаимосвязи между приемом пищи и ожирением, физическими упражнениями и фитнесом, мы не спрашиваем — «Вчера, на прошлой неделе, в прошлом месяце, в прошлом году сколько времени вы тратили на еду?» — чтобы затем попытаться соотнести это с каким-то другим результатом, который нас интересует. Тем не менее, изучая экранное время, мы именно так и делаем примерно с 1976 года вплоть до последнего самого страшного заголовка, который вы читали об экранах.

Непонимание, что такое экранное время на самом деле, напрямую влияет на способы измерения. За всеми этими заголовками в 99% случаев скрываются опросники про время приема пищи.

Миф 3: экранное время вызывает проблемы

Я как человек, который тратит огромное количество времени на чтение множества статей и пытается выяснить, как на самом деле проводились исследования, могу поручиться — никто не предоставил доказательств ни вреда, ни пользы экранов. Лучшее, что мы можем сделать — запереть 13 студентов на ночь в лаборатории и оставить их с Instagram или без, а затем измерить, насколько хорошо они спали в лаборатории, и сопоставить экранное время и самооценку, или экранное время и депрессию или настроение. И это соотношение интерпретировать как причинно-следственная связь.

Допустим, есть мысль о том, что поедание мороженого связано с убийствами. Но мы не предполагаем, что продажи мороженого ведут к смерти. Мы могли бы предположить, что наряду с продажами мороженого и значимым увеличением количества убийств, существует третья промежуточная переменная, что-то вроде температуры или жары, когда молодые люди находятся на улице и с большей вероятностью устраивают драки. 

Последствия

Какую цену мы платим за грех высокомерия и лени, когда говорим и думаем об экранах?

Во-первых, существует ряд довольно глупых советов по поводу экранов. В течение 40 лет в Американской академии педиатрии существовало так называемое правило «два на два». Никаких экранов для детей до двух лет и не более двух часов экранов для детей старше двух лет. Этот совет существовал до октября 2016 года, когда они внезапно перестали его давать. Не похоже, чтобы кто-то провел новое исследование или волшебным образом начал меня слушать (я проверил — никто меня не цитировал). Они просто решили, что никто не следует этому совету. Но это не значит, что совет исчез. Если обратиться в австралийское или американское министерство здравоохранения и социальных служб, они все еще ссылаются на него… несмотря на то, что изначально не было никаких доказательств, подтверждающих его, и он был отозван.

В отсутствие доказательств мы предложили кучу глупых советов для родителей, чтобы они бросались на амбразуру в борьбе с экранным временем. Так что «не давайте детям телефоны, пока они не перейдут в 8 класс в школе». На самом деле это то же самое, что уничтожить все веретена в королевстве: подразумевается, что с вами произойдет что-то волшебное, когда вам исполнится 17, 18, 19, что вы каким-то образом станете эффективными, зрелыми, взрослыми пользователями цифровых устройств. Я не думаю, что есть какие-то причины на это надеяться.

Второе последствие того, что мы обходим острые углы, когда думаем об экранах или изучаем их, заключается в том, что мы становимся беззащитными перед людьми, которые могут на этом заработать… людьми, продающими популярные книги и ездящими в промо-туры. (Кстати, за эту презентацию мне не заплатили!) И вот у вас появляются персональные тренеры и репетиторы, няни, которые приходят к вам домой и получают 250 фунтов стерлингов в час, чтобы минимизировать количество экранов. Это называется цифровым минимализмом. Я переживаю по поводу ипотеки, так что не поддерживаю эту идею.

А вот что мне не дает спокойно спать по ночам, так это люди, которые пытаются создать на Западе клиники, которые каким-то образом отражают то, что происходит в Китае и других частях мира. В Китае такого рода лагеря цифрового детокса, которые берут тысячи долларов в месяц, фактически приводят к смертям и самоубийствам.





Есть и третий тип цены, которую мы платим, когда не разбираемся в проблемах с экранами и не задаем критических вопросов. Есть много действительно важных правил, которые необходимо применять в отношении технологических компаний и того, как они взаимодействуют с нашей жизнью и данными, и особенно с молодежью. На практике это привело к каким-то кардинально глупым правилам. Например, в Китае, где больше контролируют корпорации, теперь устанавливают таймеры, дают людям меньше баллов опыта и используют технологию распознавания лиц, чтобы дети не играли в игры в определенное время.

В Соединенных Штатах новые законы, предназначенные для ограничения экранного времени или доступа детей к технологиям, как правило, отменяются, сталкиваясь с судебной системой. Но в Южной Корее вот уже восемь лет действует так называемый «Закон Золушки». С полуночи до 6 утра интернет отключается для пользователей моложе 16 лет. Закон действовал семь лет, прежде чем кто-либо потрудился проверить, работает ли он. Закон, действующий по всей стране, привел к тому, что дети крадут удостоверения своих родителей, отправляются на черный рынок, чтобы использовать подозрительные VPN, которые не охраняют персональную информацию. Как вы думаете, сколько сна сэкономил средний южнокорейский ученик благодаря этому закону? 1 минута и 23 секунды.

