€ 75.96
$ 65.58
«Вы только попробуйте»: как принимать важные решения

«Вы только попробуйте»: как принимать важные решения

Как принимать важные решения, объясняет известный венчурный инвестор Брэд Фелд, управляющий директор Foundry Group.

Лидерство
Кадр из фильма "Матрица"

Обдумываете серьезное решение? Сделайте вид, что вы уже приняли решение, и поживите с ним месяц, предлагает известный венчурный инвестор Брэд Фелд, управляющий директор Foundry Group.

Я принял немало серьезных решений в своей жизни, как личных, так и профессиональных. Что касается профессиональных, я придумал к ним особый подход, которым постоянно пользуюсь. Я примеряю на себя решение в течение какого-то времени, и чем важнее решение, тем дольше этот период. Если решение действительно серьезное, то пробный период — 30 дней.

Вот пример. В 2003 году я все больше думал о том, чтобы уйти из фонда Mobius Venture Capital, где я тогда работал. Я сильно устал и совершенно выдохся, меня охватывало разочарование. Хотя я был партнером, я мало участвовал в управлении фирмой. У меня был свой офис и маленькая команда. Я заключал сделки. Я часто летал в Кремниевую долину (где находились все остальные), но в основном мои усилия были сосредоточены на тех компаниях, где я был членом совета директоров и в которые я вкладывал деньги.

В 2001 году весь мой мир взорвался. Лопнул интернет-пузырь, и мой портфель тоже сдулся. Я был членом совета директоров в куче компаний (больше 25), и это было совершенно невозможно. Я не только чувствовал себя жалко на работе, но еще и набрал лишний вес, слишком много пил, постоянно куда-то ездил, так еще мне пришлось участвовать в увольнении нескольких тысяч людей и в закрытии дюжины компаний.

Потом случилось 11 сентября. Я был в Нью-Йорке, далеко от места событий, но в этот день у меня случился новый приступ депрессии. Вернувшись домой в Болдер на следующий день, я отказался от поездок до конца года.

Эта депрессия через три месяца закончилась, но остальная дрянь продолжалась и в 2002 году, когда большинство венчурных инвесторов и интернет-компаний столкнулись с масштабным коллапсом. В середине 2002 года у меня дела начали налаживаться, но в Mobius все было хуже и хуже. 

В начале 2003 года я задумался о том, чтобы уйти из фонда. Я старался помогать фирме и другим партнерам, но мне не нравилось, как фонд работает. Я считал, что там слишком много сотрудников, что мы не признаем реальность наших проблем, и что мы принимаем много неправильных решений, лишь бы отложить неизбежные последствия краха доткомов.

Однажды утром в 2003 году я проснулся и решил каждый день в течение некоторого времени делать вид, что я уволился из Mobius. Я позволил себе думать об этом дважды в день — когда я просыпался и когда ложился спать. Днем я работал как проклятый, но дважды в день обдумывал, как еще могла бы выглядеть моя профессиональная жизнь.

В эти моменты я записывал то, что приносило мне облегчение. В конце дня я стал записывать все, что мне не нравилось в Mobius, а по утрам прочищал сознание, притворяясь, что мне не предстоит ничего делать в этот день, и потом мчался в бой и брался за все, что мне надо было реально сделать. И как минимум раз в неделю я делился своими мыслями с женой.

И картина для меня прояснилась. Проблема была не в том, что мне не нравилась работа, хотя по большей части она была не такой уж приятной. Я чувствовал серьезную ответственность за Mobius, потому что я тоже участвовал в создании тех проблем, с которыми столкнулся фонд. Я чувствовал, что обязан многим людям — предпринимателям, в которых мы вложились, нашим вкладчикам и всем сотрудникам Mobius. Но мне казалось, что я не участвую в принятии важных решений, которые помогут нам выбраться из ямы.

Прошло 30 дней, и у меня возникло четкое понимание, что уход из фирмы — это неверное решение. Наоборот, мне нужно было еще глубже погрузиться в работу и принять ответственность за всю фирму, а не только за свой кусочек бизнеса. Не принимать на себя все дела, но стараться вовсю, чтобы положение дел изменилось.

В марте 2003 года это началось. 2003-2006 годы стали невероятно трудными, но я вспоминаю этот период с удовлетворением: нам удалось стабилизировать Mobius. И благодаря этой работе я узнал кучу всего об управлении венчурными фондами. Мы вместе с моим партнером Джейсоном по-прежнему управляем остатками того портфеля (активы на несколько сотен миллионов), потому что это честно и правильно по отношению к нашим вкладчикам.

И я смог принять правильное решение только благодаря тому, что дал себе 30 дней на его обдумывание и на осмысление разных вариантов. Я много раз с тех пор использовал этот подход, как в серьезных случаях, так и в менее важных, и он всегда мне помогал.

Оригинал

Интересная статья? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

Подписывайтесь на "Идеономику" в соцсетях: Яндекс.Дзен, Telegram, Facebook, ВКонтакте

Свежие материалы