€ 74.20
$ 65.63
Салман Хан: Вернем миру любопытство!

Салман Хан: Вернем миру любопытство!

Создатель Khan Academy делится своими главными принципами.

БудущееЛидерство

Знаменитый предприниматель и основатель онлайн-университета Khan Academy рассказал HBR о том, чего он хочет добиться своим проектом, и о будущем образования. Мы выбрали несколько самых интересных фрагментов, целиком же интервью читайте на HBR.org.

О новой модели образования

В традиционной академической модели вы пассивны. Учитель пытается транслировать вам знание; что-то прилипает, что-то не задерживается. Это неэффективно, а что еще хуже, это задает установку: «Вы должны учить меня». И когда вы одни, вы думаете: «Я не могу ничего выучить сам». Вы должны думать: «Какая информация и какие люди есть в моем распоряжении? Какие вопросы я должен задавать? Как мне оценить, действительно ли я все понял?» Khan Academy устроена так, чтобы дать студентам этот контроль. А еще традиционная модель образования успешно убивает в людях любопытство. Khan Academy дает пространство. Хотите погрузиться глубже? Вперед.

О бизнес-образовании

Многие корпорации, обучая людей, воссоздают классные комнаты. Они создают корпоративные университеты, люди должны отвлечься от работы и слушать лекции. Но информация и сертификаты, получаемые на этих курсах, не так уж полезны. Когда мы нанимаем людей в Khan Academy, мы смотрим на баллы в аттестате и на специальность. Но больше всего мы интересуемся тем, что вы смогли сделать. Покажите нам софт, который вы разработали. Нам также нужно понять, как вы работаете с людьми, как вы руководите, что о вас думают ваши коллеги.

О подходе к людям

Когда учитель говорит с вами свысока, вы чувствуете себя приниженным. Я к этому очень чувствителен, как подтвердит вам моя жена. Как только кто-то говорит чуть повышенным тоном, я сразу порываюсь сказать: «Эй, не говори со мной так!» Так что когда я выступаю с лекцией, 10-15% моего сознания заняты мыслью: «Сал, не выглядишь ли ты высокомерно? Не унижаешь ли ты людей, не звучишь ли как сноб?»

И еще я всегда был заинтересован в том, чтобы реально понять суть. Когда закладываешь прочную основу, потом все ложится на нее гораздо легче. Я не говорю: «Запомните эту формулу». Я говорю: «Вот как мой мозг воспринимает это». Я стараюсь сделать свой процесс мышления очень прозрачным; если я рассказываю об алгебре или финансовых расчетах, я не боюсь напомнить себе о простейшей арифметике.

О том, как относиться к критике

Нужно понять, что в ней осмысленно и конструктивно, а что нет. Когда кто-то присылает нам письмо или пишет пост о том, что у нас, по их мнению, неправильно или бесполезно, и оказывается прав, мы переделываем видео или добавляем примечания. Это одно из преимуществ онлайн-формы над традиционными учебниками: очень быстрый редакторский цикл, не нужно ждать нового издания, чтобы что-то исправить.

О том, убьет ли онлайн-образование университеты

Будет ли дальше существовать Khan Academy или нет, мир, в котором бизнес-модели основаны на взимании платы за информацию — да еще и не новую информацию, а достижения науки 300-летней давности — уходит в прошлое. Я думаю, издатели это понимают и видят новые возможности. У них уже есть огромные сети дистрибуции и контакты с университетами по всему миру. Если они превратят эти университеты в своих постоянных пользователей и будут готовить для них адаптированные материалы, рынок это оценит. Не до конца ясно, как этот контент монетизировать, особенно когда есть мы, кто говорит, что доступ к образованию — право человека. Но эта модель уже очевидна.

О том, может ли Khan Academy существовать без самого Хана

Два года назад это было бы невозможно. Даже сейчас пресса очень много говорит о том, как я учил своих кузенов и записывал видео. Но все это меняется, потому что люди видят нашу интерактивную платформу, над которой, очевидно, работали другие люди, не я. Мы подключаем к проекту других создателей контента, и я надеюсь, что буду и дальше оставаться проповедником того, что мы делаем. Но если, не дай боже, меня собьет автобус, Khan Academy выживет. У нас большая скамейка запасных. Я наименее впечатляющий человек в нашей организации.

Об уроках работы с Биллом Гейтсом и Карлосом Слимом

Хоть они и сидят на тронах своих империй, они глубоко проникают в суть дела и стараются сами понять, о чем речь. Они очень практичные люди и невероятно любопытные. Когда мы познакомились с Карлосом Слимом, мы четыре часа сидели и обсуждали, какие цивилизации могли существовать в предыдущие межледниковые периоды. Эти люди — большие мыслители. Когда я увидел это, у меня появилось достаточно уверенности, чтобы самому погружаться в фантастические, бредовые мечты. Это необходимо, чтобы какие-то ваши идеи становились реальностью.

О том, как установить грань между работой и личной жизнью

Я провожу эту грань твердо. Уикенды — это для семьи. Я не прикасаюсь к компьютеру, если не возникло какой-то совсем чрезвычайной ситуации. Когда я возвращаюсь в понедельник в офис, я свеж и продуктивен. То же касается вечера. Бывало, я выступал где-то с лекцией, а в какой-то момент говорил: «Теперь мне надо поехать искупать детей». Все были в шоке. Но если я не могу поужинать с детьми, искупать их, почитать им книгу на ночь, то в моей жизни что-то неправильно.

Оригинал поста — hbr.org/2014/01/salman-khan/ar/1

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать на почту еженедельный newsletter с анонсами лучших материалов «Идеономики» и других СМИ и блогов.

Понравилась статья? Подписывайтесь на Дзен-канал Идеономики, чтобы поддержать нас и следить за лучшими материалами

Свежие материалы