€ 75.11
$ 66.36
Английский с нуля: в каком возрасте лучше начинать изучение языков

Английский с нуля: в каком возрасте лучше начинать изучение языков

Вопреки расхожему мнению, ученые утверждают, что взрослые добиваются больших успехов в изучении иностранных языков, нежели дети

Саморазвитие
Фото: Schools Week

Активное осеннее утро в двуязычном — испано-английском — детском саду на севере Лондона. Родители помогают своим малышам снять велосипедные шлемы и курточки. Учителя встречают детей объятьями и радостным «Буэнос диас!» На детской площадке маленькая девочка просит, чтобы ей заплели «колету» («косички» по-испански), затем запускает мяч и кричит «Лови!» на английском.

«В этом возрасте дети не учат язык — они его впитывают», — говорит директор детского сада Кармен Рамперсад. Кажется, это объясняет завидную легкость маленьких полиглотов вокруг нее. Для многих детей испанский — третий или даже четвертый язык. Среди их родных языков хорватский, иврит, корейский и голландский.

А теперь сравните это с усилиями, которые тратит средний взрослый в языковом классе. Сам собой напрашивается вывод, что лучше начинать изучение иностранного языка в детстве.

Но у науки гораздо более сложный взгляд на то, как развиваются наши отношения с языками на протяжении всей жизни — и многое из этого обнадеживает тех, кто начинает обучение поздно.

Если не вдаваться в детали, то разные жизненные этапы дают нам разные преимущества в изучении языка. У младенцев лучший слух на разные звуки, дошкольники с легкостью воспринимают произношение на родном языке. Взрослые же умеют дольше концентрироваться и обладают важными навыками, такими как грамотность, которые позволяют нам постоянно расширять словарь — даже на родном языке.

И на то, на каком количестве языков мы говорим и насколько хорошо может повлиять множество факторов, помимо старения – социальные обстоятельства, методы обучения и даже любовь и дружба.

«Не все с возрастом идет на спад», — говорит Антонелла Сорас, профессор эволюционной лингвистики и директор Центра билингвизма в Университете Эдинбурга.

Она приводит пример того, что называется «явным обучением»: изучение языка в классе с преподавателем, объясняющим правила. «Маленьким детям очень плохо дается явное обучение, потому что у них нет когнитивного контроля, внимания и возможностей памяти, — говорит Сорас. — У взрослых с этим гораздо лучше. Что-то с возрастом все-таки улучшается».

Исследование, проведенное в Израиле, показало, например, что взрослые лучше понимают искусственное языковое правило и применяют его к новым словам в лабораторных условиях. Ученые сравнили три отдельные группы: 8-летних и 12-летних детей, а также взрослых молодых людей. Взрослые показали лучшие результаты, чем обе группы детей, а 12-летние — лучше, чем более младшие дети.

Это исследование подтверждает результаты долгосрочного изучения почти 2 тысяч каталонско-испанских билингвов, изучающих английский язык: те, кто начал учить язык позже, выучил его быстрее, чем те, кто начал раньше.

Исследователи в Израиле предположили, что старшим участникам принесли пользу навыки, которые приходят со зрелостью, – например, более продвинутые стратегии решения проблем, – и более богатый лингвистический опыт. Другими словами, старшие ученики, как правило, уже много знают о себе и мире и могут использовать эти знания для обработки новой информации.

Младшим детям хорошо дается неявное изучение: они слушают носителей языка и подражают им. Но этот тип обучения требует много времени, проведенного с носителями языка. В 2016 году Центр по вопросам билингвизма подготовил внутренний отчет для шотландского правительства об изучении китайского в начальных школах. Было обнаружено, что один час обучения в неделю не приносил каких-либо значимых результатов у пятилетних детей. Но даже дополнительные полчаса с носителями языка помогли детям освоить элементы китайского, которые сложнее даются взрослым, например, тоны.

Простое впитывание

Мы все от рождения лингвисты.

Будучи младенцами, мы можем услышать все 600 согласных и 200 гласных, которые существуют в мировых языках. В течение первого года жизни мозг начинает специализироваться, настраиваясь на звуки, которые мы слышим чаще всего. Малыши уже болтают на родном языке. Даже новорожденные плачут с акцентом, подражая речи, которую они слышали, находясь в утробе матери. Эта специализация также означает избавление от ненужных навыков. Японские дети могут легко различать звуки «л» и «р». Взрослым японцам это дается куда труднее.

