€ 99.61
$ 93.43
Правее всех правшей: кто будет править новым миром

Правее всех правшей: кто будет править новым миром

Социальный антрополог Кирстен Белл рассказывает о том, как цифровые технологии дали фору левшам, но, возможно, ненадолго

Будущее
Фото: Andreas Hummel/Flickr

Какую роль в мире компьютеров, мобильных телефонов, автоматических дверей, беспилотных автомобилей и устройств с голосовым управлением (не говоря уже о полностью виртуальной среде, предлагаемой IT-гигантами) играет доминирование той или иной руки?

Хотя эта характеристика уникальна для человека и наших прямых предков, проблема в том, что мы до сих пор до конца не понимаем, что является движущей силой такого доминирования. Особенно если учесть, что наши ближайшие ныне живущие родственники-приматы подобных устойчивых предпочтений не проявляют.

Важной частью исторического развития данного предпочтения, безусловно, являются технологии. О том, что наши ближайшие предки-гоминиды были преимущественно правшами, мы узнали именно благодаря изучению их инструментов. Фактически это выглядит так, что само использование орудий стало отчасти той движущей силой, что определила доминирующую руку. Исследования приматов, не относящихся к гоминидам, показывают, что при использовании инструментов – особенно требующих точного захвата, – предпочтение той или иной руки становится более устойчивым. Есть веские основания полагать, что закрепление праворукости произошло у неандертальцев, о чем свидетельствует асимметрия в их скелетных останках.

Однако, несмотря на насыщенность нынешнего образа жизни технологиями, характер которых за последние 50 лет радикально изменился, это мало сказалось на привычной праворукости. Если людей спросить о том, какая рука у них ведущая, большинство укажут на ту, которой они пишут. Проблема в том, что это очень слабый показатель, особенно если учесть культурные предрассудки, касающиеся левой руки и сказывающиеся на практике письма во всем мире. Данная проблема усугубляется еще и тем, что основным показателем доминирующей руки является деятельность, которой многие сейчас практически не занимаются.

Хотя научные способы определения доминирующей руки более сложны, современным стандартом является модифицированная версия Эдинбургского опросника для определения ведущей руки, разработанного в 1971 году шотландским психологом-экспериментатором Ричардом Чарльзом Олдфилдом. Первоначальный его вариант оценивал право- или леворукость участников на основе того, какую руку они использовали для 20 видов деятельности: для письма, рисования, метания, использования ножниц, расчески, зубной щетки, ножа без вилки и с вилкой, ложки, молотка, отвертки, теннисной ракетки, крикетной биты, клюшки для гольфа, метлы, грабель, для зажигания спички, открывания коробки, раздачи карт и вдевания нитки в иголку.

Возможно, в 1971 году этот список имел смысл, но не для представителей всех наций. Спустя полвека предметы, более обусловленные культурой, из перечня исчезли, но при этом среди перечисленных в нем действий практически нет тех, что мы выполняем ежедневно – кроме (очень надеюсь) использования зубной щетки и ложки. Вместо этого многие из наших сегодняшних наиболее частых действий требуют использования обеих рук.

Возможно, основным исключением является компьютерная мышь. Но, как известно любому левше, используемая для управления ею рука – плохой показатель леворукости, потому что многие из нас научились это делать правой рукой. И я в свою очередь – хотя, согласно Эдинбургскому опроснику, имею левую руку доминирующей – предпочитаю мышь для правшей, потому что на первых компьютерах MAC, с которыми столкнулся еще в конце 80-х, она была настроена так изначально. На самом деле, я думаю, что в нынешнем цифровом мире левши имеют явное преимущество, потому что нам пришлось развивать мелкую моторику недоминирующей руки – попробуйте левой рукой открыть банку обычным консервным ножом, и вы поймете, о чем я.

Преимущество левшей закрепляет даже сама QWERTY-клавиатура. Ее раскладка, несмотря на повсеместное распространение, достаточно неудобна – на левой стороне букв больше, чем на правой. То есть 57 процентов текста набирается рукой, не основной для большинства населения. И это было одним из ключевых пунктов ее критики Августом Двораком, создавшим клавиатуру Дворака как главного конкурента QWERTY-клавиатуры. Преобладание последней, несмотря на ее неудобность для большинства, – хороший пример необратимости однажды введенных стандартов. По мнению Яна Нойеса, эксперта по эргономике из Бристольского университета, оставить функциональную, хотя и неоптимальную клавиатуру, оказалось дешевле и проще, чем переучивать людей, привыкших к ее особенностям.

Если учесть совместную эволюцию технологий и доминирующей руки, вполне логично, что по мере развития первого будет меняться и второе. Это не означает, что наша биологическая склонность к праворукости обязательно исчезнет, или что леворукость станет в будущем более распространенной. Нет, я предсказываю, что культурные модели, препятствующие развитию левой руки, исчезнут – и миром будут править люди, обладающие функциональной амбидекстрией. Французский социолог Роберт Герц более века назад отмечал, что «нет необходимости отрицать существование органических тенденций к асимметрии; но… неявной предрасположенности к праворукости, которая, по-видимому, распространена среди всего человеческого рода, было бы недостаточно, чтобы вызвать абсолютное преобладание правой руки, если бы это не подкреплялось и не фиксировалось внешними для организма влияниями».

Развитие цифровых технологий подсказывает, что Герц, видимо, был прав. Так, исследование ввода текста одной рукой среди правшей показало, что те, кто предпочитал использовать для этого левую руку (вероятно, из-за желания держать телефон в доминирующей руке), делали это столь же ловко, как и те, кто использовал правую руку. Судя по всему, и левши, и правши становятся более искусными в использовании своей недоминирующей руки, если для этого мотивированы извне, что, похоже, и обеспечивают цифровые технологии с их безразличием к естественной асимметрии.

Кажется очевидным, что цифровые технологии, всё чаще требующие мелкой моторики обеих рук, влияют на умение ими управлять. Дальнейшие исследования, безусловно, нужны, но основные вопросы – в каком объеме и в каком направлении. И хотя я предсказываю, что будущее принадлежит амбидекстрам, тем временем мы, левши, можем насладиться знанием того, что с глобальным господством QWERTY-клавиатуры и нашими отличными двигательными навыками у недоминирующей руки мы хотя бы на какое-то время, наконец, будем правее всех правшей.

Источник

Свежие материалы