Фальшивые правила: элитные фирмы выбирают элитных студентов

Фальшивые правила: элитные фирмы выбирают элитных студентов

Писатель и предприниматель Скотт Янг рассуждает о выводах социолога Лорен Риверы, автора книги «Родословная»

Лидерство
Кадр из фильма "Нас приняли!"

«Родословная» — это книга, открывающая глаза. Автор и социолог Лорен Ривера исследует практику подбора персонала в элитных юридических, банковских и консалтинговых фирмах. Тревожный портрет Риверы предоставляет много аргументов для тех, кто утверждает, что меритократия — это миф. В частности, Ривера считает:

  • Альма-матер имеет огромное значение. Элитные фирмы выбирают из «основных» и «целевых» школ. Их студентов напористо обхаживают. Вы сможете пробиться куда-то, если входите в число лучших на курсе. Всем остальным можно и не пытаться.
  • Дополнительные занятия имеют большее значение, чем оценки. Фирмы ищут кандидатов с интересным и впечатляющим досугом. Студенты с высокими оценками, которые слишком много учились и были «ботаниками», как правило, оказываются за бортом. Работа на стороне для оплаты колледжа также наказывалась, поскольку не демонстрировала «внутренней» мотивации.
  • Фирмы отдают приоритет «соответствию». Под этим понимается способность новых сотрудников плавно интегрироваться в корпоративную культуру. На практике же это означает, что в культурном и социальном плане кандидаты похожи на человека, который проводит собеседование.
  • К меньшинствам предъявлялись более высокие требования. Мужчины часто получали поблажки за ошибки в математике. У женщин же это считалось доказательством низких способностей. Чернокожим кандидатам часто отказывали из-за отсутствия лоска, но такое же поведение белых кандидатов считали поправимым с помощью наставничества. Стереотипы действуют в обоих направлениях. Например, драматические истории «из грязи в князи» становятся коммерческим аргументом. Но если результаты работы кандидатов из числа меньшинств активируют негативный стереотип, это приводит к немедленному отказу.
  • Владение тонкими классовыми сигналами крайне важно. Многие качества требовали от кандидатов соблюдения тонкого и трудноуловимого баланса между двумя крайностями. Им не следовало быть ни высокомерными, ни кроткими. Они должны быть активными собеседниками, но при этом не перекрикивать интервьюера.

Лорен Ривера приходит к выводу, что прием на работу больше зависит от класса, чем от когнитивных навыков. Элитность добавляет вес, чтобы склонить чашу в свою сторону. Все остальные остаются в стороне. И все это подается как простое нейтральное стремление найти лучших.

Понимание правил игры

Этот портрет отражал мой собственный опыт посещения неэлитной бизнес-школы.

Я вырос в небольшом городке. Мои родители были учителями, так что мы не принадлежали к рабочему классу, в отличие от большинства моих друзей. 

Я выбрал местный университет, в котором учились мои родители. Я не утруждал себя подачей документов в далекие элитные школы. Я не знал никого, кто бы это делал, и я полагал, что везде учат одному и тому же.

Рекрутеры, которых изучала Ривера, приравнивали такой выбор к моральному поражению. Они считали, что студенты всегда идут в лучшую из возможных школ, потому что таковы правила игры. Нежелание посещать лучшую из возможных школ всегда считалось признаком либо недостаточных способностей, либо небольших амбиций, либо и того, и другого вместе.

Поступив в университет, я начал посещать бизнес-школу. Я наивно полагал, что это поможет открыть свое дело, даже не смотря на то, что большинство занятий рассчитано на руководителей среднего звена.

Опять же, я допустил ошибку, которую Ривера связывает с рабочими классами. Она  предполагает, что образование — это получение знаний, а не показатель интеллектуальной и классовой родословной.

В бизнес-школе я стал свидетелем ослабленной версии классовых знаков, которые описывает Ривера. Многие внеклассные мероприятия считались более важными, чем собственно занятия, и я чаще слушал споры о пошиве одежды, чем об академических дисциплинах. Обсуждалось, что носят студенты, и те студенты (обычно менее обеспеченные), которые ходили в плохо сидящих костюмах или неправильно комбинировали галстук и рубашку, подвергались насмешкам.

Это не значит, что я жалуюсь на студенческий опыт. Я весело провел время в университете, да и последующие события были неплохими. И все же описание Риверы показалось мне удивительно знакомым.