Действия

Что мы можем сделать с этим, если нам необходимо позаботиться о молодых людях или о самих себе, говоря или думая об экранах? Прежде всего, нужно быть вовлеченными, проявлять интерес к тому, как мы используем эти формы цифровых технологий. Если экраны кажутся «другими», это действительно возможность проявить больше интереса и любопытства к среде, приложению, технологии. Конечно, это лучше, чем красный предупреждающий клаксон, «опасность, Уилл Робинсон», верно? Ваши чувства и беспокойство или страх перед технологией — это возможность… обратить внимание. Фрейд говорил, что сны — это самый легкий путь к бессознательному. Я бы сказал, что экраны, вероятно, выполняют ту же функцию в психологической жизни молодого поколения. Они предлагают нам еще одну возможность найти взаимосвязи.

Этот совет лучше всего охарактеризовать как «ограничивающее пособничество». Вы задаете определенное количество времени, определенное место, определенное содержание. У всего этого есть то, что психологи называют обратным эффектом. Ограничивая что-то, вы делаете это запретным плодом. Вы действительно хотите, чтобы ваш 13-летний ребенок выбирал между тем, чтобы сказать вам, что с ним случилось что-то страшное в интернете, или лишиться телефона? Вам не нужно создавать условия, при которых, едва палец ноги выходит за границу, вы разбиваете все iPad в доме. Попытайтесь быть вовлеченными, попытайтесь быть любопытными, думайте об этом как о возможности.

Поговорите о правилах, которые вы установили, и о том, кто должен устанавливать правила. Попробуйте сделать три вещи. Устанавливая правило, дайте ему значимое обоснование. Вы знаете своего подростка лучше, чем кто-либо еще во всем мире… Объясните ему, как вы рассуждаете, на его уровне.

Во-вторых, принимайте участие в создании перспективы. Так как дети вряд ли полюбят правила, постарайтесь объяснить, что вы понимаете, почему их влечет к этому занятию, вы понимаете их, понимаете, что это правило просто растаптывает их надежды и мечты.

И третье — то, в чем я постоянно терплю неудачу с нашим пятилетним ребенком… стараюсь не использовать язык управления. Старайтесь не говорить «должен», «обязан». Это звучит как давление, падающее сверху, как метеорит. Это не значит, что не нужно устанавливать правила, это просто говорит о том, что вот этот подросток, у которого в какой-то момент появятся разные девайсы, а вас не будет рядом… нужно, чтобы он принял какие-то из этих правил и сделал их своими.

Когда мы имеем дело с цифровыми игровыми площадками, которые мы не можем контролировать фундаментально и в которых не можем разобраться досконально, потому что эти компании приватизировали детство, мы должны стараться принимать обоснованные решения. Две вещи статистически значимо связаны друг с другом, что для вас ничего не значит. Это ничего не значит даже для меня как ученого или родителя. Вопрос в том, что если у вас есть двое детей, которых нужно уложить спать, прибегнете ли вы к помощи октонавтов, чтобы уложить старшего, а младшему нужно немного больше помощи? Наше исследование показывает, что для большинства детей самый большой возможный эффект часа экранного времени — потерянные три минуты сна. Так что я готов пожертвовать тремя минутами сна, если мой двухлетний ребенок пойдет спокойно спать. Это про информированные компромиссы.

Что, если вы по-прежнему переживаете об экранном времени, и о том, что оно действительно оказывает влияние? Я могу сказать вам, что ребенку нужно проводить от пяти до шести часов в день за девайсами, прежде чем мы сможем увидеть разницу в поведении. Так что, если вам нужна какая-то планка, за которую вы готовы умереть, то я бы установил ее в диапазоне пяти или шести часов экранного времени.

Это не значит, что вы не должны устанавливать правила. Но в заключение хочу сказать, что в экранах нет ничего особенного. Подумайте о лампочке, которая изменила то, как мы спим, как мы работаем, как размножаемся, едим, изменила всю экологию на этой планете. Даже стиральная машина, которая освобождает часы жизни каждый божий день, потому что женщинам не нужно больше постоянно стирать одежду. С технологической точки зрения экраны — это всплеск.

Современные дети и современные взрослые оказывают гораздо больше влияния друг на друга, чем экраны. Это все уже происходило раньше, и все это случится снова. В 2002 году автор Дуглас Адамс предложил набор правил, которые описывают нашу реакцию на технологии:

  1. Все, что есть в мире, когда вы рождаетесь, считается нормальным и обычным явлением и просто естественной частью существования мира.
  2. Все, что изобретено между вашими 15 и 35 годами, считается новым, захватывающим и революционным, и вы, вероятно, сможете сделать в этом карьеру.
  3. Все, что изобретено после ваших 35 лет, противоречит естественному порядку вещей.

И поэтому люди жаловались на то, что дети увлекаются технологиями, цифровыми технологиями, еще до моего рождения. Сейчас мы могли бы поговорить о Fortnite; 18 месяцев назад мы говорили о Pokémon Go, до этого — о World of Warcraft, а до этого — о Dreamcast, а когда в Великобритании был принят первый закон, ограничивающий экранное время, говорили о Space Invaders.

Тут не так много нового, как вы думаете. Если мы зациклимся на экранном времени, вместо того чтобы задавать гораздо более вдумчивые вопросы о том, как эти компании, которые владеют нашими данными, ставят на нас эксперименты, мы упустим возможность привлечь эти компании к ответственности.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш Telegram-канал и следите за лучшими обновлениями и обсуждениями на "Идеономике"

Свежие материалы