Нет сомнений, по словам Сорас, что ранние годы имеют решающее значение для освоения нашего собственного языка. Исследования брошенных или изолированных детей показывают, что если мы не выучили человеческую речь на раннем этапе развития, позже это будет труднее компенсировать.

Но вот сюрприз: это не относится к иностранному языку.

«Важно понять, что возраст связан со многими факторами», — говорит Даниэла Тренкич, психолингвист из Йоркского университета. Жизнь детей полностью отличается от жизни взрослых. Поэтому, когда мы сравниваем языковые навыки детей и взрослых, «мы сравниваем не подобное с подобным».

Она приводит пример семьи, переехавшей в новую страну. Как правило, дети выучивают язык намного быстрее, чем их родители. Но это может быть потому, что они постоянно слышат его в школе, а их родители могут работать в одиночку. У детей также может быть большее чувство неотложности, поскольку освоение языка имеет решающее значение для их социального выживания: завести друзей, быть принятым, влиться в общество. Их родители, с другой стороны, чаще общаются с людьми, которые их понимают, то есть с такими же иммигрантами. «Создание эмоциональной связи улучшает изучение языка, на мой взгляд», — говорит Тренкич.

Конечно, взрослые могут создать эту эмоциональную связь, и не только при помощи любви или дружбы с носителем языка. В исследовании 2013 года, где изучались взрослые британцы, только начавшие изучать итальянский язык, было обнаружено, что тем, у кого были проблемы, помогало сближение с другими учениками и учителем.

«Если вы находите единомышленников, то более вероятно, что вы преуспеете в изучении языка и будете настойчивы, — говорит Треник. — И это действительно ключевое. Чтобы выучить язык, нужны годы. Когда нет социальной мотивации, это трудно выдержать». Ранее в этом же году исследование в Массачусетском технологическом институте, основанное на онлайн-опросе почти 670 тысяч человек, показало: чтобы выучить грамматику на уровне носителя языка лучше всего начинать изучение в возрасте примерно 10 лет, после чего эта способность снижается.

Тем не менее, исследование также показало, что с течением времени мы можем продолжать улучшать знания языков, включая наши собственные. Например, мы полностью овладеваем грамматикой родного языка только примерно к 30 годам. Другое онлайн-исследование показало, что даже носители языка узнают примерно одно новое слово в день на своем родном языке до среднего возраста.

Тренкич указывает, что в исследовании MIT анализируется нечто чрезвычайно специфическое — способность носителей языка пройти экзамен на грамматическую точность. Для среднего студента, возможно, это не так значимо.

«Люди иногда спрашивают, какое самое большое преимущество от знания иностранных языков? Буду ли я больше зарабатывать? Буду ли я умнее? Здоровее? Но на самом деле самое большое преимущество знания иностранных языков — это общение с большим количеством людей», — говорит она.

Сама Тренкич из Сербии. Она стала свободно говорить по-английски после 20 лет, когда переехала в Великобританию. Она говорит, что по-прежнему делает грамматические ошибки, особенно когда устала или напряжена. «Тем не менее, несмотря на все это — и это очень важно — я могу делать потрясающие вещи на английском языке. Я могу наслаждаться величайшими литературными произведениями, я могу создавать содержательные и ясные тексты, которые можно публиковать».

Показательно, что викторина MIT классифицировала ее как носителя английского языка.

В испанском детском саду, где учителя поют «Cumpleanos feliz», а в книжном уголке есть «Груффало» на иврите, сама директор, оказывается, поздо начала изучать английский. Кармен Рамперсад выросла в Румынии и по-настоящему овладела английским языком, когда переехала за границу после 20 лет. Ее дети впитывали испанский язык в детском саду.

Но, возможно, самый авантюрный лингвист — это ее муж. Родившийся в Тринидаде, он изучал румынский в ее семье, которая живет недалеко от границы с Молдовой.

«Его румынский потрясающий, — говорит она. — Он говорит с молдавским акцентом. И это уморительно».

Источник

Понравилась статья? Подписывайтесь на канал «Идеономики» в Яндекс.Дзене

Свежие материалы