Насколько важны навыки для успеха?

Учитывая, что моя личная история подтверждает рассказ Риверы, почему я настаиваю, что обучение — это путь к карьерному росту? Рекрутеры Риверы не придавали большое значение владению учебными материалами. Казалось, элитные дипломы и досуг высшего класса значили куда больше.

Тем не менее, есть несколько способов сохранить роль приобретенного мастерства:

  • Рекрутеры игнорировали оценки, потому что студенты уже преодолели высокую планку и попали в университеты, из которых они набирали кандидатов. Как только вы занимаете первое место на курсе, дальнейшие успехи в учебе становятся не так важны. Как сказал один рекрутер по поводу работы, которую студенты выполняли в этих фирмах, «это же не ракетостроение».
  • Профессиональные услуги больше зависят от социальных навыков, чем от технических. Было бы интригующе связать рассказ Риверы с подбором персонала в элитных инженерных фирмах. Я подозреваю, что овладение навыками более важно в инженерном деле просто потому, что навыки, необходимые для превосходной работы, намного сложнее приобрести исключительно на работе.
  • Академические знания переоцениваются. Одним навыкам лучше всего учиться в образовательных учреждениях, но другие следует освоить на практике. Отчасти это связано с тем, что последние весьма специфичны и варьируются от одной работы к другой. Кроме того, навыки влияют друг на друга. В этих случаях требуется реальный опыт работы, а академические симуляции несут ограниченную пользу.

Элитные фирмы по оказанию профессиональных услуг действуют по тем же принципам, что и элитные сумочки. Клиенты платят непомерные гонорары юристам-первокурсникам не потому, что они блестящие теоретики права, а потому, что они несут престиж благодаря элитному образованию и принадлежности к высшему классу.

Какой бы ни была приятной на ощупь кожа, из которой Hermés делает сумки, она не стоит десятки тысяч долларов. И не благодаря приобретенным когнитивным способностям студенты оказываются высокооплачиваемыми специалистами в элитных фирмах. При этом ошибочно делать вывод, что свойства материала вовсе не имеют значения для компаний, производящих одежду, или что навыки не важны для всех работодателей.

Почему важны навыки?

Несмотря на эти замечания, Ривера говорит и о важности навыков:

  • Навыки и сигналы взаимосвязаны. Работодатели не увидят производственный потенциал сотрудника, пока не наймут и не обучат его. Вместо этого они полагаются на доверенных лиц: учетные данные, кейсы для собеседований и профессиональную шлифовку. Улучшение профессиональной деятельности заключается не только в приобретении новых навыков, но и в поиске эффективных способов их демонстрации.
  • Успех на собеседовании и в реальной работе на удивление мало пересекаются. Большинство стратегий найма неформальны и неточны. Бесчисленные исследования свидетельствуют об относительной бесполезности собеседования для прогнозирования потенциала работника. Работодатели думают, что они распознают талант, но они обманывают самих себя.
  • Культурное ноу-хау имеет большее значение, чем вы думаете. Разобраться в «правилах игры» сложно — они редко озвучиваются, а лучшие игроки считают их очевидными. Но раннее понимание правил приносит огромные дивиденды. Ривера вспоминает одну звездную кандидатку, которая не понимала, насколько важны факультативные занятия в американском рекрутинге. Посещение очных групп на последних курсах не считалось обязательным требованием, которое сигнализировало о внутренней мотивации для рекрутеров. Она не получила работу.

Все это говорит о том, что навыки нужно рассматривать в соответствующем контексте. Вам нужны веские причины, чтобы придать определенному навыку особое значение, прежде чем использовать его в карьере. Знание правил игры помогает принять решение, окупятся ли инвестиции в навыки.

Неуместность несправедливости

Предполагаемая реакция на книгу Риверы — озабоченность, пессимизм и даже отвращение. Трудно читать, не чувствуя, что игра сфальсифицирована, и нам всем было бы лучше, если бы люди не имели к ней никакого отношения. Конечно, она не вдохновила меня искать работу в банковской сфере.

Но это чувство немного не в тему. В каждой области есть структуры успеха и привратники, которые ограничивают к ним доступ. Одни навыки всегда будут иметь значение, а другие нет. Скрытые правила игры считаются очевидными для тех, кто преуспевает, но плохо понятны тем, кто находится вне игры. Если вы хотите играть, сначала изучите правила.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы