Тоска по детству: как возникают культы

Тоска по детству: как возникают культы

Психолог и преподаватель Университета Лидса Стив Тейлор рассказывает, как детское чувство защищенности приводит к одержимости харизматичными лидерами

Лидерство
Кадр из сериала Legion

Я с любовью вспоминаю свое раннее детство, в числе прочего, из-за ощущения, что родители полностью контролируют мир. Я чувствовал, что они могут защитить меня, обеспечить и взять на себя ответственность за мою жизнь. Я был уверен, что они решат любые проблемы, которые могут возникнуть. Если я чего-то не понимал, я был уверен, что они мне объяснят. Мне было не о чем беспокоиться. Я мог ходить в школу, играть и веселиться, а они заботились обо всем остальном.

Также я помню разочарование, которое испытал, став немного старше, может быть, в 11 или 12 лет. Я начал понимать, что мои родители не такие всесильные и всезнающие, как я думал. Однажды я задал отцу вопрос по школьной домашней работе и был удивлен, когда он не смог мне помочь. Я начал понимать, что отец на самом деле был очень тревожным человеком и постоянно переживал из-за самых незначительных вещей. Но к тому моменту я начал чувствовать себя независимым, поэтому мне не так уже нужна была их защита.

Для многих эта фаза раннего детства представляет собой идеал, к которому они стремятся вернуться (как минимум подсознательно). Как замечательно было бы иметь могущественных родителей, которые берут на себя ответственность за нашу жизнь, защищают от мира и дают ответы на все наши вопросы.

Культовые лидеры и развращенные гуру

Отчасти из-за стремления вернуться к этому идеальному состоянию некоторых людей привлекают харизматичные культовые лидеры и разного рода «гуру». Хотя многие люди ищут гуру, добиваясь духовного развития, некоторых других мотивируют менее здоровые импульсы. На самом деле они ищут не просветления, а детского состояния безоговорочной преданности и отсутствия ответственности. Они хотят отказаться от ответственности за свою жизнь и передать ее гуру или лидеру. Им не о чем беспокоиться, потому что лидер направит их куда надо. Им не нужно думать самостоятельно, потому что лидер знает все ответы. Им не нужно ни за что бороться в жизни, они могут просто наслаждаться любовью и защитой, как в детстве с родителями. Я называю этот импульс «синдромом отречения».

Это гуру и харизматики могут легко эксплуатировать. Некоторые наставники — мудрые и альтруистические люди, которые действительно хотят делиться своими духовными взглядами. Но, к сожалению, есть масса историй об экспертах, которые ведут себя аморально и злоупотребляют доверием и лояльностью своих последователей. Бывают такие, кто начинает с хорошими намерениями, но в конечном итоге теряет моральный компас.

Отчасти проблема заключается в том, что, когда люди передают свою жизнь в руки гуру или культового лидера, они не могут поверить во что-либо негативное о них. Когда гуру поступает безнравственно, его последователи объясняют такое поведение своего рода «божественной игрой» или проверкой. Они уверены, что в действиях наставников есть рациональная духовная причина. Точно так же ведут себя маленькие дети — они не могут поверить чему-либо негативному в отношении своих родителей. Сторонники не признают, что гуру несовершенен, потому что не хотят отказываться от чувства защиты и безопасности, которое он им дает. Они не хотят брать на себя ответственность за свою жизнь.

Авторитарные лидеры и политические культы

Есть еще одна сфера, в которой синдром отречения проявляется более широко и опасно: политика. Из-за инстинкта поклонения могущественной родительской фигуре — или подсознательного импульса вернуться к состоянию детской свободы от ответственности — люди попадают под влияние харизматичных авторитарных лидеров. Лидер может действовать столь же ужасно, как продажный гуру, и демонстрировать некомпетентность и невежество, но если люди последовали за ним (обычно речь о мужчинах), они уже не отказываются от своей преданности.

Это объясняет, почему многие самые жестокие диктаторы мира пользовались массовой поддержкой. Перед Второй мировой войной Адольфа Гитлера боготворило большинство немцев; они видели в нем непогрешимую фигуру, олицетворяющую судьбу всей страны. Сталину, Муссолини и Мао тоже поклонялись, несмотря на их очевидную жестокость.

Конечно, миф об их непогрешимости активно пропагандировался. Каждый авторитарный лидер (и его сторонники) инстинктивно осознает синдром отречения и пользуется им. Формирование «культа личности» — прямая попытка апеллировать к инстинкту отречения. Представления о «великом лидере» играют на инстинктивном желании людей вернуться к детскому состоянию безответственности. Лидер становится всеведущим и всемогущим отцом, который берет на себя ответственность за нашу жизнь.

В случае коррумпированных гуру существует негласный «договор» о том, что нарциссическому человеку (гуру) нужны почитатели, а его ученикам нужно кому-то поклоняться. Точно так же в случае политического лидера нарцисс или психопат наслаждается своей властью и обожанием, а большая группа людей наслаждается чувством защиты со стороны влиятельного «отца».

В политике синдром отречения особенно вероятен во времена невзгод и неопределенности. Как дети, когда чувствуют себя незащищенными, крепче вцепляются в родителей, так и взрослые становятся более уязвимыми перед отцовскими призывами диктаторов, когда вокруг небезопасно. Поэтому во времена потрясений и травм люди более подвержены влиянию гуру и культов.

Популярность Дональда Трампа

Весьма соблазнительно применить «синдром отречения» к Дональду Трампу. Возможно, это объясняет его привлекательность для значительной части американского электората. Те, кто описывает поддержку Трампа как «культ личности», правы в том смысле, что он ведет себя как нарциссический гуру, жаждущий обожания своих учеников. В свою очередь, он дает своим последователям иллюзию ответственности и контроля. Несмотря на его внешне нарциссическую личность, сторонники Трампа считают, что он искренне заботится об их интересах, любит их и страну. Как и в случае с продажными гуру, не имеет значения, насколько некомпетентно он действует или насколько аморально себя ведет — ничто не повлияет на их преданность. Его последователи либо находят объяснения, либо отрицают его некомпетентность и коррупцию, чтобы сохранить этот имидж безупречного отца.

Трамп, вероятно, был прав, говоря: «Я могу встать посреди Пятой авеню и застрелить кого-нибудь, и я не потеряю ни одного избирателя». Несомненно, его сторонники найдут способ оправдать этот поступок точно так же, как ученики гуру пытаются объяснить его вспышки насилия, его сексуальную распущенность или то, что он владеет десятками дорогих автомобилей и домов. Это помогает объяснить, почему популярность Трампа остается стабильной на протяжении всего его президентства. Особенно сейчас, в разгар экономических трудностей и неопределенности, многие американцы не хотят отказываться от иллюзии родительской заботы и контроля.

Синдром отречения никогда не приводит ни к чему хорошему. В некоторых случаях развращенность гуру или лидера достигает такой крайности, что вмешиваются внешние силы. Иногда последователи все-таки приходят в себя и выступают против нарушения их прав. В худшем случае нарциссические или психопатические импульсы лидера или гуру выливаются в насилие и разрушение.

Источник

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Свежие материалы